ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Есть ли будущее у сельской школы?

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

Если и есть, то радужным его никак не назовешь

 

Тема эта, конечно, отнюдь не нова, но на ее актуальность это обстоятельство никак не влияет. Поскольку, несмотря на все разглагольствования, ведущиеся в последние годы, ситуация продолжает неумолимо развиваться по тому самому вектору, который был задан в свое время реформой российского образования. (Нельзя не добавить, что по абсолютно аналогичному сценарию развивается ситуация с реформированием системы российского здравоохранения).

Общеизвестно, что больницы и школы – это те два столпа, на которых держалось, ну, и продолжает еще кое-как держаться российское село. Их закрытие неизбежно ведет к оттоку сельских жителей в города, а в недалекой перспективе – к вымиранию деревень. Приведу некоторые цифры, многим, полагаю, известные, и все же, стоящие того, чтобы озвучить их еще раз.

Итак, в 1995 году в России было 47 тысяч сельских школ. К 2016 году их осталось 24,6 тысяч. За последние три года было ликвидировано (или оптимизировано) еще порядка 2,5 тысяч учебных заведений на селе. Странное дело – понятия «реформирование», «модернизация», «оптимизация» никогда не ассоциировались у меня с ликвидацией или сокращением. Привести в оптимальное состояние, значит, добиться на выходе максимально положительного эффекта. Но всегда ли необходимым условием при этом является сокращение? Очевидно, что нет. И, тем не менее, главной составляющей реформы системы образования у нас стало именно сокращение учебных заведений.

Почему именно это должно было дать положительный эффект – загадка. Конечно, если допустить, что результат, полученный в ходе многолетнего реформирования, и есть именно тот, на который рассчитывали, тогда удивляться нечему. Впрочем, теория заговора – не самая моя любимая тема, поэтому будем исходить из того, что нынешнее состояние системы образования – результат не хитроумной вражеской диверсии, а нашего собственного полнейшего равнодушия и дремучего невежества.

Проблема в том, что процесс реформ набрал обороты и как его остановить, или сменить вектор, похоже, никто толком не знает. Вот и министр образования и науки РФ Ольга Васильева высказывалась за то, чтобы остановить ликвидацию сельских школ, однако, как уже говорилось выше, за последние три года еще две с половиной тысячи школ по России ликвидировали. Впрочем, против ликвидации высказывался и предшественник Васильевой, деятельный реформатор Дмитрий Ливанов…

Если так пойдет и дальше, то недалек тот день, когда в российских селах, вообще, может не остаться школ. А что, собственно, препятствует такому финалу? Если из всех существовавших в России на 1995 год сельских школ на сегодняшний день осталось меньше половины, что мешает в течение ближайших нескольких лет упразднить и оставшиеся? Если бы еще средства, сэкономленные в результате сокращения, направлялись на развитие других сельских школ, такую оптимизацию можно было бы хоть как-то обосновать.

Но ведь оставшиеся школы продолжают влачить нищенское существование! И дело даже не в том, что, как сетует замминистра образования и науки РФ Татьяна Синюгина, подавляющее большинство сельских школ не имеют высокоскоростного интернета, а две тысячи из них не имеют доступа к интернету, вообще. Бог бы с ним, с этим интернетом. Беда в том, что само состояние большинства сельских школ настолько удручающе, что об интернете как-то уже и не вспоминается.

На днях к нам в редакцию пришла жительница Пензы Надежда Викторовна Ш. Она родом из села Пушанино Белинского района. Там же в 1985 году окончила среднюю школу, носящую имя Героя Советского Союза Ивана Пушанина.

Спустя некоторое время после окончания школы, она перебралась в Пензу. Как-то так получилось, что регулярно навещая свою малую родину, Надежде Викторовне ни разу не пришлось за все эти годы побывать в своей родной школе. И вот совсем недавно, приехав в Пушанино, она вдруг вспомнила свою школу, одноклассников, учителей.

«Тридцать три года не была я в своей школе, – рассказывает женщина, – такая, знаете, ностальгия накатила, что решила зайти – посмотреть. Было как-раз воскресенье, вот, думаю, похожу-поброжу одна, никто меня не потревожит. Но, Бог ты мой, лучше бы я этого не делала! То, что я увидела, повергло меня в шок. Хотя я, конечно, прекрасно понимаю, что сельская школа это не первая гимназия. Но когда я увидела эти облупленные, обваливающиеся стены, укрепленные стяжками; вываливающиеся кирпичи; разбитые, выщербленные ступени школьного крыльца; ржавые облупленные перила – мне чуть плохо не стало.

Школу нашу открыли в 1969 году, и, честное слово, у меня такое ощущение, что с тех пор там никакого ремонта не делали. Может, только по мелочи, но я этого не увидела. Зато увидела поломанные, вывороченные бордюры; покрытые ржавчиной, покореженные качели; такая же беседка. И главное, что меня добило – старая, ветхая, непонятного цвета лавочка, почти полностью вросшая в землю.

На этой лавочке мы когда-то сидели с девчонками… И я подумала: ну, неужели нельзя хотя бы просто убрать совсем эту бедную лавочку-старушку, чем она так будет врастать в землю, догнивая под дождем и снегом. А ведь здесь и сегодня ребятишки учатся, пусть немного, по несколько человек в классе, но ведь учатся. И все это они видят каждый день. Неужели они недостойны видеть ничего лучшего?

Центральный вход в школу, как и в годы моей учебы, был закрыт. Мне стало и грустно, и смешно. Почему он всегда был на замке? Открывали его лишь по большим праздникам, а в остальное время мы ходили с заднего крыльца. Как сейчас помню – перед крыльцом всегда стояло большущее корыто с водой, и мы, школьники, мыли там обувь, прежде, чем войти в школу. Сами знаете, сколько грязи в деревне. Мне вдруг подумалось: интересно, а сейчас тоже корыто ставят? Да, вряд ли, все-таки 21 век на дворе. Хотя – кто знает? Судя по тому, что я увидела, не будет ничего удивительного, если окажется, что ставят.

Одним словом, лучше бы не ходила я в школу. Не была столько лет, ну и ладно, она у меня в памяти оставалась прежней, такой, когда я в ней училась. А теперь посмотрела на все это убожество и запустение, и нехорошо мне стало на душе. И понимаю ведь прекрасно, что везде у нас в деревнях так, а успокоиться все-равно не могу. И еще спрашивают, отчего села вымирают. Вот оттого и вымирают, что никому до них дела нет».
Что ж, точнее, пожалуй, и не скажешь. Какое уж тут будущее…


«Новая социальная газета», №18, 24 мая 2018 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 181

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Автор Галина Ашакина. Хроники провинциальной жизни
  • Автор Михаил Мамаев С новым годом!
  • Мастер-класс Михаила Мамаева по созданию мокро-коллоидной фотографии
  • Запуск воздушных фонариков на набережной Суры в День влюблённых
  • Автор граффити - Блот

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.