ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Не дай нам, Бог, сойти с ума

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

Главное, чтобы пандемия коронавируса не переросла в массовый психоз

 

Пока очередной номер газеты готовился к печати, я услышал совершенно поразительную историю. Рассказал ее мой хороший знакомый, которого я знаю, как весьма здравомыслящего, а, главное, порядочного человека, так что, у меня нет никаких оснований сомневаться в правдивости его слов. К тому же, случай этот произошел с его племянницей.
Мой знакомый сам попросил написать об этом случае в газете, выразив надежду, что, может быть, власть и средства массовой информации осознают, наконец, насколько опасно нагнетать страхи и запугивать людей. Собственно, история, как раз, о том, к чему это может привести и привело в данном конкретном случае. Я привожу рассказ моего знакомого буквально дословно, за исключением каких-либо персональных данных участников этой печальной истории.
Наталья (назовем ее так) – современная молодая женщина тридцати с небольшим лет. У нее два высших образования. Интересная, хорошо оплачиваемая работа, двое замечательных детей, любящий муж, материальное положение вполне приличное. Как говорят в народе – живи, да радуйся. Собственно, так все и было до той поры, пока не началась коронавирусная эпопея. И это оказалось пострашнее, чем все экономические кризисы.
Поначалу Наталья (как, вероятно, и большинство людей) отнеслась к сообщениям о росте зараженных скептически. Тем более, что следующей после Китая на очереди оказалась Европа. Ждали, что, вот наступит весна, придет тепло и о вирусе можно будет забыть. Это же предрекали многочисленные «эксперты». Но вместе с весной в Россию пришел коронавирус. Заговорили о пандемии, о введении карантинных мер. Стало немного неуютно. Но все еще надеялись на чудо. Однако в конце марта стало ясно, что никакого чуда не случится.
Вот тут Наталья впервые почувствовала, что с ней творится что-то неладное. Ощущение тревоги (пока еще тревоги) стало ее постоянным спутником. До двух ночи зависала в интернете, читая все, что сообщалось о коронавирусе. Утром не могла заставить себя встать и идти на работу. Но скоро необходимость в этом отпала – их перевели на удаленку. Сначала она даже обрадовалась – не надо рано вставать. Но, просидев неделю дома, почувствовала, что ей стало еще хуже. Она все так же зависала в интернете, в квартире постоянно работал телевизор, откуда беспрерывным потоком хлестала тревога. Тут на удаленку перевели и мужа, а еще через несколько дней школы перешли на дистанционное обучение. Так они оказались дома вчетвером.
Работать Наталья уже не могла чисто физически. Не могла сконцентрироваться ни на чем, кроме коронавируса. Постоянно связывалась со знакомыми из других городов, выясняя, как обстоит ситуация у них, пытаясь узнать правду. Правда была неутешительной. Везде карантины, маски, штрафы, режим самоизоляции, ограничения, закрытые магазины, кафе, пустынные улицы и – неуклонный рост заражений и смертей.  В Пензе, по сравнению с другими регионами, в смысле ограничений все было гораздо лояльнее: никого особо не штрафовали, не отлавливали, люди свободно передвигались по улицам, ходили в магазины. Наталья с мужем и детьми вечерами выходили погулять. При виде безлюдных улиц на Наталью накатывал тошнотворный страх, с которым она ничего не могла сделать. Муж всячески пытался ее успокоить, развлечь: они смотрели кино, играли вместе с детьми, общались по скайпу с родственниками, заказывали любимые Натальины роллы. Но ничего не помогало, а если и отвлекало, то совсем ненадолго.
Она позвонила своему работодателю, объяснила ситуацию, сказала, что работать не может. Работодатель отнесся с пониманием, тем более, что она была весьма ценным сотрудником, сказал, что она может ни о чем не волноваться: место за ней, безусловно, сохранится, зарплату она будет получать, как и прежде. Это принесло некоторое облегчение, но опять-таки ненадолго.
А время шло. Наталья ненавидела маску, которую вынуждена была надевать, заходя в магазин или в общественный транспорт (за руль своей машины она садиться боялась). Выходя из магазина, она с отвращением швыряла маску в урну и всей грудью вдыхала свежий воздух. Самое страшное, никто не знал, даже приблизительно, когда все это закончится. День и ночь надрывно завывали сирены «скорой помощи». Все те же бесчисленные «эксперты» рассуждали, прогнозировали, вели бесконечные споры, из которых нельзя было уяснить для себя ничего. Втайне от мужа Наталья начала принимать успокаивающие таблетки, которые ей порекомендовала подруга. В скором времени она уже не могла без них заснуть. Пугало то, что с каждым днем дозу надо было увеличивать. Но признаться мужу она боялась. А ближе к концу апреля она заболела.
Начала кашлять, температура поднялась до 37,5. Вызвали врача. При виде людей в «скафандрах» с ней едва не случился нервный срыв. У всех четверых взяли мазки и запретили покидать квартиру до того, как станут известны результаты тестов. Сказали, что через три дня. Эти три дня превратились для женщины в ад. Муж серьезно опасался за ее рассудок. Но три кошмарных дня прошли. Результаты тестов у всех четверых оказались отрицательными. И тут Наталья не выдержала – с ней случилась истерика. Муж побежал в аптеку за успокоительными (скорую вызывать не рискнули). Наталья, не глядя, приняла ударную дозу и отключилась на сутки. Очнувшись, она почувствовала себя опустошенной и обреченной. Жутко болела голова, тело было ватным. Ей было стыдно перед детьми, мужем, родителями, которых она напугала до смерти. Но – все проходит. Прошло и это – она выздоровела, правда, от успокоительных таблеток отказаться так и не смогла.
После болезни она изменилась: стала замкнутой, забросила домашние дела, про работу даже не вспоминала. Пару раз звонил ее работодатель, но, слыша по голосу, что она какая-то не такая, еще раз попросил ее ни о чем не волноваться и пожелал скорейшего и полного выздоровления. Примерно тогда к ней заходил поговорить мой знакомый – ее дядя, родной брат ее матери.
К концу мая пандемия пошла на убыль, начали снимать ограничения, люди потихоньку стали возвращаться к привычной жизни. Но Наталья редко выходила из дому, часами просиживая в интернете. В июне муж предложил вместе с детьми съездить в Крым, но она закричала, чтоб он и думать об этом забыл: «Посмотри в интернете, что творится у нас на юге! Ты хочешь, чтобы все мы заразились и умерли??? Здесь пронесло, так ты хочешь туда ехать – заразу собирать??» Лето они просидели дома. Хорошо еще, что у Натальиных родителей домик неподалеку от Пензы. Они уехали туда на все лето, забрав с собой внуков.
На работу Наталья так и не вышла. После очередного звонка работодателя она извинилась и сказала, что хочет уволиться. Тот удивился, но ничего не сказал и позвонил ее мужу, с которым был хорошо знаком. Муж рассказал ему все, как есть. А ближе к концу августа начали усиленно муссироваться слухи о скором пришествии второй – гораздо более тяжелой – волны коронавируса. «Вот видишь, – горько усмехаясь, говорила мужу Наталья, – а ты хотел на юг ехать. Уж лучше дома умереть, будет, хоть, кому похоронить!» Муж уже и не знал, что делать. Он звонил жениному дяде, надеясь, что, может быть, он сможет как-то повлиять на племянницу. Тот заходил пару раз, но разговора так и не получилось. Он рассказывал мне, что за час-полтора, проведенные у племянницы, она заставила его десять раз вымыть руки. «Она и меня заставляет, – шепотом сказал ему муж племянницы, – у меня уже кожа на руках шелушится. А что мне делать? Вот и мою».
Но если бы все ограничилось шелушащейся кожей, это было бы даже не полбеды, а гораздо меньше. Неожиданно ей позвонила близкая подруга и прохрипела в трубку, что у нее COVID, поражение легких пятьдесят процентов, она в больнице. Сказать, что эту новость Наталья приняла болезненно, значит, не сказать ничего. Она как-то вся съежилась, постарела, почти перестала выходить на улицу, и даже пыталась заставить детей и мужа дома носить маски. От постоянного мытья рук кожа на них у нее потрескалась, что доставляло ей жуткие мучения. Она мазала их кремом, а через пять минут опять терла мылом… Через несколько дней еще у трех ее подруг обнаружился COVID, а через неделю тест оказался положительным у ее матери.
Вот мы и подошли к финальной части нашей истории, хотя, быть может, это еще не финал. Недавно моему знакомому позвонила его сестра – мать Натальи – она уже выздоровела, благо, болезнь протекала не слишком тяжело, и, плача, рассказала следующее. Ей позвонила дочь и заявила, что больше так не может. Не может жить в вечном страхе перед заражением, не в силах больше бояться, а потому пойдет без маски по всем людным местам. «Пусть уж лучше я заражусь, по крайней мере, у меня не будет больше этого мерзкого страха! Я устала так жить!» – сказала она матери.
И она, действительно, ушла из дома, ее не было целый день. Вечером она вернулась, закрылась у себя в комнате и сказала, что не будет ни с кем контактировать, потому что, возможно, она заразилась. Прошло уже несколько дней. Из комнаты она выходит только в туалет, еду просит оставлять под дверью. О вакцинации и слышать не хочет, потому что боится ее больше коронавируса. Сколько это будет продолжаться и чем закончится?
«Я прошу тебя, – сказал мне мой знакомый, – пожалуйста, напиши об этом в своей газете. Напиши, что нельзя так запугивать людей. Ведь кто-то, испугавшись, наденет маску, а кто-то, не дай Бог, полезет в петлю».
И я написал.


