ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Великий сын России. Окончание

Николай Четвертков

 

Несмотря на приближающуюся войну, Сергей Васильевич весной 1939 года снова прибыл в Швейцарию, чтобы повидаться с дочерью Татьяной, ее мужем и внучком Сашей. Прибывший в мае в Сенар балетмейстер Михаил Фокин, воспламенился идеей постановки в Лондоне балета «Паганини» на музыку рахманиновской Рапсодии. Балетмейстер взялся за дело с таким рвением, что в какой-то мере заразил им и композитора, еще на родине мечтавшего о музыке для балета. Раздумывая о либретто, Рахманинов писал Фокину: «...Сегодня ночью думал о сюжете, и вот что мне пришло в голову… Не оживить ли легенду о Паганини, продавшего свою душу дьяволу за совершенство в искусстве, а также за женщину?» Балет «Паганини» в Лондоне имел шумный успех. Участвовал С.В. Рахманинов и в традиционном европейском фестивале музыки в Лондоне, в котором выступали европейские эмигранты Артуро Тосканини из Италии, Бруно Вальтер из Германии, Пабло Казальс из Испании. На фестивале Сергей Васильевич играл Первый концерт Бетховена и свою Рапсодию.

Возвращаясь из Лондона, Сергей Васильевич заехал к дочери Татьяне в Париж, купил ей «зимнюю дачу в сорока милях от города». А 23 августа вместе с семьей отправился в последний рейс в Америку.

В Нью-Йорке композитор сразу же начал подготовку своего фестиваля, состоявшего из трех концертов. Впервые за последние 20 лет он поднял свою «магическую палочку», дирижируя Вестминстерским молодежным хором. И под взмахами его дирижерской палочки «как бы заново родились и «Остров мертвых», и Третья симфония, и «Колокола». Композитора глубоко тронуло приветствие от певцов Вестминстерского хора, зачитанного его руководителем доктором Вильямсом: «Одной из величайших радостей, доставшейся нашей молодежи, было петь с Филадельфийским оркестром под Вашей дирижерской палочкой. Вы ведь знаете, что они все влюблены в Вас, как человека. Может быть, это звучит несколько наивно и сентиментально, но они говорят, что Вы самый милый и очаровательный человек в мире… Это относится к Вашей абсолютной искренности и Вашему большому благородству…»

Среди зимы 1940 года Рахманинов прибыл в Сан-Франциско. С большим успехом играл здесь два дня подряд свой Второй концерт в Голливуде с Леопольдом Стоковским. Потом снял дачу в Лонг-Айлэнде, где много читал, занимался цветами, даже пристрастился к лодочному спорту. Читая былину А.К. Толстого «Садко», Сергей Васильевич решил переложить ее на музыку.

Вскоре появились три симфонические пьесы: «День», «Сумерки», «Полночь», которым он дал название «Симфонические танцы». А тем временем, «немецкие моторизованные колонны через Голландию и Бельгию, опрокинув слабый заслон, хлынули на равнины Северной Франции… На пятые сутки пал Париж». А ведь там, думал Рахманинов, осталась дочь Татьяна с внуком, а зять во французской армии. Как помочь им? Если до этого Серей Васильевич не слушал радио, которое, по его мнению, искажало музыку, то теперь он не выключал его, стремясь постоянно получать новости из Европы.

Остаток коротких зимних каникул Рахманинов провел в Филадельфии с превосходным оркестром Юджина Орманди. Но даже для такого ансамбля оказалось непросто за короткий срок овладеть партитурой «Симфонических танцев». После генеральной репетиции композитор поблагодарил оркестрантов за труд и за горячую искренность, вложенную в исполнение его сочинения. На последнем, четвертом концерте в Филадельфии, Юджин Орманди поднял оркестр и сказал Рахманинову: «Они счастливы и горды Вашим посвящением, и поручили мне поблагодарить Вас за доставленную радость».

Летом 1941-го, находясь в Лонг-Айленде, С.В. Рахманинов слушал музыку, которую передавали по радио. И вдруг звуки блюза оборвались, а потом диктор сообщил: «На рассвете моторизированные полчища Гитлера, подкрепленные тучами самолетов, обрушились на Советский Союз». Близкие композитора сразу же поняли, какую тяжесть положила на его душу это новая война. Главной мыслью Рахманинова стала мысль о помощи своей Родине. Он принял решение отдавать сборы с концертов на медицинскую помощь раненым бойцам Красной Армии.

Как ни пытались хитроумные дельцы убедить музыканта направлять собранные средства через американский Красный Крест, Рахманинов передавал их через своего импресарио генеральному консулу СССР в Нью-Йорке. «Это единственный путь, – писал Серей Васильевич, – каким я могу выразить мое сочувствие страданиям народа моей родной земли». А в марте 1942 года при отсылке в Москву закупленного медицинского оборудования, он писал: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в борьбе с врагом. Хочу верить, верю в конечную победу. Сергей Рахманинов».

Он следил за военными событиями на родине. Искренне радовался разгрому немецких полчищ под Москвой. В свою очередь, Москва организовала выставку, посвященную 50-летию музыкальной деятельности С.В. Рахманинова. А его товарищи в Америке чествовали музыканта в связи с его юбилеем. На этом торжестве чувства всех россиян выразил Иосиф Гофман, заявив: «Никогда не было на свете души чище и светлее, чем у Рахманинова. И только поэтому Рахманинов стал великим музыкантом».

В феврале 1943 года, после разгрома немецких войск под Сталинградом, Сергей Васильевич с особым подъемом играл в Чикаго Первый концерт Бетховена и свою Рапсодию. Слушатели устроили ему бурную овацию. Но на следующий день он почувствовал резкую боль в правом боку. Врачи нашли у него небольшой плеврит и посоветовали отдохнуть. Но боль усиливалась. Он уже не мог вставать с постели. В начале марта консилиум врачей вынес вердикт: «Меланома, редкая молниеносная форма рака, уже поразила легкие, кишечник, суставы, даже кровь». Сообщили об этом семье. Наталья Александровна держалась стойко. Не отходила от больного. Читала ему произведения Пушкина, газеты, сообщала новости. А накануне 70-летия – 28 марта в 1 час 30 минут – сердце Рахманинова перестало биться. Похоронили гениального русского пианиста, дирижера и композитора на русском кладбище в тридцати милях от Нью-Йорка.

75 лет прошло с тех скорбных дней. Но Родина не забывает о своем великом сыне. В селе Ивановка Уваровского района Тамбовской области открыт музей С.В. Рахманинова, куда не зарастает народная тропа. На всей территории России в учреждениях культуры, учебных заведениях, по радио и телевидению постоянно звучит музыка Рахманинова. Эта музыка пробуждает в сердцах любовь к Родине, ее природе, культуре, традициям, чувства гордости за героическую историю своего народа.


«Новая социальная газета», №24, 5 июля 2018 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 82

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Автор Денис Коробков
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Автор Юрий Нестеренко. Тур

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.