ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Фитнес-клуб "ЭНИГМА СУРА". Пенза

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Поэтический сборник «ЭТВАС». Тридесятый километр

Антон ШУМИЛИН

 

 12

 

***

 

Поскользнувшись на красной волне, провалиться под мёд,
Где из ран вырастают цветы насекомой вины,
За гноящийся мир, за Иуду, за ноль и за гнёт,
Где молочный поток до мостов потаённой страны

И посадочный шлюз на крыло векового Орла,
Что парит над воротами сердца, рождённого жечь
Белый хворост судьбы до последнего липкого тла,
Лишь бы вечное жерло борьбы не работало в желчь.

Над берёзами, мраморным блеском рельефов и львов
Щедро встретит Земля, опоённая космосом слов,
Удивлённая близкой и бренной реальностью снов.
Мы дойдём до Земли. Первый раз нам уже повезло –
Породнить свою кровь, до конца обожая, без «но».

 

 

Оно

 

Заросли белой березью реки, поля, полигоны,
Заросли белым инеем белые бредни берёз,
И по бункерам спят молчаливые махаоны,
Малахитно-тигровыми крыльями грея вопрос,
Заключённый в обратную сторону метаморфоз.

А под сдавленным заревом грязного городомора
Расшивается буквой закона всеобщий кафтан
Обращённого внутрь идей воскового террора,
Что распродан как дар и в немых ощущениях дан.
Отовсюду бездарно сочится сухая вода…

Этот край благодушно заранее высушил вёсла…
Но хрустит под ногами живой, неприлизанный лёд –
По обратную сторону суть не до мозга промёрзла,
Махаоны и мы прозреваем дорогу на взлёт.
Ты во мне говоришь. И я знаю – Оно не уйдёт.

 

 

Колпак

 

Из проломов разбитых шахмат, утопающих в чреве лужи,
Бестелесный и безупречный, гармоничный струится пат.
Кто не ел шоколадных пешек и коней на обед и ужин,
Но при этом и сам не съеден – злой мятежник и психопат,

И лелеет в зрачках колодцев связки новых стальных волокон,
Заполняя прозрачной честью ледяные бокалы душ,
Отзвеневшие под фанфары из разбитых птицами окон,
Озверевшие под слепую и едва солёную глушь...

Колпаком из змеиной кожи – мозаичной и переспелой,
Как раздавленный мозг янтарный в грязно-мраморном тупике –
Накрываю небесный глобус пустоты исподлобно-белой,
Чтобы дольше, забыв о страхе, ты спала на моей руке…

 

 

Мы будем летать

 

В сиренево-мраморных перьях осеннего облака,
Дрожа золотыми ресницами снежного пуха,
Закат, словно пёс, тишиной своей вылакал колокол
И звон проглотил в невесомое синее ухо.

А наша судьба ограничена узкими рамками,
И синее ухо не слышит глашатаев воли,
Душа перманентно сочится кровавыми ранками
И рвётся за рамки, сжимаясь и корчась от боли…

Полёт – антипод расползанья по замкнутой плоскости,
Свобода делиться полуденным запахом сосен,
Возможность не видеть в любимых глазах озлобленья
и жёсткости…
Мы будем летать! Революция рядом. И осень…

 

 

Осенью

 

Осенью дрожа, палая листва дремлет под водой.
Тянутся вокруг толпы грязных рук спать на водопой.
Тянется вокруг мерный цикл сна длинной бородой,
Изредка входя с шелестом волос в пьяный мордобой.

Осенью дрожа, палая листва умирает в слизь.
Острые штрихи веток бытия собраны тобой
В атомный костёр наших белых чувств.
Ад и рай слились.
Мы проснулись.
Пой!

 

 

Смысл

 

Плавно, точно первый житель Вавилона,
Остывает блюдо из сухого мрака –  
Ложь-тоска саванна, в пух переслонёна.
Потребитель будет. Всё здесь будет так, а

Синий колокольчик любит быль и поле.
Золотая небыль –
меч, что миром вышит.
Солнце любит скрежет обнажённой воли,
Я люблю тот смысл, что с глазами неба
Белым сонным утром мне на ухо дышит.

 

 

***

 

Косарь кому-то должен. Кому – косарь не знает,
Он падает из бочки смолистого настоя
Сентябрьских закатов с прозрачным самогоном.
Душа не просыхает, верблюды пролезают
В ушко собачьей будки. А время непростое
Себе желает жертву, прикинувшись драконом.

Косарь, зачем – не зная, тревожно спит и видит,
Как весело проснётся и выкосит полцарства,
Засадит всё цветами и райскими садами,
И сны его смешные наполнены наитий
Космической свободой, как зеленеет завязь,
Как я смотрю на вечность, твоих волос касаясь...

 

 

***

 

Ни мира, ни войны. Ни слёз, ни смеха.
Октябрь весь фарфоровый и хрупкий
В руках твоих пригрелся и молчит.
А в голове сгорает микрочип,
Ты напряжённо поджимаешь губки,
И шелест их подхватывает эхо.

Отпущен грех, натянуты поводья,
И над землёй борьбы алеет знамя.
Фарфоробитной раной ножевой
Октябрь твой испорчен, но живой,
И фрау Майнхоф впредь навеки с нами
Идёт прямой дорогой в Беловодье.