«Новая социальная газета», №20, 22 октября 2020 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. Куприна/Сборная, 1/2А. Тел./факс.: 56-14-91.

Просмотров: 55

Комментарии (1)  

 
# Семен 30.11.2020 11:03
Добрый день.
Меня зовут Семен Станкевич, я директор компании "Капитал Групп"

Выступаю с предложением к Вашей компании об услугах по поставкам пиломатериала.

Мы производим широкий спектр пиломатериалов:
• Блок хаус, доска пола, имитация бруса, брус, фанера, евровагонка хвоя и осина, мебельный щит.
Контролируем качество продукции на всех этапах производства.

У нас очень строгие нормы производства и хранения продукции.
Работаем с ЕГАИС
Доставка: самовывоз или через транспортные компании.
Объем поставок: от 1 м3

Гарантируем:
• Быструю отгрузку, высокое качество продукции
• Любая форма оплаты.

Если Вам интересно - дайте мне ответ!
в ответ на наше письмо или позвоните по номерам 8 921 348 8387;8 (812) 948 5345
или подайте автоматическую заявку.

Либо пишите на наш E-mail:
Ответим на все вопросы и предложим решение поставленных Вами задачи
в короткий срок и на высоком уровне!

Capital Group
С уважением, директор ООО "Капитал Групп"
Семен Станкевич
8 921 348 8387;8 (812) 948 5345
ВСЁ ИЗ ДЕРЕВА В ОДНОМ МЕСТЕ
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Автор Илья Мурылёв. Дом
  • Автор Михаил Мамаев
  • Пенза, Московская, 69. В наличии и на заказ: школьная форма, платья
  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Портрет

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.