ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Эхо великой войны. Продолжение

Алексей СУЗЮМОВ, Вячеслав КАРПОВ

Действия западных союзников по антигитлеровской коалиции в период 1941–1945 годов

 

Среди русских эмигрантов, самоотверженно боровшихся с оккупантами, была княгиня Тамара Волконская. С момента появления в центральной Франции, где она жила, партизанских отрядов, состоявших из советских бойцов, она стала активно им помогать. Княгиня Волконская лечила и ухаживала за больными и ранеными, вернула в ряды Сопротивления десятки советских и французских бойцов. Среди партизан Тамара Алексеевна Волконская была известна как «Красная княгиня». Вместе с партизанским отрядом она с оружием в руках участвовала в боях за освобождение городов юго-западной Франции. За активное участие в боевых действиях княгине Волконской присвоили воинское звание лейтенанта французских внутренних сил.

В рядах Сопротивления сражались также французские евреи, создавшие боевые отряды по национальному признаку (для них в условиях холокоста – поголовного уничтожения – это был вопрос не только освобождения Франции, но и собственной жизни или смерти). Одним из главных организаторов этого движения была дочь крупного русского композитора-символиста А. Скрябина Ариадна. Она лично руководила одним из отрядов и участвовала в боях. Погибла в 1944 г. на явочной квартире от рук французских милиционеров-коллаборационистов.

Ариадна, оставшаяся без отца, а в 1922 году и без матери, и без средств к существованию, вместе с бабушкой вынужденно уехала из Москвы в Париж, к дяде. Там она пробовала себя в стихосложении, выпустила книгу стихов романтическо-ветхозаветной направленности, получивших очень среднюю оценку. Она отличалась экзальтированностью и необычайной раскованностью. Если она что-нибудь решала, то ее нельзя было переубедить. Выйдя третьим браком за французского еврея, поэта и публициста Д. Кнута, православная христианка Ариадна стала считать себя еврейкой, назвалась Саррой Кнут и дошла в своих убеждениях до гораздо более крайних, чем ее муж, практически экстремистских сионистских позиций.

После оккупации Севера Франции, они оказались в Тулузе на юге страны. Вдвоем начали создавать еврейскую подпольную организацию. Подпольщики добывали оружие и секретную информацию, укрывали еврейских детей, переправляли беженцев через границу в Швейцарию и Испанию, распределяли полученную через Швейцарию помощь от международных еврейских организаций, выпускали газету, совершали диверсии против гитлеровцев и их пособников. Наиболее трудной и опасной задачей была переправка за рубеж детей, чьих родителей депортировали в лагеря. Отряд Ариадны защищал маршруты переправки групп в Испанию, тесно сотрудничая с испанским республиканским подпольем. В памяти друзей, знакомых и современников Скрябина осталась «чрезвычайной», «неистовой», «сумасшедшей Ариадной». Вот такая она была. Но скольких же спасла от верной смерти!

Начиная с 1942 года, в концентрационные лагеря, на принудительные работы во Францию из оккупированных частей СССР и лагерей вывезли не менее 125 тыс. советских граждан. Использовали их на каторжных работах в шахтах и на строительстве военных объектов Атлантического вала – системы долговременных и полевых укреплений вдоль европейского побережья Атлантики от Норвегии и Дании до границы с Испанией. Для такого большого количества пленных на территории Франции построили 39 концентрационных лагерей. Бежавшие военнопленные пополняли отряды партизан – к весне 1944 года на оккупированной территории Франции действовало 35 советских партизанских отрядов.

Одной из легенд французского Сопротивления стал советский военнопленный лейтенант Василий Порик. В плену он участвовал в организации подпольного комитета военнопленных. Установил связь с французским Сопротивлением. Сумел бежать из концлагеря и на свободе создал партизанский отряд, воевавший против оккупантов в северной Франции. В одном из боёв был ранен, схвачен и посажен в тюрьму. Ему удалось совершить дерзкий побег, и он вновь возглавил отряд. За его голову немцы назначили награду в миллион франков. За время активных действий отрядом Порика уничтожено более 800 фашистов, пущено под откос 11 эшелонов, взорваны 2 железнодорожных моста, сожжены 14 автомашин, захвачено большое количество оружия. 22 июля 1944 года в одном из неравных боёв Василий Порик был схвачен и расстрелян. Через 20 лет, в 1964 году, ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

«Союз русских патриотов» во Франции начал действовать 3 октября 1943 года, и в том же месяце был создан Центральный комитет советских военнопленных во Франции, объединявший партизанские и подпольные группы советских граждан. Комитет выпускал газету «Советский патриот» (на русском языке).

