ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Памятная книга тарханского крестьянина Ивана Кузнецова

Светлана АЗОВА

 

Мы привыкли к мемуарам и дневникам писателей, художников, музыкантов, ученых, представителей дворянства, чиновничества… А вот крестьянское сословие, самое обширное из всего населения России, было и самым молчаливым. Конечно, не все владели грамотой, да и сам уклад жизни мало располагал к ведению дневников. Тем не менее, в коллекции музея «Тарханы» хранится такой уникальный экспонат – памятная книга, которую вел тарханский крестьянин Иван Иванович Кузнецов.
Эту реликвию обнаружил в 70-х годах прошлого века старший научный сотрудник музея-заповедника «Тарханы» П.А. Фролов. Книга эта, представляющая собой дневник простой крестьянской семьи, уникальна. На протяжении 90 лет члены этой семьи отмечали важные, по их мнению, события, участниками или свидетелями которых они были. Первая запись относится к 1878 году. Сделал ее сын одного из тех «мужиков», говор которых был так отраден слуху Лермонтова. Затем И.И. Кузнецов время от времени обращался к своей книге. После его кончины записи продолжал его сын Яков… Записи продолжались до 1968 года, до кончины второго летописца. После него «Памятная книга» перешла к его старшему сыну Петру Яковлевичу. Но он постоянно в родительском доме не проживал, а приезжал только в отпуска. Хранилась эта замечательная реликвия у его матери Марии Захаровны. Сообщил же мне о «Памятной книге» и привел к Марии Захаровне ее племянник, а мой друг, учитель истории Петр Яковлевич Ульянов.
В 1978 году П.Я. и М.З. Кузнецовы передали дневник через меня в музей «Тарханы».
И.И. Кузнецов не ограничивается личными записями. По событиям, отраженным в его книжке, можно составить представление о жизни в селе Тарханы на протяжении последней трети XIX – начала XX веков. И не только. Он пишет и о том, что происходило в соседних селах. При этом ему удается в нескольких предложениях дать представление о жизни земледельца с его заботами, нуждами и радостями, что свидетельствует о незаурядном литературном даре автора.
Основным направлением в хозяйственной деятельности жителей села являлось, разумеется, земледелие. От урожая зависело благополучие, да и сама жизнь крестьян, поэтому они старались следовать опыту, накопленному предками. Но не всегда следование традициям давало хороший результат. Погодные аномалии влияли на урожай зерновых. Поэтому нужда и голод были частыми гостями в крестьянских семьях.
О создании системы помощи крестьянам в период неурожаев власти России задумались давно, однако решительный шаг сделал Николай I после сильных неурожаев начала 1830-х годов. В 1834 году вышло Положение о запасах для пособия в продовольствии, которым официально формировалась система продовольственного капитала.
С появлением земств в 1864 году заботы о «народном продовольствии» перешли в их ведение. В 1874 году указом Императора допущена замена натуральной системы обеспечения денежной.
Каждая губерния самостоятельно решала, какой вид предпочесть. Порой крестьяне тратили выданные им денежные ссуды не на закупку продовольствия, а на какие-то свои нужды. Хотя расходовать продовольственный капитал на иные надобности строго воспрещалось.
В 1884 году Императором было также указано, что земства должны сотрудничать с губернской администрацией при организации помощи на поражённых неурожаем территориях.
Вот что писал по этому поводу И. Кузнецов: «В 1891-м году был неурожай всех хлебов в губерниях до двадцати, и потерпели много нужды, но благодаря императору, за его милость к нам, много грешным, по его позволению выдавали казенного хлеба па одному пуду на едока в месяц».
На смену неурожайным пришел благополучный 1894 год, и благодарный крестьянин пишет в своем дневнике: «В 1894-м году был урожай хлебов хороший: во-первых, рожь, овес, греча, горох, – одним словом, все хлеба были хорошие: рожь – по 15 тел[ег] и 18 телег с десятины, умолот – 7 мер с телеги, овес – по 18 и 20 телег с десятины, умолот – 1 четверть, по 10 ме[р] с телеги, гречиха – по 10 четвертей с десятины, чечевицы – по 70 пу[дов] и 90 пудов с десятины».
В 1909 году И. Кузнецов отмечает интересное, редкое явление: «Ржаное поле осенью совсем не всходило, ни одного зерна, всходы были вешние, а урожай был хороший – по 15-ть и 17 телег на десятине шестидесятной… Просо среднее, чечевица соломой сильна, такое редко бывает, и зерном среднее, в общем, год хороший».
