ПензаТренд

KON

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Ударная волна: Битва за Гонконг

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Решение уйти

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Мать моего сына

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Далёкие близкие

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Охота на ведьм

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

SLIDESHOW CK : No items found.

РЕКЛАМА

На Чембарской сцене

Александр ШИЛИН

 
60 лет назад, 27 марта 1962 года, ревнители Мельпомены впервые отметили Международный день театра

 

Сценическая жизнь в городе Чембаре (ныне – Белинском) к тому времени была, да и остается сейчас, уникальной. Нигде в Пензенской области – на протяжении 110 лет! – творческий коллектив и возведенный для него храм Мельпомены не обрели себя в цельном архитектурно-театральном ансамбле, как здесь. Судите сами…
6 января 1912 года был устроен первый спектакль Чембарского драматического кружка – «явленiе отрадное, ибо въ нашемъ маленькомъ город? н?тъ никакихъ разумныхъ развлеченiй» [1], «очень прiятно вид?ть, когда такое симпатичное д?ло становится на твердую почву» [2].
25 мая 1912 года «посл? молебствiя состоялась <…> торжественная закладка Народнаго дома имени В. Г. Б?линскаго» [3].
История возведения Народного дома монументальна. Как Всенародная память. Однажды мы посвятим ей отдельную публикацию, а пока – о театре.
Художественным руководителем и режиссером-постановщиком в нем был Александр Иванович Храмов (1901–1958) – человек разносторонних интересов и увлечений, известный нам, прежде всего, как основатель Государственного музея-усадьбы В.Г. Белинского и Государственного Лермонтовского музея-заповедника «Тарханы».
Один из его учеников – Василий Петрович Утёнков (1922–2000), 100-летие которого мы могли бы отметить в этом году, оставил воспоминания о народном театре. Любопытные истории, произошедшие «На Чембарской сцене», мы публикуем сегодня в авторском изложении.

Очаг культуры


Еще в 30-е годы на здании ДК красовалась огромная вывеска – «Народный дом». Здесь находилась публичная библиотека, демонстрировались кинофильмы, сначала немые, а с 1936 года – звуковые. Первым прозвучал кинофильм «Чапаев», который вызвал прямо-таки паломничество не только горожан, но и жителей сел и района, приезжавших посмотреть картину целыми обозами.
Любили горожане всех возрастов погулять по вечерам в парке, прилегающем к Дому культуры. Перед Великой Отечественной войной парк был, по тем временам, неплохо освещен. В прилегающем к нему с западной стороны фруктовом саду находились летний ресторан, танцплощадка, качели, спортивные площадки. По центральной аллее парка по вечерам шествовал сплошной поток отдыхающих в лучших своих нарядах.
После войны в первое десятилетие в этом очаге культуры положение, можно сказать, оставалось на прежнем уровне. Но в последующее время количество посетителей стало постепенно снижаться. Причин тому немало. Одна из них – развитие телевидения, видеотехники.
Но наибольший интерес, на мой взгляд, вызывали спектакли драматического кружка. Вот на этом-то виде художественной самодеятельности я попытаюсь остановиться более подробно.

На всю жизнь


Первым спектаклем, который я увидел на сцене Чембарского Дома культуры, был «Сказка о царе Салтане» в постановке Александра Ивановича Храмова, тогдашнего директора музея В.Г. Белинского. На меня, мальчика тех лет, спектакль произвел незабываемое впечатление как красочными декорациями, костюмами, так и игрой самодеятельных артистов. В нем исполнял эпизодическую роль Николай Федорович Крестин, бухгалтер по профессии, мастер комических сцен.
Помню, как он в образе Черномора выводил за собой из морских волн 30 богатырей, нарисованных на фанерном листе. Пацаны с восторгом смотрели на диковинку. Вдруг Черномор сделал резкое движение боевым щитом и как бы оживил следовавших за ним богатырей, чем привел зрителей в изумление.
Вторым спектаклем, увиденным мною на сцене, был «Клад» (автора не помню). Памятным для меня он оказался тем, что в нем участвовал (конечно, в мальчишеском возрасте) Анатолий Иванович Ширганов. Я тогда ему по-хорошему завидовал. И уж, конечно, я тогда не предполагал, что с упомянутыми выше любителями сцены мне доведется совместно работать в самодеятельном драматическом искусстве многие годы. Семена, нечаянно брошенные со сцены в мое мальчишеское сознание, благоприятно проросли впоследствии в увлечение на всю жизнь. И куда бы судьба ни забрасывала меня, это увлечение помогало мне развивать себя и поднимать свою человеческую сущность, ибо любое искусство облагораживает душу.