 

 

***

 

Завернувшись в шинель-безрукавку,
Точно в кокон, набухший до срока,
С междустрочьями впитывать Кафку
Воспалённым сознаньем морлока.

И смотреть, как на будущем небе
Расцветают алмазные грозы…

Энтомолог – святое отродье –
В чистом поле посеял булавку…
Нам с тобой открывать Беловодье,
Завернувшись в шинель-безрукавку.

 

 

***

 

Ты дышишь сквозь музыку Баха.
Кричу, придвигаясь поближе:

«Рассвета грядёт черепаха,
Умы от кошмаров оближет,
Удушливо-серому игу
Меняться на рай помогая».

А ты улыбаешься в книгу,
Нордическая и нагая.

 

 

***

 

Еду лесом времени, на реке
Будущих открытий играет след.
Хочется доставить тебе букет
Из нанороботов
и ракет,

Страху и упрёку заклеить рот,
За руки держаться, лететь вперёд,
Бросив под ноги, как в кофе лёд,
Мир, в котором никто
не умрёт.

 

 

***

 

Мы играем в кубики Рубика,
Постигая ключ от пространства.
А могли бы дыркой от бублика
По старинке чтить постоянство.

Гнать за красноглазыми мухами
Внутрь по закоулкам арбуза
Начинали, в ужасы бухая,
Продолжали кровными узами,

Широтою нежного полюса,
Долготой пролива горений.
А могли бы в грудь мегаполиса
Лечь крестом любых изменений,

Пообтачиваться мрачными браками,
Не артачиться и в ад топать гномами.
Вы играйте со знакомыми знаками,
Поиграем мы с незнакомыми.

 

 

Мысли

 

Мысли вздрагивают от прикосновений
Друг к другу, слов к делу, языка к колоколу,
В пузырях желтощёких всплывает безликий гений
На поверхность, где воют волком и тащат волоком,
Где лежат России, Норвегии и Кении
С недобытым смыслом и переменным толком,

Где в рулонах слипшихся облаков жнётся
Урожай белоснежных глыб, звёзд, иголок...
Где должен бесценный опыт со дна векового колодца
Питься катастрофически жадно, базарно, голо, как
Наливное яблоко хочет ёжиком уколоться
И книги тирана мечтают попадать с полок.

В голубых глазах пульсирует веющее
Соком лесной прохлады и жаром солнечной лени,
Дающее силы не бредить вещью, близкое, вещее,
Когда ты вздрагиваешь от прикосновений,
Просыпаешься, дышишь радугой или споришь резче...
В пузырях желтощёких всплывает безликий гений.

 

 

***

 

Кто способен, тот и должен страдать,
Наблюдая за чумой мировой:
По уродливым ума кружевам
Пробирается Ничто в Никуда –
Благо вакуум смогли прожевать,
Благо родина струбила отбой.

А на небе мятный блеск облаков
И протянутые нити добра,
Где вишнёвой кровью смазан рукав,
Где полынью не дышать далеко,
И с тобою нас уносит река
Вольной Щуки и святого Бобра.

 

 

В рукавах ленивого ветра

 

Зачерпнув дырявой калошей
Из-под лодки гнилой воды,
Не зачать идеальный шторм,
Как бы этого ни хотелось.
И как будто ведут следы
В длинный мир, смешной и хороший:
Притвориться большим котом
И смотреть на бледную Эос.

И как будто не стоит ни свечек,
Ни изломанного гроша
Сад, сокрытый под потолком
Всепрощений и упрощений.
Только муторная душа –
Сокровеньненький человечек –
Непроглатываемый ком
Принимает за угощение.

Зачерпнув горячей кастрюлей
Из-под звёзд кусок пустоты,
Не родить вселенной иной,
Как бы этого ни хотелось.
И как будто глаза святых,
Превращённые в адский улей,
Синим светом жужжат за спиной,
Отгоняя бледную Эос.

У захватчиков – вошь под кожей
Копошится за фронт и тыл.
Мы же просто идём ко дну,
Продолжая сомненья множить,
Содрогаться от красоты,
Делать большее из возможного
И друг другу смотреть в глубину,
Не минуя поверхности кожи…

В рукавах ленивого ветра
Перекатываются облака,
Словно сыр неозвученных тайн
В нежно-тающем масле тревоги.
Упирается жизнь в бока
Тридесятого километра,
Каждый корень ведёт к цветам,
Каждый Рим пускает дороги.

 

 

Поэтический сборник «ЭТВАС»:

1. Окрылённый голем.

2. Код.

3. Там, за горою.

4. Тупики.

5. Шесток.

6. Масленица.

7. Невидимые двери.

8. Огоньки.

9. О Дне Родины.

10. Обнажение.

11. Атлантида Запретных Зон.

12. Тридесятый километр.

 

 

Другие публикации Антона Шумилина

 

Об авторе - Антоне Шумилине

Просмотров: 976

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Описание: Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Автор граффити - Блот
  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Фитнес-клуб Энигма Сура
  • Описание: Фитнес-клуб Энигма Сура

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.