В это же время немцы начали формировать «восточные легионы» из военнопленных нерусских национальностей. В частности, были созданы армянские подразделения численностью до 20 тыс. человек. Часть из них сражалась на стороне немцев на Восточном фронте за отделение Армении от СССР. Неблагонадежных оставили во Франции для использования на тыловых работах. Однако их руководители-подпольщики заранее связались с партизанами, и по выходе из мест формирования все перешли на их сторону. На базе армянских отрядов 22 августа 1944 года приказом руководства Движения Сопротивления был создан Первый советский партизанский полк. В этом полку за освобождение Франции сражались представители 37 национальностей. Газета французских коммунистов «Юманите» 4 октября 1944 года так рассказывала об одной из их операций: «Стой! – сказали нескольким тысячам фашистов перед городком Ла Кальмет двести советских воинов, бежавших из плена. Немцы наступали, но подошел армянский отряд под командованием капитана Б.К. Петросяна, с гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Бойцы бросились на танки. Шестеро погибли под гусеницами, но три танка запылали, а три остальных были захвачены. Фашисты не прошли».

Затем на этот полк была возложена по сути полицейская миссия: им было поручено организовать сеть сборных пунктов, на которые свозились советские перемещенные лица и бывшие военнопленные. Оттуда их отправляли в СССР – всего 30 тысяч человек. Их судьба, как и многих других, оказавшихся в подобной ситуации в остальных странах Запада, была незавидной – Сталин считал их всех предателями. После войны Правительство Франции разрешило этому полку выехать на Родину с оружием. Французские знамена и награды были сданы на хранение в Центральный музей Советской Армии, вооружение и имущество переданы советскому командованию, а руководящий состав и офицеры полка, всего 50 человек, получил по 20-25 лет лагерей за то, что, будучи советскими офицерами, они надели при формировании армянского легиона немецкую форму (которую, естественно, тут же сняли, перейдя на сторону партизан. При этом они не участвовали ни в одной оперции на стороне немцев). Процесс, по приказу Берии, проходил в Ереване. Были репрессированы и члены семей – их выселили в Алтайский край.

После смерти Сталина, а потом и расстрела Берии, в 1955 году, к 10-летию Победы, в журнале «Огонек» от имени командира батальона 1-го Советского партизанского полка во Франции Вагана Оганяна было опубликовано открытое письмо «комбатантам» – французским собратьям по оружию. В нем он напомнил (а советскому читателю впервые подробно рассказал) о совместных с французами боевых действиях полка. В советской, полностью подцензурной прессе такая публикация могла состояться только по указанию с очень высокого уровня – она означала начало процесса реабилитации. Из Франции было получено несколько подтверждающих писем. После этого тот же автор написал подробное письмо члену Президиума ЦК КПСС и ближайшему на тот момент соратнику Н.С. Хрущева А.И. Микояну с разъяснением сути дела. Скорее всего, это была хорошо продуманная комбинация, там, наверняка, ждали это письмо, поскольку после выполненной по указанию Микояна «дополнительной проверки материалов дела, было установлено, что следствие в Ереване проводилось (вот сюрприз!) необъективно, с обвинительным уклоном и с грубым нарушением прав обвиняемых». Определением Военной Коллегии Верховного Суда от 30 июля 1955 г. приговор в 25 лет в отношении руководителей полка был отменен. За ним последовала отмена и других приговоров офицерам-армянам.

После освобождения Франции и издания Указа Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи, проживающих на территории Франции, многие русские эмигранты получили советские паспорта. По прибытии на Родину большинство были арестованы (кто расстрелян, кто попал в лагеря, некоторых выпустили). Вспомним, в этой связи, фильм «Восток-Запад» (1999 г.), снятый по мотивам автобиографической книги Нины Кривошеиной «Четыре трети нашей жизни» – он как раз об этом. Родина встретила их, как злая мачеха. А ведь их предупреждали… Не верили! Не могла страна, победившая фашизм, поступить так со своими соотечественниками-патриотами! А советские паспорта получали именно патриоты.

