ПензаТренд

KON

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 22-05-2022:

МУЛЬТ в кино. Выпуск №143

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 20-05-2022:

Сияющая звезда

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 20-05-2022:

Ника

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 20-05-2022:

Будь моими глазами

Фильмы в кинотеатрах Пензы на 20-05-2022:

Четыре хороших дня

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

SLIDESHOW CK : No items found.

РЕКЛАМА

Голые стены. Рассказ


Дмитрий БАРАНОВ

 

– Как тебе «Фиеста»?

Саня любил беспорядок, который всегда можно было найти в Таниной комнатушке. Всегда беспорядок и всегда чистый пол – обжито. Он вот уже минуты две искал куда–то запрятавшуюся пачку «Петра» и его взгляд упал на книгу.

– Когда читаю Хемингуэя …, ну или Фицджеральда, Ремарка, мне кажется, что у нас жить очень скучно! – начала Таня, тоже найдя книгу глазами. – Там Париж, Нью–Йорк, Лондон, Лиссабон… Там французы, американцы, испанцы, итальянцы, англичане, и все ссорятся, веселятся, пьют, а мы тут как карантином изолированы.

– Скучно повсюду, – Саня наконец нашарил под одеялом сигареты. – Нам стоит выпить.

Он встал голыми пятками на голый пол и прошлёпал несколько шагов до чёрного пакета. В пакете скрывались две бутылки дешевенького красного полусладкого вина. С бутылками пришлось повозиться: Саня пытался откупорить шариковой ручкой, ключами, вилкой. В конце концов пробки были вдавлены – закачались поплавками во крови Христовой.

Саня и Таня пили вино, полулежа на кровати, засунув ноги под одеяло, курили и стряхивали пепел в черную пепельницу, подымавшуюся и опускавшуюся с дыханием на сашином животе.

– Зачем ты притащил огромную спортивную сумку? – спросила Таня после очередного глотка.

– Скажу попозже.

– Ах ты, – шутливо ударила она его в плечо, – собрался меня напоить!

– Как ты догадалась, – усмехнулся Саня.

Когда осталось по стакану обоим, за окном уже стемнело. Из комнаты было видно, как мошки копошатся в световом конусе фонаря. «Допивай и одевайся, – сказал Саня и сам опустошил стакан глотком. – У меня есть для тебя подарок». Он встал с кровати, отошёл в угол комнаты и вызвал такси. Видя, что Таня выбирает между двумя платьями – персиковым и чёрным в горошек, Саня посоветовал одеться потеплее: утром можно замёрзнуть.

Приехало такси. Ночь окутывала двор тёплой тёмной шалью. Ночь затыкала беззубый рот старушечьей этики и дарила влюблённым интимность. Ночь манила и уговаривала променять на себя светлый день. Таня выпорхнула резво из подъезда – в кроссовках, а не в колодках туфлей, в свитере с воротником и джинсах, и пробежала немного вдоль окон. Она была весела, свобода в движениях приносила удовольствие. Саня вышел вслед за ней слегка задумчивый, с сумкой в руке. Вдохнув ещё остывавшего воздуха, они залезли в такси.

Затем они ехали куда–то долго–долго, а ночь казалась бесконечной, точно она измерялась не во времени, а в пространстве. В салоне играла допотопная заунывная попса, а за окном весело мелькали огни продуктовых магазинов и ларьков.

Сонный усатый таксист остановил в новом строящемся районе на краю города, молча, угрюмо посчитал деньги и укатил. «Нам туда» – указал Саня на еще не до конца возведённую многоэтажку и закинул сумку на плечо. Высотка стояла на отшибе, какую–то её часть окружал забор, но чуть дальше от дороги он заканчивался и начинался просто неогороженный пустырь. Они взяли левее от дома и стали пробираться сквозь исполинские сорняки. Таня представила сторожевого пса и инстинктивно схватила своего спутника за запястье. Саня уже второй раз почувствовал, как его за щиколотку куснула крапива.

Они вышли из бурьяна на строительную площадку возле дома. К счастью внутри охранялось также плохо, как и снаружи: собаки или никогда не водились, либо сбежали. Дальше простиралось пустое, заросшее буйной растительностью пространство, а ещё дальше текла узенькая река. Можно было разглядеть перекинутый через воду деревянный мостик, наверное, шаткий и скрипучий. Саня и Таня посмотрели на высотку, она ответила взглядом сотни пустых окон. На стены, не закрываемые другими домами, как из ковша лился лунный свет.


– Пойдём, а то станет страшно, – улыбнулся Саня и повёл Таню в зияющий проём подъезда. Таня так и не отпускала его запястья.

– На каком этаже будем ночевать? Давай на третьем, – прошептал Саня.

– Хорошо. Давай, – прошептала в ответ Таня. Она ощущала себя участницей заговора, сути которого не понимала.

На третьем этаже были сделаны только перегородки. Они зашли в одну из будущих однокомнатных квартир. Лунный свет проходил в пустое окно и образовывал прямоугольник на полу. Возле стены лежал забытый кем–то шпатель. Саня скинул сумку, расстегнул молнию и достал надувной матрас. Таня смотрела в окно: от сюда открывался тот же вид. Над рекой витал полупрозрачный туман. Воображение рисовало скрывающихся в нём русалок – с длинными мокрыми волосами, печальными красивыми лицами: сидят они там, на травянистом берегу и грустно смотрят на лунную дорожку на еле колеблющейся воде.

