ПензаТренд

KON

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Ударная волна: Битва за Гонконг

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Решение уйти

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Мать моего сына

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Далёкие близкие

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 29-09-2022:

Охота на ведьм

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

SLIDESHOW CK : No items found.

РЕКЛАМА

Нерайо Фарина, спасшийся обонянием. Рассказ

Дмитрий БАРАНОВ

 

Ничто не помешало Иоганну Фарина попасть в высшие круги — ни низкое происхождение, ни отсутствие сколько-нибудь значимого капитала, ни тоска по родине. В один миг итальянский торговец специями превратился в ведущего французского парфюмера.


Теперь уже не надо продавать приправы дурно пахнущей черни: духами Фарина  грезит каждый царедворец. Даже прусский король отправил флакончик, упакованный в коробочку с виньетками, русской императрице. Сменяются поколения, а детища Иогана все так же в моде: ароматы Фарины на себе носят

Александр и Наполеон. Выходит, соперники пахнут одинаково.

Если бы Иоганна спросили, чему он обязан своим восхождением, он бы ответил: «конечно же, я бы ничего не достиг без изобретения кёльнской воды». И он был бы прав, но весьма поверхностно. Знаменитый парфюмер даже не знал, что невероятная чувствительность к запахам ему передалась от далекого предка.

Пращур Иоганна носил имя Нерайо и жил в 16 веке в прибрежной провинции Тосканы — Ливорно. Он был простым рыбаком: катал на своем яле и как бы мимо него проплывали величайшие свершения Ренессанса.

Но именно простой рыбак Нерайо стал первым в роду Фарина обладателем дарования, которое в его время можно было считать дефектом: водопроводы появлялись только в смелых мечтах, а города задыхались от миазмов. В те годы лучше было родиться совсем без носа.

Прекрасный нюх рыбака Фарина скорее вредил ему, чем помогал — из-за него бедняга был от природы брезглив. Чрезмерная чистоплотность и разборчивость в пище Нерайо служили натурой для скабрезностей и анекдотов, которые гуляли среди других рыбаков, торговцев и ремесленников.

Зато Нерайо привечали женщины. В его любви к чистоте они находили для себя что-то родное, а, может быть, даже и аристократический признак, который должен был привлекать представительниц низкого сословия. Фарина обладал огромным числом побед, которые не считал.  Кто знает, появись Нерайо на свет хотя бы в семье лицедеев, если не знати, возможно, именно он бы носил титул главного соблазнителя Италии, а не Джакомо Казанова.

Был и ещё один замечательный случай в жизни Нерайо, в котором обоняние сыграло важную роль. Когда ему шёл сорок первый год, в Ливорно поселилось беспокойство — стали пропадать мужчины. За один месяц нашли одного за другим четырёх утопленников: три рыбака, а также известного на всю провинцию выпивоху.

Среди черни завелись разговоры о нечистой силе. Народ не выходил по вечерам из домов и стал прилежнее посещать мессы к вящей радости местного падре. Хуже всего приходилось рыбакам: их кормило море, которое вызывало всеобщий страх.

Беспокойство множилось и грозило перерасти в панику. Неизвестность компенсировалось избытком суеверий: никому даже в голову не приходили грабители-душегубы. Мистические настроения укрепил Антонио Бернакки.

Оперный певец взял отпускные и приехал отдохнуть в Ливорно. Он и слыхать не слыхивал про утопленников. Поэтому Бернакки по вечерам спокойно прогуливался по морскому берегу и любовался закатами, выше которых ценил лишь Генделя.

В один из таких вечеров Антонио засмотрелся и простоял до того, как солнце нырнуло в морскую гладь. Он обвёл глазами побережье и собирался отправиться в снятую комнату, где его дожидались панцанелла и бутылка вина из Пьемонта. Но тут Бернакки увидел нечто необычное: у самой кромки воды сидела, скрестив руки, обнажённая девушка и смотрела задумчиво вдаль.

Антонио подошел ближе и понял, кто перед ним — прилив мерно поглаживал её огромный, рыбий хвост. Ундина печально улыбнулась ему и разжала руки, открыв белоснежную грудь. Бернакки пожалел, что он певец, а не скульптор.

После Антонио рассказал о встрече на берегу знакомому скрипачу. Через два дня об ундине судачила вся провинция. Естественно, народ решил, что это морская дева обольщает мужчин, а затем утаскивает на морское дно. Бернакки же свидание с морской девой ничем не грозило потому, что тенор пожертвовал детородным органом во благо искусства.

Как ни странно, паника не началась. Оказалось, что неизвестность пугает больше, чем одна ундина. К тому же, в страхе теперь зазвучала эротическая нотка: уж больно притягательной рисовалась его причина. Единственный инцидент, вызванный известием: мясник с рынка, узнав, что мужчин топит «какая-то баба», избил в отместку свою жену. 

Некоторые рыбаки бросили своё занятия. Одни ходили по городу, пытаясь устроиться подмастерьями или лавочниками, другие просиживали целыми днями в пивных. Начали приезжать люди из Гроссето и Пизы для покупки дешёвых лодок.

Но нашлись в Ливорно и те, кто не оставили рыбный промысел: в основном кормильцы многодетных семейств и старики, полагавшиеся на свою половую немощь. Продолжал ходить в море и Нерайо Фарина — им двигало любопытство. Он понимал, что поддаться русалке — верная смерть. Но охотник внутри рыбака толкал

Нерайо взглянуть на дьяволицу хотя бы одним глазком, и он упорно искал с ней встречи.

Как-то вечером Фарина вернулся в город совсем без улова и сразу направился в пивную. За просаленным столом обреталось несколько простолюдинов. В комнате, освещённой свечами, лица были желтее зачитанного Писания. Фарина взял из-за соседнего стола стул и подсел к компании.

— Что с тобой, Нерайо? Сегодня с пустыми сетями? — спросил его самый старший в компании — уже совсем немощный старик. На лице Фарина действительно легко читалось недовольство.

— К черту сети и пустоту. Я её видел!

— Кого ты видел, объясни толком?

— Да её! Ундину! Кого же ещё!?

— Все ты врешь, белоручка! — Закричал рыжеволосый хмельной мужчина лет тридцати. Его звали Руфино. Раньше он тоже занимался рыбной ловлей. — Если бы ты её видел, ты бы сейчас с нами тут не сидел!

— Видел. Святым Петром клянусь.

—  И какая она, красивая? — включился в беседу молоденький подмастерье. Парня равно волновали рассказы, что о русалке, что о куртизанке, что о битой жене мясника — он ещё не познал женщины.

— Как чистый ангел небесный!

— Как же ты устоял? — старик отхлебнул из глиняного стакана.

— От нее пахло рыбой.

 

 

Произведения Дмитрия БАРАНОВА:

Нерайо Фарина, спасшийся обонянием. Рассказ

Рубль. Рассказ

Голые стены. Рассказ

Домой. Рассказ

Тонкие-тонкие стёкла

После детства

 

Об авторе Дмитрии БАРАНОВЕ


 

Прочитано 982

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.