Членов «Союза русских патриотов» (он был переименован в «Союз советских граждан во Франции») французы зимой 1947–1948 гг. выслали в советскую оккупационную зону Германии (вероятно, в дальнейшем их постигла та же лагерная судьба). Вот такая благодарность от освобожденной, в том числе и ими, Франции.

До Берлина наши войска дошли быстрее, чем англо-американские соединения, взяли его в кольцо и в самом конце апреля встретились с союзниками на реке Эльба западнее Берлина. А 1 мая Берлин был практически повержен – над Рейхстагом взвилось Красное знамя (хотя бои внутри здания и в городе продолжались еще несколько дней). Наступление на Берлин «в лоб», предпринятое Г.К. Жуковым, сопровождалось невероятными потерями с нашей стороны, а американцы остановились и решили подождать итогов сражения. И потом вошли в освобожденный Берлин, заняв, вместе с англичанами и французами, отведенные им по ялтинскому соглашению три сектора города. Так возникло разделение на Западный и Восточный Берлин.

Окончательная и безоговорочная капитуляция была подписана немцами поздно вечером 8 мая – в Москве уже наступило 9 мая, поэтому мы празднуем День Победы на один день позже, чем на Западе.
«Красная капелла» – советская разведка и ее помощники в Западной Европе

В Западной Европе действовали советские разведчики-нелегалы, которые создавали вокруг себя группы помощников-антифашистов. Самой известной была «Красная капелла». Впрочем, единого центра под этим названием на самом деле не существовало, это было немецкое обобщенное название всех запеленгованных радиопередатчиков. Разведчики действовавали на всей оккупированной немцами территории Европы, а также в нейтральных странах. Задолго до Второй Мировой войны их начали засылать в Европу, например, под видом коммерсантов из Канады и стран Южной Америки.

Многих накануне войны вызвали в Москву, где они и сгинули. Всё это не поддается никакому пониманию. Но, например, немецкий коммунист и журналист, советский разведчик Рихард Зорге, друг немецкого посла в Токио, отказался возвращаться в Москву, и его было приказано устранить на месте, в Японии. Но не получилось. Он был арестован японцами в октябре 1941 года. В 1961 году вышел на западные экраны французский фильм «Кто Вы, доктор Зорге?» В 1964 году этот фильм посмотрел Н.С. Хрущев. Он был так поражен увиденным, что вскоре (после проверки всех данных) Зорге было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. В 1966 году наше Посольство в Японии установило ему на токийском кладбище скромное надгробие. В 1967 году одному из авторов довелось посетить это место.

Однако «на той стороне» оставались антифашисты, которые искренне хотели помочь и своей, и нашей стране в борьбе с захватчиками. Начиная с 1939 года, после разгрома Сталиным «старой гвардии» нелегалов, которой он не доверял, им в помощь направлялись молодые, часто малоопытные руководители-резиденты, а также радисты.

До сих пор неизвестно, кто почти за три месяца до начала Курской битвы (и за три дня до того, как план наступления подписал Гитлер) передал нашей разведке немецкий план действий на Курской дуге (июль-август 1943 г.) – наша победа в том сражении, как и в Сталинградской битве (июль 1942 – февраль 1943 гг.), решительно повернула ход войны на Победу. Этого человека назвали «Великим Неизвестным». На Западе вышло много книг о тайной войне, в которых его называют «Человек, который выиграл Вторую Мировую войну». Он анонимно поставлял советскому резиденту в Швейцарии сведения, которыми располагало высшее немецкое командование в Берлине. Предупрежденные заранее, наши войска сумели разбить немцев. От потерь, понесенных в ходе Курской битвы, гитлеровцы оправиться не смогли, начался их постепенный откат на запад.