Любимое место кружковцев


До войны Дом пионеров в Чембаре располагался во втором здании музея Белинского, что на Лермонтовской улице. Это было любимое место ребят. Здесь школьники занимались в таких кружках, как фото, струнных инструментов, авиамодельном и других. Притягивало и то, что в Пионерском парке были оборудованы различные спортивные площадки.
Я занимался в двух кружках: авиамодельном и струнном.
Ходили на занятия со своими инструментами. Увлекались, как мы называли, «шумовым» оркестром, в котором принимал участие А. Ширганов с гармошкой.
Как-то само собой у ребят возникло желание поставить какую-нибудь пьеску. Сами инсценировали рассказ А.П. Чехова «Злоумышленник». Режиссировал наш товарищ В. Попов. Мне досталось играть роль следователя. Премьера состоялась 5 декабря 1937 года на крошечной сцене Дома пионеров. Как нам показалось, спектакль понравился зрителям, ребята дружно аплодировали.
После этого ставили и другие сценки из произведений А.П. Чехова. Помню, выезжали на «гастроли» в Ключи и Лермонтово, где выступали в сельских клубах. Публика нас приняла хорошо.
Дом пионеров мы охотно посещали, когда учились в старших классах средней школы. Как-то прочитали в пионерском журнале пьесу «Робин Гуд» (автора не помню) и загорелись желанием ее поставить. Распределили роли. Мне выпала роль Робин Гуда, А. Ширганову – рыцаря, В. Попову – шерифа и т. д. Стали репетировать. Со временем ребята незаметно определили меня как бы режиссером.
Мы много трудились, чтобы подготовить себе костюмы, для чего использовали все материалы, которые имелись в Доме пионеров. Сделали рыцарские доспехи, мечи, алебарды, щиты, шлемы и т. д. Ставили спектакль на сцене районного Дома культуры. Премьера прошла успешно. Это нас окрылило.
Однажды директор Дома пионеров А. Тувайкин предложил мне вести струнный и драматический кружки. Я согласился. Тогда случалось, что в Доме пионеров без отрыва от учебы старшеклассники средней школы руководили кружками.
После «Робин Гуда» рискнули поставить «Тараса Бульбу» по одноименной повести Н.В. Гоголя. Тогда на помощь нам пришел опытный режиссер А.И. Храмов. Роль Тараса вначале репетировал А. Тувайкин, а мне дали роль Андрия. Но потом режиссер почему-то роль Тараса поручил играть мне, а на Андрия поставили Н. Дробышева. А. Ширганов играл несколько ролей. На массовые сцены набрали десятка два статистов.
Редкий спектакль проходил без какого-либо случая. Произошел он и на премьере «Тараса». Ставили спектакль на сцене Дома культуры. В эпизоде боя с ляхами старый Тарас приказал заманить сына Андрия, что выполнил один казак. Сабли у нас были настоящие, взятые в райвоенкомате. Пистолет у меня был той эпохи, настоящий, но с холостым зарядом. После известных слов: «Я тебя породил, я тебя и убью», я спустил курок пистолета. Прогремел выстрел. Андрий – Дробышев слегка покачнулся и положил руку на грудь. На белой рубашке показалось пятно крови.
Зрители ахнули, сцена оказалась потрясающей. А причина в том, что во время «боя» Дробышев, видимо, выставил указательный палец за эфес клинка и казак его задел острием и по-настоящему ранил. Кровь стекала из пальца на грудь.
Для постановщика спектакля требуется соответствующий уровень подготовки. Я обратился за помощью к нужной литературе, увлекся системой Станиславского, а затем поступил учиться заочно на годичные курсы Всесоюзного Дома народного творчества в Москве на режиссерское отделение. Все это мне помогло в руководстве драмкружком при Доме пионеров.
Следующим нашим спектаклем, который мы также ставили на сцене РДК, стал «Ружье отца» (автора не помню). Здесь также был «бой», который вели пограничники с японскими диверсантами. Были у нас макеты винтовок и револьверов. Но за кулисами в затемненной сцене палили из настоящих охотничьих ружей. Задымили не только сцену, но и зрительный зал. Когда закрыли занавес, некоторые зрители ринулись на сцену, чтобы выяснить, не перебили ли мы друг друга.
В общем, ребята старались не напрасно: в проходившем районном смотре театральной самодеятельности драмкружок Дома пионеров занял второе место, пропустив вперед только драматический коллектив РДК.
Постепенно, подрастая, наши ребята стали приходить в драмкружок Дома культуры.