Зависимость от природы заставляла крестьян тщательнейшим образом изучать окружающий мир, улавливать связь явлений, отмечать мельчайшие подробности необычных явлений. Например, появление в небе «звезды» с длинным хвостом. С давних пор видение в небе этих космических тел связывали с грядущими бедами.
Сведения о кометах появляются уже в древнерусском летописании. Однако названия для комет в языке древней Руси не существовало, поскольку их считали движущимися хвостатыми звездами. Подобного рода явление И. Кузнецов наблюдал неоднократно и делал записи в дневнике: «1881-й год 14-го числа октября были гром и молния, это в октябре редко бывает. В этом же году видно было знамение на небе: в сентябре месяце появилась звезда с хвостом ужасным большим на восходе». Позднее, в 1911 году автор отметит, что «октября с десятого числа появилась звезда с лучом, так называют с хвостом, всходит вместе с зарницей утренней, но не такая яркая».
Значительную роль в жизни русских крестьян играла церковь. Крестьяне жертвовали, подчас, последние сбережения, всем миром собирая средства на возведение храмов. Для этого приглашали архитекторов, каменщиков, художников. Церковь ставили всегда на самом видном месте, как правило, в центре села или на возвышении. Храм служил ориентиром для всех путников в ясные дни и спасением в непогоду – в метель или туман церковный колокол звонил беспрерывно. Набатом гремел он и в дни народных бедствий. Об этом тоже повествует дневник тарханского крестьянина: «1880-й год. 14-го ноября поступил в тарханский приход священник из наровчатского города из села Козловки Евгений Иванович Покровской. 1900-й год. Марта 25-го в тарханскую церковь пожертвован Евангелие Герасимом Потолковым ценностью 175 руб. в благовещение».
Очень подробно Кузнецов описывает события, связанные с отливом и установкой колокола в церкви Михаила Архистратига в Тарханах: «1903-й год сентября 16-го был на отливе колокола в городе Ломове у Привалова, 16-го выпустили медь в форму, 20[-го] числа окончили работу колокола и пробовали звон... Материал из демидовской меди и английского олова … Октября 6[-го] привезли из Ломова, дали подмогу 19 лошадей и людей более 100 человек, встречали с иконами и священником со звоном; первый звон – 7-го числа октября утром, 1-й за[з]вонил священник, колокол висел на козлах. Поднят на колокольн[ю] 2-го числа ноября 1903 года. Когда повешен мастером на колокольню, то первые три удара в колокол я ударил, Иван Кузнецов».
Не обошел вниманием крестьянин еще одно немаловажное дело, связанное с тарханской церковью Михаила Архистратига: «1909-й год июля с 6-го дня – начало работы живописью по стенам церкви, кончили работу в церкви и первая служба – 1-го ноября 1909 г».
Владелицей имения в те годы была М.В. Каткова, внучатая племянница Е.А. Арсеньевой, внучка А.А. Столыпина, которая жила в Петербурге, в Тарханы наведывалась редко. Накануне столетнего юбилея со дня рождения поэта по ее распоряжению на усадьбе были проведены работы по благоустройству, в том числе и ремонт в церкви Михаила Архистратига.
В своей записной книжке Иван Кузнецов старался отражать важные события духовной жизни не только в Тарханах, но и за его пределами: «В 1910-м г. – первая закладка крюковской церкви, в вешнюю Миколу служили молебен на месте постройки церкви, канава и бут были готовы, и началась работа, этим летом сложили по окошки. 1912-й г. – не работа[ли]. В 1913-м году тоже работали, заложили в окош[ки] решетки». Позже он отметит, что с 1914 по 1917 год работы по строительству церкви не проводились в связи с военным временем, а в 1918 году кирпич, приготовленный для строительства, был распродан.
Дополнительные краски в деревенский быт вносило паломничество. Путешествуя по святым местам, паломники приносили многочисленные иконки, крестики, предметы, которым приписывались чудодейственные свойства. В дневнике встречается запись о паломничестве землячки автора в Киев: «1903-й год. Ходила в Киев Анна большая, вышла в четверг на Святой неделе апреля 1903 год[а], пришла через 10-тъ недель весны – июня 15-го в воскресенье 1903 года».
Не чурался И. Кузнецов и технического прогресса: «Мая 5-го 1911-го г. поставлены столбы телефонные от города и Тархан и на Щепотьево. Июня 23-го поставлен аппарат телефонный, и говорили первый раз, 24-го повели на Щепотьево. 1917 год. Февраля 15-го при Тарханах открыта потребительская лавка».
Важным событием в жизни крестьян являлось вступление в брак. Только женатые люди были правомочны на сельских сходах, имели возможность получить в надел землю, завести самостоятельное хозяйство. Семейно-брачные отношения находились в поле зрения всего сельского сообщества и зависели от общественного мнения. Чтобы не ударить в грязь лицом, крестьяне играли свадьбы с большими затратами. Порой семья разорялась, устраивая достойную по меркам села свадьбу.