Начиная с конца 1941 года, немцы постепенно выявили большинство радистов (было захвачено 8 раций), а также разведчиков и помогавших им антифашистов. Они смогли прочесть все шифровки – и посланные в Центр с различной информацией, и из Центра – с заданиями, именами, адресами, паролями и явками. Согласно опубликованным воспоминаниям резидента Главного разведуправления Красной армии в Бельгии, а потом во Франции Леопольда Треппера (книга «Большая игра», 1990 г.), около восьмидесяти человек были арестованы во Франции и в Бельгии. Сорок восемь из них погибли (расстреляны, обезглавлены, повешены, умерли под пыткой, покончили жизнь самоубийством или погибли в концлагерях). Выжили только двадцать семь. Из членов «Красной капеллы» в Германии было арестовано примерно сто тридцать антифашистов. Семьдесят пять поплатились жизнью. К 1943 году сети в Голландии, Бельгии и Франции были полностью разгромлены. Кто-то был казнен, кто-то предал, кто-то вынужденно согласился на участие в радиоигре – передаче в Центр дезинформации.

В конце 1942 года польский еврей Треппер, завербованный ГРУ, руководитель французской сети, как и советский офицер и руководитель бельгийской сети Анатолий Гуревич, были арестованы и начали, каждый по-своему, участвовать в немецких радиоиграх, которые те вели с Москвой. Через радиопередатчики «Красной капеллы» немцы пытались внушить СССР, что союзники готовы начать переговоры с Третьим Рейхом о сепаратном мире.

Аналогичная дезинформация передавалась и западным союзникам. В июне 1943 года Трепперу удалось сообщить в Москву о провале возглавляемой им группы, а в сентябре того же года – бежать. До освобождения Франции он скрывался. Его побег вызвал значительное число жертв, много невинных людей, косвенно связанных с ним, были арестованы не столько усилиями гестапо, сколько немецкой и французской полиции.

В январе 1945 года он был доставлен на самолете, кружным путем, в Москву, и попал на Лубянку. Вместе с ним в самолете было еще 11 пассажиров-разведчиков, в том числе, и руководитель разведгруппы в Швейцарии венгерский революционер (но еще и профессиональный картограф) Шандор Рода, через которого и шла в Москву наиболее важная информация из Берлина. Он исчез после посадки самолета в Каире – видимо, лучше других знал, чем кончится этот полет и предпочел избежать встречи с НКВД. Правда, египтяне его все же выдали, он оказался на Лубянке, был обвинен в шпионаже и получил свои 15 лет. Освобожден в 1954 году, выехал в Венгрию, руководил картографической службой страны. Умер в Будапеште в 1981 году.

Треппер пробыл в тюрьме почти 10 лет и был реабилитирован в 1954 году. Когда ему вручили воинскую (эквивалент трудовой) книжку, то, по его словам, эти десять тюремных лет были записаны там как служба в разведке. Умер он в 1982 году в Израиле, куда уехал из своей родной Польши – там начались на государственном уровне гонения на евреев. Позже Треппера назвали «разведчиком всех времен и народов» (4) за то, что, находясь в заключении, он смог вести с немцами «свою игру», разрушившую их планы (5). Первым его «поднял на щит» французский писатель Жиль Перро в своей книге «Красная капелла» (Париж, 1967), написанной, во многом, со слов фантазера-Треппера. Однако было и другое мнение, о чем ниже.

Согласно опубликованным воспоминаниям Треппера, Анатолий Гуревич после ареста сдал свою бельгийскую сеть и стал усердно помогать гитлеровцам в радиоигре. В далеком от реальных событий телесериале «Красная капелла» (2004 г.) так и показано. Современные данные, впрочем, не подтверждают эту версию. Гуревич тоже опубликовал свои воспоминания (книга «Разведка – это не игра. Мемуары советского резидента Кента», 2007 г.). Там он утверждает, что именно он до конца 1941 года обеспечивал и свою, и Треппера радиосвязь с Центром, шифровал донесения и передавал в Москву информацию разведывательного характера «за двоих» (в своей книге Треппер всё приписал себе). Он же по заданию Центра восстанавливал потерянные связи с нелегалами и в Швейцарии, и в Германии, и в Чехословакии, передавал шифры и расписание радиосвязи с Центром, учил шифровальному делу и т. д., за что получил оттуда благодарность. В отличие от Треппера, он сумел отлично легализоваться, стал вхож в аристократические и деловые круги Бельгии, поэтому передаваемая информация военно-политического характера была достаточно ценной. Но ему также удалось узнать и сообщить, что в 1942 году основной удар немецкой армии пойдет не на Москву, а в сторону Волги и Кавказа.