Жизнь – театр…


В памяти человеческой запечатлеваются не только великие творенья, но и скромные дела, если они предназначены для людей.
Александр Иванович Храмов и Николай Федорович Крестин немало потрудились на театральных подмостках родного города. Они ставили и классические, и современные пьесы. А создать творческий самодеятельный коллектив – задача далеко не из простых.
Эстафету народного искусства они передали молодым. У них учились я, А. Свиридов, А. Ширганов, Д. Волчков, В. Шуваева, М. Шумилина,
Г. Тыщук, Е. Будеркина, В. Бояркина и многие другие, кого долгие годы белинцы видели и видят до сих пор на сцене.
Н.Ф. Крестин был весельчак и юморист не только на сцене, но и в жизни. Однажды они с А.И. Храмовым поехали в Пензу. Шоссейной дороги тогда не было, поэтому сначала кто, как может, добирались до станции Белинская, а дальше поездом до Пензы. Вышло так, что на вокзал они прибыли в момент отправления поезда и буквально на ходу сели в вагон, не успев купить билет в кассе. А тут как на грех пришел контролер.
– Ваши билеты, – обратился он к пассажирам.
Храмов почувствовал себя неловко, стал шарить по карманам. Крестин громко и смачно расхохотался и спросил:
– Александр Иванович, вы что ищете?
– Да вот, билеты куда-то задевал...
– Не ищите их, мы же зайцы! – И еще пуще расхохотался, объяснив ревизору, что с ними приключилось.
Ревизор тоже до слез рассмеялся и, махнув рукой, удалился из вагона, дав понять, дескать, езжайте, бедолаги. Но Александр Иванович так обиделся, что до Пензы не произнес ни слова.
На этом же пути не менее забавный произошел и другой эпизод. Старожилы города, вероятно, еще помнят «Курский вокзал», что при выезде из Волчкова. Обычно там пассажиры садились на попутный транспорт и добирались до ж. д. станции. Тогда директор РДК Н.М. Дубровский ездил с Крестиным по службе тоже в Пензу. В Волчкове в ожидании транспорта собралось немало народу. Подошла грузовая автомашина. Ожидавшие вскарабкались в кузов. Было очень тесно и неудобно. Николай Федорович склонился к уху Дубровского и что-то пролепетал. Тот в знак согласия кивнул головой. А Крестин выпучил глаза, перекосил рот и стал издавать какие-то рыки.
– Что с ним? – спросила Дубровского одна женщина.
Тот ей нарочно громким шепотом, чтобы другие слыхали, ответил:
– Это сумасшедший, я его везу в психбольницу.
Шепчась между собой, пассажиры, в первую очередь женщины, боязливо поглядывая на «психа», быстро перевалились за борт грузовика. В кузове стало свободно...

