ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

«Настоящий кавказец»

Мария ФЕДОРОВА

 

В очерке «Кавказец», написанном во время второй ссылки (предположительно в 1841 году), М.Ю. Лермонтов создает колоритный образ армейского офицера: «Чуждый утонченностей светской и городской жизни, он полюбил жизнь простую и дикую; не зная истории России и европейской политики, он пристрастился к поэтическим преданиям народа воинственного. Он понял вполне нравы и обычаи горцев, узнал по именам их богатырей, запомнил родословные главных семейств. Знает, какой князь надежный и какой плут; кто с кем в дружбе и между кем и кем есть кровь. Он легонько маракует по-татарски <...> Встретив его, вы тотчас отгадаете, что он настоящий, даже в Воронежской губернии он не снимает кинжала или шашки...».
К тому моменту, когда поэт работал над этим произведением, он уже повидал немало русских офицеров – «настоящих кавказцев», да и сам был неплохо знаком с жизнью горцев и «воспламенился страстью к Кавказу».
Но то, что он писал не о самом себе, очевидно. Прототипом главного персонажа  является более опытный и взрослый человек, которого поэт хорошо знал: «наклонность к обычаям восточным берет над ним перевес <...> Ему большей частью от 30 до 45 лет; лицо у него загорелое и немного рябоватое, если он не штабс-капитан, то уж верно майор. <...>был отправлен туда [на Кавказ] на казенный счет с большими надеждами и маленьким чемоданом. Он еще в Петербурге сшил себе ахалук, достал мохнатую шапку и черкесскую плеть. <...>Приехав в Ставрополь, он дорого заплатил за дрянной кинжал и первые дни, пока не надоело, не снимал его ни днем, ни ночью».
Многое в биографии «настоящего кавказца» совпадает с жизнью родственника поэта Павла Петровича Шан-Гирея. Он был женат на Марии Акимовне, урожденной Хастатовой, племяннице Елизаветы Алексеевны Арсеньевой и двоюродной тетушке Лермонтова.
Первое общение Михаила Юрьевича с семьей Шан-Гиреев произошло в 1818 году, когда он вместе с бабушкой приезжал на Кавказские целебные воды.
В 1825 году семейство Шан-Гиреев перебралось на жительство в Пензенскую губернию. До приобретения собственной усадьбы Апалиха все жили в Тарханах. Мишель подружился с «братцами» Акимом и Алексеем и сестрой Катюшей. Особенно близко сошелся с Акимом.
Нежные отношения связывали его с тетушкой Марией Акимовной, которая давала рано осиротевшему мальчику ту материнскую теплоту, которой ему так не хватало. Это видно из их переписки в тот период, когда Лермонтов учился в Москве.
Что касается дядюшки, то впечатлительный Мишель был очарован его рассказами о военной службе на Кавказе. Павел Петрович, как и «кавказец» из одноименного очерка, до восемнадцати лет «воспитывался в кадетском корпусе и вышел оттуда отличным офицером».
Позднее он был определен в егерский полк и прибыл на Кавказ, когда там уже шла война с горцами: «Вот пошли в экспедицию <...> он думает поймать руками десятка два горцев, ему снятся страшные битвы, реки крови и генеральские эполеты…»
Около десяти лет Павел Петрович служил под командованием известного российского генерала А.П. Ермолова, и, конечно, этот факт очень интересовал юного поэта. Он мог видеть, когда гостил в Апалихе, указ об увольнении из службы Павла Петровича, подписанный прославленным генералом. Документ этот являлся для семьи не просто воспоминанием о былой службе, – он стал основанием для утверждения фамилии в дворянском звании.
Предками Шан-Гиреев были обрусевшие татары, возможно, потомки одного из последних крымских ханов Шахин Гирея. Похожие мотивы находим на страницах очерка «Кавказец»: «Кавказец есть существо полурусское, полуазиатское…».
Отец Павла Петровича Петр Федорович служил в Черниговской губернии коллежским канцеляристом. Дед Федор, будучи священником, после приобретения  небольшого имения в той же Черниговской губернии, подавал прошение в дворянское собрание о внесении его и всего семейства в дворянскую родословную книгу. Но тогда просьба не была удовлетворена.
Собственных земель Павел Петрович не имел, а во время несения службы на Кавказе жил с семьей в родительском имении супруги – Шелкозаводске Кизлярского уезда.
Рассказы офицера-кавказца стали основой для появления в тетрадях юного Лермонтова нескольких произведений на кавказскую тему: «Черкесы», «Каллы», «Измаил-Бей», «Кавказский пленник», «Хаджи-Абрек», «Аул Бастунджи». Юноша наполнил эти произведения чувствами восхищения и сострадания к горному народу:

Горят аулы: нет у них защиты,
Врагом сыны отечества разбиты,
И зарево, как вечный метеор,
Играя в облаках, пугает взор.
Как хищный зверь, в смиренную обитель
Врывается штыками победитель;
Он убивает старцев и детей,
Невинных дев и юных матерей
Ласкает он кровавою рукою...

Прототипом Измаил-Бея был знакомый П.П. Шан-Гирея кабардинский князь Измаил Атажуков, служивший в русской армии и поднимавший восстания в Кабарде. Светский и образованный офицер поддерживал связь с восставшими кабардинскими и ногайскими аулами, скрывал местонахождение кош-селений (временная стоянка в процессе кочевья) внутри расположения русских войск. Позднее был заподозрен в измене, о чем было донесено командованию: «…предписать 16-го егерского полка полковнику Курнатовскому кош сей, похожий не на что другое, как на гнездо хищников, вовсе уничтожить…»

Ты знаешь, верно, что служил
В российском войске Измаил,
Но, образованный, меж нами
Родными бредил он полями,
И всё черкес в нем виден был…

К названному егерскому полку принадлежал и Павел Петрович, уничтожение отрядов Измаила стала первой серьезной операцией в его армейской жизни.
За время службы было много «дел» против горцев, о чем любил поговорить старый воин. Да и его страсть «ко всему черкесскому» не ушла в прошлое. Писатель И.Захарьин (Якунин), гостивший однажды у Шан-Гиреев, вспоминал в 1859 году, что даже через много лет после отставки Павел Петрович одевался по старой привычке в бешмет и черкеску.
Приметив, что «дядюшка» любит приукрасить свои воспоминания, Лермонтов наградил этой чертой «кавказца», немного иронизируя: «Отставной герой позволяет себе прихвастнуть, выдумать небылицу; на Кавказе он скромен – но ведь кто ж ему в России докажет, что лошадь не может проскакать одним духом 200 верст и что никакое ружье не возьмет на 400 сажен в цель?».
Конечно, нельзя сказать с утверждением, что «настоящий кавказец» и П.П. Шан-Гирей – это один человек. Однако совпадений в воспоминаниях современников и тексте очерка больше, чем расхождений, что у М.Ю. Лермонтова не бывает случайным.

 

«Новая социальная газета», №16, 20 августа 2020 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. Куприна/Сборная, 1/2А. Тел./факс.: 56-14-91.

Просмотров: 27

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Концерт Viva Negativa в рок-кафе DominantA
  • 350 лет Пензе! Концерт Маликова и Пенкина
  • Автор Эдуард Тевосов. Цвет блюза
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Автор Эдуард Тевосов. Восточная мадонна

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.