В дневнике автор приводит сумму расходов на свадьбу сына Павла, состоявшуюся 13 октября 1897 года: «Октября 13 [-го] была свадьба, женил Павла Ивановича Кузнецова, всего израсходовано на вино, харч, полусапожки, шубу – 79 р. 70 1/2 к.». Позже, в 1914 году, сделана запись о свадьбе другого сына – Якова: «Мая 11-го 1914 г. повенчан Яков по приходе со службы, свадьба встала сто рублей (100 р.)».
Насколько велика была эта сумма, можно понять из последующей записи, свидетельствующей о том, что деньги на свадьбу сына Иван брал в банке, а чтобы расплатиться, продал лошадь: «1915 г. августа 10-го продал старую корюху (за 128 ру[б])». Здесь же говорится о погашении еще одного долга: «...За голодный год, покупал хлеб – брал в банке и уплатил (50 ру[б.])».
По русским традициям, повзрослевшие дочери после замужества уходили в семью мужа, а сыновья после женитьбы вместе с женами оставались жить в доме отца. Главными критериями единства нескольких брачных пар в одном хозяйстве, или семействе, являлось наличие общего нераздельного имущества и одного главы, который управлял этим имуществом и вообще всеми делами в хозяйстве. Но, рано или поздно, большие семьи разделялись, сыновья выделялись из хозяйства родителей и начинали жить отдельно. Выделенный сын являлся хозяином нового двора, жил и вел свое хозяйство самостоятельно.
По записям в книге можно судить о том, что Иван Кузнецов, следуя традиции, через несколько лет после свадьбы Павла отделил его от общего хозяйства. Отец перечисляет все, что было дано Павлу при дележке в 1904 году: изба, домашняя скотина, домашняя утварь, одежда, продукты и другие предметы, необходимые для жизни: «Всего при отделе дано Павлу от отца на двести тридцать семь рублей восемьдесят копеек».
Не обошел автор вниманием еще одну сторону жизни – систему образования крестьянских детей.
В 1913 году И.И. Кузнецов сделал запись о строительстве в Тарханах здания под школу, это событие приурочено к 100-летней годовщине со дня рождения М.Ю. Лермонтова, инициатором была М.В. Каткова.
«1913-й год. В Тарханах в октябре – начали закладывать фундамент кирпичной работы, и к последним числам того же месяца эта работа закончена, 1914 г. марта 4-го – начало плотнических работ, 7 [-го] служили молебен на месте училища, 8 [-го] начали работать первые венцы, того же 1914 г. к августу кончили работу по строительству училища и начали учиться ученики».
Последние записи в дневнике И.И. Кузнецова свидетельствуют о том, что автор до конца своих дней проводил время в трудах и заботах, был человеком хозяйственным и практичным. Он рассказывает о том, как в 1919 году ездил в Каменку: «С барского двора с рожью, за одну телегу без лошади, – им[ел]ась барская, – 200 р. за прокат, за простую телегу без лошади, все это во время войны». Сообщает он также, какие цены на основные продукты питания и обихода сложились на тот момент: «Масло скоромное – цена 190 руб. фун[т], яйца – 60 руб. десяток, соль по вольной продаже – 125 р. фунт, капуста – от рубля и до пяти [за] вилок, лапти – 30 и 35 ру[б.] за лапти».
(Царский рубль в переводе на современные деньги был равен 1513 рублей 75 копеек, фунт равен 409,512 г.).
Ну и, конечно, не мог обойти вниманием И. Кузнецов такое важное событие, как смена названия села. Чтобы увековечить память своего земляка, великого русского поэта, жители на общем сходе решают Тарханы переименовать в Лермонтово: «1917-й год. Февраля 12-го в масличное воскресенье составлен приговор о смене села Лермонтовым».
Продолжил вести дневник отца Яков, и делал это на протяжении сорока девяти (!) лет. Первая его запись относится к ноябрю 1919 года: «Новый стиль. 1919-го 12-го ноября 8 ч. веч[ера]. Помер отец Иван Иванович, схоронен 15-го ноября в ограде».
Мир праху его!
Светлана Азова, сотрудник Государственного музея-заповедника «Тарханы»


«Новая социальная газета», №5, 12 марта 2020 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. Куприна/Сборная, 1/2А. Тел./факс.: 56-14-91.

Просмотров: 3475

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Описание: Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Пенза, Московская, 69. В наличии и на заказ: школьная форма, платья
  • enigma sura
  • Описание: Фитнес-клуб Энигма Сура (на базе ДВС)
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Свет сквозь снег

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.