ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Великий сын России. Продолжение

Николай ЧЕТВЕРТКОВ

 

Популярность Рахманинова в Америке росла. Его приглашали с концертами в разные города. За сезон, по его словам, он «был в пути сорок дней и сорок ночей». А это постоянная сутолока на вокзалах, ночевки в разных гостиницах или в вагонах. Нарастала усталость. Начинали лопаться сосуды на пальцах, образовывались кровоподтёки, которые он скрывал ото всех.

Апогеем сезона стал концерт в Чикаго. В его программе – «Остров мертвых», этюды-картины, Третий концерт. Когда отзвучал финальный аккорд, весь зал поднялся в едином порыве. Все оставались стоять даже после того, как Рахманинов вывел к рампе дирижера Стона.

«Никогда в жизни, – писал рецензент чикагской газеты,– я не видел такого восторга ни в симфоническом, ни в камерном концерте, ни в опере. И никогда, по моему глубокому убеждению, успех не был таким заслуженным. За непреходящую красоту музыки, которую он внес в духовные богатства мира, радость всегда будет жить в нашей благодарной памяти».

В Америке Рахманинов так уставал, что каждое лето уезжал на отдых в Европу. На даче под Парижем в Клерфонтэн, проживая в тесовом домике, Сергей Васильевич чувствовал «дуновение былого приволья», а вечерняя прохлада, как в Ивановке, пахла «дымком» от полевого костра. Здесь у Рахманинова подолгу гостила чета английского теоретика-музыковеда Альфреда Свана. В Клерфонтэне впервые прозвучал посвященный Рахманинову Второй концерт Метнера, жившего по-соседству. Сюда неожиданно приехал В.И. Немирович-Данченко для согласования проекта постановки «Пиковой дамы», а следом – выдающийся русский актер Михаил Чехов. В этом тихом местечке был написан музыкальный адрес к 60-летию А.К. Глазунова – товарища по консерватории. А в конце августа 1928 года «по настоянию жены Рахманинов согласился поехать на две недели в Швейцарию ради отдыха, чтобы только дышать, гулять и любоваться видами».

По дороге в Швейцарию к композитору вернулись раздумья о постройке «своего гнезда». Выехав из Люцерна, Сергей Васильевич глянул на озеро и остановил машину. «Ты помнишь это место?» – спросил он жену. Это была увенчанная деревьями скала, нависшая над тихой водой. Они много раз любовались ею во время медового месяца, почти тридцать лет назад. А через два дня Сергей Васильевич сказал Наталье Александровне, что он купил эту скалу и хочет на ней строить свой дом.

Строительство дома требовало больших финансовых затрат. Из-за начавшегося экономического кризиса в Америке посещаемость театральных залов сократилась. В Англии Рахманинов дал концерт в Лондонском Альберт-холле. Об исполнении Рахманиновым сонаты Шопена один английский рецензент писал: «Логика этой вещи была неотразимой, план – непоколебимый, интерпретация – повелительной. Нам не оставалось ничего другого, как благодарить звезды, что мы живем на свете, когда жил Рахманинов, и слышали его во всей мощи его божественного гения, воссоздавшего наново этот шедевр».

После гастрольных поездок в конце марта 1932 года Рахманиновы прибыли в Швейцарию. Вместе с архитектором Сергей Васильевич разработал проект своего дома, которому дали название «Сенар» (что расшифровывалось, как «Сергей и Наталья Рахманиновы»). Летом 1934 года в Сенаре Сергей Васильевич семь недель работал над Рапсодией для фортепиано с оркестром на тему скрипичной пьесы Никколо Паганини. Завершив свою рапсодию, Сергей Васильевич впервые за долгие годы вновь испытал чувство глубокого удовлетворения, какое и в молодости лишь изредка к нему приходило. А уже в конце августа он писал сестре жены, Софии Сатиной, что у него уже «почти сорок концертов в Европе и еще двадцать пять в Америке». И для написания музыкальных произведений нет времени.

Завершив гастрольный сезон в Европе, Сергей Васильевич поехал «в Баден-Баден, чтобы подлечить сердце и ревматизм». Там он увидел, как «по аллеям курортного парка маршировали молодчики в коричневых рубашках». А когда предъявили ему «счет за первые две недели пребывания в санатории», то «отказались принять от него чек из швейцарского банка» только потому, что он русский. Рахманинов сразу же покинул Германию и никогда больше не посещал ее. Именно в эти дни самолеты Муссолини жгли ипритными бомбами поля и соломенные крыши абиссинцев; разгоралось пламя гражданской войны в Испании.

В такой политической обстановке Рахманинов не мог и не хотел оставаться в Европе. И в октябре 1935 года началась его поездка по северо-восточным штатам Америки. В Париж Сергей Васильевич приехал к концу театрального сезона – в апреле 1936 года. В здешних театрах на каждом выступлении его буквально заваливали цветами. В письме другу Сергей Васильевич признавал, что здоровье его «делается дрянным». И торопился в свой Сенар, где любовался природой, ухаживал за цветниками, рыбачил на местном озере. А отдохнувши, работал над Третьей симфонией, которую многие считают вершиной творческого гения Рахманинова, а также редактировал рукописи своих музыкальных произведений, готовя их к изданию.

Выступив в октябре 1936 года на фестивале русской музыки в Ливерпуле, Рахманинов выехал в Америку, где приступил к работе над премьерой Третьей симфонии. Правил голоса, «сидел в ложе, следя за каждым штрихом в оркестре». И вот 6 ноября состоялась премьера. Оркестр был бесподобен, как и его дирижер, Леопольд Стоковский. Отзывы были различными. Можно даже сказать, что американская публика не вполне поняла замысел композитора. В беседе с дружески расположенным к нему американцем Сергей Васильевич говорил: «Вы не можете знать чувств человека, у которого нет дома…, понять бездомную беспризорность нас, пожилых русских людей. Даже воздух в вашей стране не тот. Нет, я не сумею вам этого объяснить… Моя привязанность к России слишком сильна. Если добрые американцы не могут понять, что я чувствую, мне очень жаль. Но мне ясно, что я должен остаться тем, чем я есть».

Приехав по приглашению в Вену, Рахманинов оказался в атмосфере неумолимо надвигающейся войны.. Под окнами отеля, где он остановился, ночью маршировали толпы с факелами, раздавались истерические вопли: «Аншлюс! Аншлюс! Хайль Гитлер!» Композитор не удивился, когда его уведомили, что назначенное исполнение его «Колоколов», как и все намеченные концерты, отменены по причине политических событий. И хотя Рахманинов на три года был связан контрактами в Америке, он вернулся в Лондон, где дирижер Фивейский по просьбе Пушкинского комитета готовил к постановке его оперу «Алеко», в которой Федор Шаляпин хотел сыграть главную роль.

Но 12 апреля 1938 года Шаляпина не стало. Среди сотен венков, покрывавших его могилу, был один со скромной надписью: «Моему другу. С. Рахманинов». А в русской парижской газете он написал: «Шаляпин никогда не умрет. Умереть не может, ибо этот чудо-артист с истинно сказочным дарованием бессмертен…»
Продолжение следует.

 

«Новая социальная газета», №23, 28 июня 2018 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 127

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Выставка обезьян в ТРЦ САНиМАРТ (Пенза, ул. Плеханова, 19)
  • Автор граффити - Блот
  • Концерт Viva Negativa в рок-кафе DominantA
  • Студвесна-2016 в Пензенском государственном университете
  • Описание: Студвесна-2016 в Пензенском государственном университете
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.