ПензаТренд

KON

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 15-02-2020:

Эксперимент «За стеклом»

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 15-02-2020:

Скандал

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 15-02-2020:

Лёд 2

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 15-02-2020:

Соник в кино

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 15-02-2020:

Джентльмены

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

SLIDESHOW CK : No items found.

РЕКЛАМА

Поэтами не рождаются…

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

Продолжение. Начало №3 (387)

Именно тогда Саша и начал писать стихи.

– Ты знаешь, – говорит Саша, – они как-то сами мне в голову приходить стали. Езжу я, работаю, с клиентами особо не разговариваю, о своем думаю. И вот, как с тобой сейчас, еду… Даже помню, где – возле «Глобуса». Вдруг я соображаю, что про себя читаю стихи. А что за стихи? Я знаю, конечно, стихи, но это были какие-то незнакомые. Я довез клиента, заехал во двор на 8 Марта, достал карандаш, блокнотик, куда прибыль-убыль заносил, и стал записывать. Исписал странички четыре. Потом прочитал – бог ты мой! Стихотворение! Да вполне даже хорошее. Я его раз пять прочитал и так, и этак – настоящее стихотворение! И с тех пор меня, как прорвало. Блокнотик на второй день кончился, я тетрадь толстую купил, ручки. Езжу, а сам стихи сочиняю. Про клиентов даже забывал! Кое-кому, наверное, странным казался, мягко говоря. Пассажира высажу, и давай тетрадные страницы исписывать. И как-то меня отпустило. Тяжесть, будто, спала. И лапа железная перестала сердце давить. Стал я, как в прежние времена, веселым приветливым парнем. С клиентами разговаривать стал, некоторым – вот как тебе – стихи читать пытался. Ну, были, конечно, проколы. Казалось мне, что человек нормальный, хороший. Скажешь ему, что, мол, стихи, вот, пишу. Хотите, почитаю? Некоторые, как на идиота смотрели. Всякое бывало. А тебе, сразу понял, что можно прочитать – наш человек!
– А помнишь, Саш, какое ты мне стихотворение тогда, в первый раз прочел?
– Конечно! Могу и сейчас его прочитать:

Все дороги завалил мокрый снег,
тут нет-нет, да и взгрустнется о лете.
Вот по улице идет человек
и ничто ему не мило на свете

Может, одолели дела,
может, полюбил без ответа,
может, не хватает тепла –
вот и жаль ушедшего лета…