Однажды Треппер, уже нелегально уехавший во Францию, решил навестить Бельгию и сыграть роль «Большого шефа», т.е., якобы, руководителя всей «Красной капеллы». За спиной резидента-Гуревича, в его отсутствие, он вызвал в дом в пригороде Брюсселя, где проживал радист, всю его команду. Дом уже был под наблюдением, и сеть оказалась проваленной, всех арестовало гестапо. Сам Треппер чудом спасся, но потом, все же попав в гестапо, начал сдавать всех подряд.

Гуревич после провала был вынужден перебраться в Марсель. Треппер своими непродуманными действиями раскрыл его нелегальный адрес, и тот был схвачен французской полицией и передан в гестапо. В своей книге Гуревич утверждает, что «на протяжении всего моего нахождения в гестапо я не выдал ни одною подчиненного мне разведчика или моего источника. Ни один из них не был арестован в результате моего предательства». Под конец войны он даже перевербовал руководителя гестаповского спецподразделения, ответственного за ликвидацию «Красной капеллы», Хайнца Паннвица, и вывез его и еще нескольких сотрудников гестапо в Москву. Он обещал Паннвицу любезный прием, считая, что ГРУ, а вместе с ним и советская контрразведка, смогут получить от него много интересных, малодоступных сведений, касающихся работы различных зарубежных разведок и контрразведок. Было вывезено и значительное количество оперативных документов.

Но на аэродроме их встретили сотрудники НКВД и увезли на Лубянку. На многие годы. В 1955 году Гуревич был амнистирован, потом, когда стал «искать справедливости», снова попал в тюрьму, а в 1960 г. был освобожден условно-досрочно, но реабилитирован только в 1991 году. Умер в 2009 году в Петербурге.

Многих героев тайного фронта Родина отправила в лагеря или обрекла на смерть – ведь они были за границей, значит, по мнению Сталина, это были вероятные предатели или двойные агенты, особенно те, кто побывал в лапах гестапо и других спецслужб. Их было легче изолировать, чем выяснять всю подноготную. Ни детектора лжи, ни «сыворотки правды» тогда еще не было, на Лубянке методы дознания сводились к «физическому и психическому воздействию» на заключенных. Перефразируя товарища Сухова из «Белого солнца пустыни», можно сказать: разведка – дело тонкое. Но еще и тёмное – каждый герой выдвигал свою версию событий и по-своему описывал собственную роль в них. Ну и кому из них должно было верить НКВД-КГБ?

Интересное замечание прозвучало не так давно, в июле 2019 года, по телевидению. В передаче о разведчиках, сын семейной пары Михаила и Елизаветы Мукасей, наших нелегалов в США, Европе и Израиле, рассказал, что однажды он спросил родителей, вернувшихся в 1977 году в СССР, почему так знаменит наш разведчик Абель, а они – нет? В ответ прозучало: знаменитыми становятся провалившиеся разведчики. А вот их так и не разоблачили. На родине эта пара занималась, согласно сведениям из Википедии, подготовкой нелегалов, написанием учебных пособий для разведшкол, Михил Мукасей был профессором российской общественной Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. В 2004 году супруги Мукасей издали книгу своих воспоминаний «Зефир и Эльза», в которой написали о работе и жизни за рубежом в течение 30 лет. Но это уже была послевоенная история времен Холодной войны, хотя впервые в США они попали в 1939 году, но в тот раз вполне легально.
Окончание в следующем номере.


«Новая социальная газета», №23, 10 октября 2019 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 3351

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Выставка обезьян в ТРЦ САНиМАРТ (Пенза, ул. Плеханова, 19)
  • enigma sura
  • Описание: Фитнес-клуб Энигма Сура (на базе ДВС)
  • Автор Юрий Нестеренко. Воскресение
  • Контактный зоопарк экзотических животных в Краеведческом музее
  • Выставка Экзотические рыбы в Краеведческом музее

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.