– Вот и готово! – крикнул Саня, встал с корточек и кинул надутый матрас на усеянный кусочками кирпича и шпатлёвки пол. Он пытался придать голосу весёлости, видя, что Таня задумалась. Восклицание прозвучало дико в недостроенном доме ночью. Казалось, неосвещённые голые стены должны сдвинуться и придавить врага тишины.

– Я взял с собой одеяла, фонарик, – продолжил Саня, – и ещё фляжку с коньяком на случай, если замёрзнем.

Они кое–как уместились на матрасе, накрылись одеялом и лежали, почти протрезвевшие, молча. Таня грустила или злилась. Саню это злило. Ища разрешения скрытого конфликта, он попытался её поцеловать.

– Зачем ты меня сюда привёз? Что это за подарок? – зло прошептала она, отстраняясь, – здесь темно, грязно и жутко.

– Это тот подарок, который получишь через какое–то время. Но, поверь мне, получишь! Вместе получим, но не сегодня.

Снова замолчали. Где–то вдалеке проехала машина. Саня достал телефон и поставил будильник на пять утра. Таня отвернулась и через какое–то время заснула. Саня чувствовал телом, как замедляется её дыхание. Он заставил дышать себя с нею в такт и скоро тоже заснул.

Саня проснулся от холода раньше звонка будильника – сквозь окно тянуло. Он прошёлся по комнате, смотря на стены: если лунный свет привносил сюда мистицизма и, может быть, романтики на любителя, то свет дня безжалостно сорвал флёр. Странное дело с обоями: вначале возводятся стены, за тем на них клеятся обои. Но от чего–то в сознание стены как бы изначально вырастают с обоями. Ничем не прикрытые перегородки из бурого кирпича ассоциировались с мясом, с которого недавно содрали кожу.

Размышляя, о том, на сколько место свидания невыигрышно, Саня достал флягу и приложился. Таня ещё крепко спала. Её лицо, ныне умиротворённое и даже, кажется, слегка улыбающееся, скоро захватит раздражённость или, может быть, едкая ирония.

Он потряс её за плечо и сказал в ухо: «Танечка, пора уходить – скоро придут рабочие». Она проснулась почти резко. На лице не было насмешки или злобы, только недоумени. Её волосы скомкались, вчерашний макияж не выдерживал критики – Саня порадовался, что тут в ванной ещё не поставили зеркала.

Они вышли из дома, продрались сквозь бурьян и поплелись молча на остановку. Таня обрывала со свитера, привязавшиеся за вчера и сегодня, репьи. Пришлось стоять и ждать первого транспорта. Саня пытался говорить, но разговор не вязался. Подъехал её автобус, и она клюнула Саню в щёку – скорее из чувства неловкости, чем из подлинного желания.


Прошло четыре месяца.

Саня стоял возле подъезда и ждал Таню. Она, как обычно, час прихорашивалась. С неба сыпал мелким поролоном снег. «Интересно, а сталкиваются ли снежинки во время падения» – подумал Саня. Вышла Таня, и они обнялись – на морозе целоваться не хотелось. Ей ужасно шла шапка с пумпоном.

– Помнишь ту историю с подарком. Так вот, для него пришло время, – сказал Саня с загадочной улыбкой.

– Хорошо, только потом пойдем есть роллы, – весело отозвалась Таня.

Они приехали на ту остановку, с которой уезжали когда–то ранним утром. Пока ехали – стемнело. На улицах было безлюдно: холодно, да и район ещё не до конца заселился. Пришлось потратить время, чтобы найти тот самый дом.

И вот, они стояли у него и смотрели на свет люстр, проникавший во двор, минуя пластиковые окна.

– Видишь, вон то окно? – показал пальцем Саня, – когда–то мы были с другой стороны.

За окном сквозь тюль виднелся мужчина. Он прошёл рядом с окном и скрылся в глубине комнаты. Может, сел в кресло перед телевизором.

– Там сейчас живёт какая–то семья, – начал Саня. В его голосе были и грустные и радостные ниточки, – и эта комната стала их домом. Но ещё раньше на одну ночь эта комната была нашим домом. У тебя были отношения до меня. Не исключено, что будет кто–то и после меня. Но не с одним из них у тебя не будет такого дома. Дома, который объединяет нас и всегда есть в наших умах. Я дарю тебе эту мысль. Эта мысль и есть тот самый подарок.

Таня задумчиво смотрела в то самое окно. Снежинки садились ей на лицо и скоропостижно таяли. Саня сжал руками её плечи и повернул к себе – она ему улыбнулась.

– Всё, хватит с нас возвышенной грусти, – улыбнулся Саня в ответ, – сейчас мы поедем есть роллы и греться!

 

 

Произведения Дмитрия БАРАНОВА:

 

Нерайо Фарина, спасшийся обонянием. Рассказ

Рубль. Рассказ

Голые стены. Рассказ

Домой. Рассказ

Тонкие-тонкие стёкла

После детства

 

Об авторе Дмитрии БАРАНОВЕ


Прочитано 2964

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.