– Точно! Смотри-ка, ты, что же, все стихи свои наизусть помнишь?
– Ну, не все. У меня их уже восемь толстенных тетрадей. Но это помню. Ты знаешь, я как стихи писать начал, совсем другим человеком стал. То есть, не в том смысле, что был плохим, а стал хорошим. Другим. Как это лучше объяснить? Думать стал о том, о чем раньше не думал.
– Ну, например?
– Например, о том, что я не жалею, что судьба моя сложилась именно так, а не иначе. Пройдя через предательство жены, через многие другие передряги, я стал лучше, чем был раньше. Да, все это было тяжело, но, получается, было нужно, чтобы я стал таким, каким я стал. А таким, сегодняшним, я нравлюсь себе гораздо больше. Я часто думаю – ну, вот если бы не перестройка, не развал СССР, допустим, все бы шло, как шло. Сидел бы я инженером в НИИ с окладом в 160 рэ, ну, премии бы иногда получал. Ну, может, досиделся бы до ведущего или замначальника или – даже! – до начальника отдела. А дальше что? Пенсия? Может, конечно, с семьей бы так не получилось. Хотя, с другой стороны, кто знает, как лучше? Прожил бы я всю жизнь с женщиной, не представляя, что она способна на такое предательство. Да и стихи бы я вряд ли начал писать. Когда все ровно и одинаково, стихи не пишутся. Это я уж понял. Конечно, коряво все получилось, и дочку жалко – ведь хорошая девочка росла! Что с ней стало?
– Девяностые многим поломали жизнь, и в прямом и переносном смысле. Время такое было. Это, тоже, наверное, надо иметь в виду.
– В том смысле, что простить? Дочь я давно простил, да и как я мог ее не простить? А жену я просто забыл, выбросил из памяти. Я бы мог ей простить побег с «бизнесменом». Но то, как она после со мной поступила… Есть вещи, которые прощать нельзя.
– Но ведь дочь ты простил?
– Дочь – другое дело. Она была совсем еще ребенком. Не знаю, что напела ей мать, что, вообще, можно напеть, чтобы так поступить с отцом.
– А тебе не хотелось ее найти? Ведь столько лет прошло. Может, она и сама кается.
– Не думаю. Если бы, как ты говоришь, каялась, давно могла бы меня найти. Хоть я и уехал из Терновки, но остался в том же городе, да и знакомых, которые могли бы подсказать мои координаты, немало. А я до сих пор даже не знаю, где они. Да и зачем все это? Я ее простил, пусть она останется в моей памяти, в моей душе той веселой маленькой девочкой. Какой она стала? Не знаю, и лучше, я думаю, не знать. Это не малодушие, просто, все идет так, как должно идти. Если бы могло быть по-иному, было бы. Понимаешь? Значит, именно так было нужно. Все было нужно: и девяностые, и предательство жены, и моя работа в такси, и, вообще, все. Невозможно изменить прошлое. Кто пытается это сделать, нередко лишь ломает настоящее. А я настоящее ломать не хочу. Жизнь идет по определенному графику и мне это нравится. Мне нравится просыпаться и знать, каким будет сегодняшний день. Вернее, знать, что он будет таким же, как вчера. Я очень не люблю неожиданностей, не люблю, когда что-то врывается в мою жизнь и начинает баламутить ее размеренное течение. А сейчас мне неоткуда ждать неожиданностей, а, главное, не от кого. Ну, кроме, конечно, запланированных, но они не нарушают течения моей жизни.
– Это что за «запланированные» такие неожиданности?
– Те, что связаны с работой. Работаю-то я таксистом, если ты забыл, тут неожиданностей хоть отбавляй. Но к ним можно приспособиться – просто надо к ним быть готовым. Хотя, как говорится, и на старуху бывает проруха. Помнишь, был такой певец-эмигрант Вилли Токарев? У него была одна песня, называется «Песенка нью-йоркского таксиста». В ней про то, сколько опасностей и неожиданностей подстерегает таксиста в Нью-Йорке. С начала девяностых все это в полной мере можно отнести и к нашему брату – российскому таксисту. Знаешь, сколько раз меня могли убить? Раз двадцать – точно. А сколько раз грабили, кидали, били, три раза машину угоняли, один раз сожгли. Однажды – летом это было – год, кажется 2012-й или 13-й, работал я ночью. Я, кстати, не понимаю таксистов, которые работают строго только в день, или только в ночь. Я предпочитаю чередовать. Все время в ночь – тяжело, сбивается биологический ритм. Все-таки, человек ночью должен спать. Если работаешь, например, неделю по ночам, шальным становишься. Потому что, ну, сколько ты днем поспишь? То это, то другое, в магазин сходить, еще чего по хозяйству сделать. В итоге спишь часа четыре в лучшем случае, а этого мало. А недосып накапливается. Я раз так на четвертую ночь заснул за рулем и в столб въехал. Хорошо без клиентов был, да и сам легко отделался. После этого по ночам работаю не чаще двух раз в неделю. Большинство по ночам выходят, чтоб заработать побольше. Но я не из-за денег, мне просто интересно. Дороги свободные, люди разные попадаются, с кем-то поговоришь, кому-то стихи почитаешь. Но бывают, как я говорил, накладки. Так вот, той летней ночью 12-го или 13-го года приехал я на заказ к бывшему кинотеатру «Юность» – помнишь, на Карпинского? Там кафе какое-то было, или бар, в общем, шатер стоял. Подъехал я, а время, как сейчас помню, третий час, только-только светать начало. Смотрю, выходят из шатра мужчина с женщиной, оба, понятно, пьяные. Начинают что-то выяснять между собой. Выяснения переходят в крик, мат, а потом мужчина начинает бить свою даму. Ну, я ж джентльмен, выскакиваю, начинаю мужика от женщины оттаскивать. Я в юности борьбой занимался, силенка-то у меня и сейчас есть. А мужик, хотя, и здоровый, но пьяный. Я его отшвырнул, говорю даме, садитесь, мол, поехали, куда вам надо. А она меня не слышит, ревет, как корова, и кавалера своего последними словами кроет. Тут из глубины шатра трое выходят. Крепкие такие ребятишки. И ко мне идут. Я понял, что дело пахнет керосином, а в машине у меня в те годы всегда лежала милицейская дубинка – у меня одноклассник в милиции служил, вот мне и презентовал. Сказал, что при моей работе это абсолютно необходимая вещь. Я к машине подскочил, дубинку схватил, потому что уехать уже не успевал. Они меня окружили, я к машине прижался спиной, дубинкой размахиваю, кому-то заехал. В итоге дубинку у меня вырвали и моей же дубинкой отходили меня так, что мама не горюй. Хорошо, совсем не добили, оставили возле машины лежать. Я в себя пришел, потихоньку в машину заполз, еще с полчасика посидел и поехал домой. Слава богу, обошлось без серьезных повреждений, голову только разбили здорово. Никуда заявлять я, естественно, не стал. Почему естественно? Да потому, что все это пустая трата времени. Сказал в травмпункте на Пионерской, что с лестницы упал. Они мне голову забинтовали и отпустили. Я потом месяц с забинтованной головой работал. Все клиенты спрашивали, что у меня с головой и нормально ли я себя чувствую. В том смысле, все ли у меня с головой в порядке.
Окончание в следующем номере.


«Новая социальная газета», №4, 25 февраля 2021 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. Куприна/Сборная, 1/2А. Тел./факс.: 56-14-91.

Прочитано 37

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.