Энтузиасты


Каждому спектаклю артист отдает много энергии, душевных сил. Но зато, какое удовлетворение испытывает, если его выступление прошло успешно, под дружные аплодисменты зрителей! За долгие годы на чембарской сцене прошло множество спектаклей, концертов, смотров и т. д. И старожилы нашего города, очевидно, еще помнят имена таких самодеятельных артистов, как
О. Гароза, Чичканова, В. Ситникова, М. Брызгалов. А какие сложные спектакли ставились на родной сцене. «Камо Грядеши», «Овод», «Без вины виноватые», «Платон Кречет».
Дом культуры до семидесятых годов плохо отапливался. А во время войны почти не отапливался. Зимой приходилось ставить спектакли в холодном помещении, при керосиновых лампах и свечах, зрителей был полон зал.
Активисты сцены, вернувшись с фронта, домой по ранению, продолжали свое любимое дело. А ведь жилось всем не только холодно, но и голодно.
Преодолеть многочисленные трудности могли только энтузиасты, натуры с высокой духовностью, уверенные в своей силе. Безусловно, при этом необходимо и дарование, природные артистические данные.
Видной фигурой на любительской сцене был Н.Ф. Крестин. Правда, его дородная внешность, неистощимый юмор и каламбуры, доходившие порой до балагурства, иногда «давили» партнеров, он их как бы переигрывал, но этим и достигал яркости и выразительности.
Уже давно признано, что смех одно из ценнейших лекарств человека. Но на сцене он бывает и запланированный и неплановый. Вот какой случай рассказал А.И. Ширганов. Ставили спектакль «Горячее сердце». К назначенному часу все исполнители были готовы, за исключением одного, игравшего Аристарха. Волновались. И вдруг кто-то сказал:
– А он в ресторане сидит с друзьями, пьяный.
Все в ужас пришли. Тот, кто исполнял роль Аристарха, был талантлив, но слаб в отношении спиртного. Билеты проданы, зрители в зале и уже нетерпеливо аплодируют. Заменить срочно некем, все пропало...
– Я могу сыграть, – вдруг раздался голос стоявшего на закрытой сцене дяди Вани, сторожа РДК. – Я знаю все, репетировали при мне.
Все с радостью ухватились за спасительную соломинку. К тому же дядя Ваня с усами и бородой – гримировать почти не надо.
– Оденьте его поскорей, – попросил постановщик спектакля А.И. Храмов и, обратясь к новоиспеченному актеру, предостерег его – Держись поближе к суфлерской будке, я подскажу тебе.
– Я знаю, чего надеть – отмахнулся от помощи дядя Ваня и поднялся в гримировочную комнату.
В суматохе о нем сразу забыли и открыли занавес. Когда подошел выход Аристарха, дядя Ваня в кирзовых сапогах, но во фраке и в цилиндре появился на сцене и сразу направился к суфлерской будке.
– Чего? – переспросил он, – сейчас скажу.
Но недолго дядя Ваня маячил от суфлера до партнера. В зале поднялся неистовый хохот с возгласами: «Дядя Ваня, давай, давай!» А из суфлерской будки протянулись руки, и слышался умоляющий возглас:
– Занавес! Занавес!
А во время постановки «Овода» на исполнителей повалился огромный декоративный щит. Были случаи, когда персонаж начинал текст не из той картины. И все-таки, особенно во время войны, спектакли в какой-то мере согревали людям души, отвлекали их от повседневных забот и трудностей.

«Борис Годунов»


Об этом спектакле хочется сказать несколько особо. И не потому, что в то время (1949 г.) я был директором РДК. Нет! Просто эта сценическая работа заняла важное творческое место в деятельности нашего драмкружка. Режиссером-постановщиком был А.И. Храмов. Показывали одиннадцать картин. Костюмы и декорации осилили сами. Бориса Годунова играл А.П. Свиридов, Н.Ф. Крестин – Варлаама, А.И. Ширганов – Шуйского, автор этих строк – Самозванца и т. д.
Премьера прошла успешно. Однако в то время районная газета «Чембарский колхозник» покритиковала нас за то, что надо показывать современную жизнь, а мы ударились в отжившую эпоху. Но за нас сразу вступилась областная газета «Сталинское знамя», указавшая, что русская классика никогда не стареет.
В то время в области проходил смотр театральной самодеятельности. Мы решили участвовать в нем. Для отбора к нам приехал актер облдрамтеатра В. Муковозов. Он посмотрел «Бориса Годунова» и дал добро на участие в смотре.
В назначенный день приехали в Пензу и разместились в гостинице. Надо было провести репетицию на сцене облдрамтеатра. Но сцена освободилась для нас поздно вечером. Стали репетировать. В полночь наши артисты и статисты стали «клевать носом». Кажется, шла сцена «У фонтана» – объяснение Марины Мнишек и Самозванца. И вдруг раздался непредусмотренный в сцене громкий звон колоколов. Оказывается, дежуривший в звоннице наш человек заснул. Увидев спящего, кто-то его толкнул, чтобы разбудить. А он спросонья вдарил во все колокола.
Театр дал нам свои костюмы для «Бориса Годунова». Они были гораздо эффектнее наших. Спектакль прошел успешно при полном зале (13 марта 1949 года – прим. авт.). После спектакля сразу появился фотограф, который запечатлел нас в костюмах и некоторые мизансцены. В итоге Белинский драмкружок занял второе место в областном смотре.

Окончание в следующем номере.

 

«Новая социальная газета», №7, 7 апреля 2022 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. Куприна/Сборная, 1/2А. Тел./факс.: 56-14-91.

Прочитано 90

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.