ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Гусарская жизнь секунданта Лермонтова

 

Монго – повеса и корнет

 

В 2007 году постановлением Правительства России село Междуречье Никольского района Пензенской области было переименовано в село Столыпино. «Переименовано» – официальная формулировка документа, в прессе, особенно местной, наряду с «переименованием в честь великого реформатора» фигурировало и «возвращение исторического названия».

 

Первое – верно отчасти, вряд ли стали бы возится с переименованием небольшого населенного пункта, кабы не насаждаемый частью чиновничьей «элиты» культ Петра Столыпина.

Второе – тоже верно и тоже отчасти. Село было основано помещиком Селиверстом Столыпиным ок. 1698 года и имело название Архангельское, но по обычаю тех времен иногда добавляли и фамилию владельца – «Архангельское Столыпино тож».

Знаменитый министр-реформатор Петр Аркадьевич Столыпин к «сурскому краю» никакого касательства уже не имел. Только через своего прапрадеда, Алексея Емельяновича, создателя (через винные откупа в нашей губернии) фундамента экономического благополучия рода Столыпиных (см. НСГ №1 (98) от 10 января 2014).

Петр Столыпин являлся родней герою предстоящего очередного юбилея «земли пензенской», поэту Михаилу Юрьевичу Лермонтову, приходясь ему троюродным братом. Именно братом, несмотря на то, что родился первый через двадцать один год после смерти второго.

А вот герой нашей сегодняшней публикации, младший (на два года) товарищ Лермонтова как по службе, так и по внеслужебному времяпровождению, его секундант на двух (в том числе и роковой) дуэлях, приходился обоим дядей. Таковы причуды раскидистых родословных древ.

Алексей Аркадьевич «Монго» Столыпин был старшим сыном сенатора Аркадия Столыпина. По поводу происхождения прозвища «Монго» есть две версии, высказанные в мемуарах современников. Первая – прозвище было дано Лермонтовым, увидевшим на столе у друга-дяди французскую книгу с показавшимся ему забавным названием «Путешествие Монгопарка».

Вторая – по кличке собаки, которая якобы «прибегала постоянно на плац в Царском Селе, где происходило гусарское ученье, лаяла, хватала за хвост лошадь полкового командира Хомутова и иногда даже способствовала тому, что он скоро оканчивал скучное для молодежи ученье».

Дружба Монго с Лермонтовым, по крайней мере, на раннем этапе их отношений не вызывает сомнений. Начиная с юнкерской школы, они почти всегда были рядом.

Оба по окончании школы несколько лет служили в одном и том же лейб-гвардии гусарском полку, проживая на одной квартире и посещая высший петербургский свет. Вместе участвовали в боевых действиях в Чечне и вместе прожили в Пятигорске последние месяцы перед дуэлью, на которой Столыпин был секундантом поэта.

Бытовало, впрочем, и другое мнение. По свидетельству князя П. П. Вяземского (не путать с поэтом П. А. Вяземским), Лермонтов надоедает ему своею навязчивостью, он надоел Столыпину вечным преследованием его; «он прицепился ко льву гостиных и на хвосте его проникает в высший круг».

Учитывая то, что Столыпин по понятиям того времени действительно принадлежал к аристократии и был вхож в «высший свет», а Лермонтов был, что называется «бедным родственником», это имело основание.

Однако, мы, зная гордый и независимый (даже до гипертрофии) характер поэта, такого предположить не можем, зато знаем, что эти качества Лермонтова весьма не располагали к нему и вполне могли являться истинной причиной подобных сплетен.

Вернемся к самому Монго. Лучше всего его охарактеризовал сам Лермонтов в своей поэме, так и озаглавленной «Монго». Поэма носит шуточный характер и вполне может примыкать к корпусу т. н. «юнкерских поэм» Лермонтова, но уже без откровенной скабрезности и нецензурных выражений.

Сюжет – неудачный ночной вояж Монго и автора к балерине Пименовой. А вот и сама харктеристика Монго:

 

Монго – повеса и корнет,
Актрис коварных обожатель,
Был молод сердцем и душой,
Беспечно женским ласкам верил
И на аршин предлинный свой
Людскую честь и совесть мерил.
Породы английской он был –
Флегматик с бурыми усами,
Собак и портер он любил,
Не занимался он чинами,
Ходил немытый целый день,
Носил фуражку набекрень;
Имел он гадкую посадку:
Неловко гнулся наперед
И не тянул ноги он в пятку,
Как должен каждый патриот.

 

Изучение биографии А. А. Столыпина приводит к выводу, что характеристика, данная ему поэтом не только точна, но и практически исчерпывающа, как это будет видно в дальнейшем.

Известия о роли Столыпина в последней дуэли Лермонтова разноречивы. Некоторые говорят о том, что он, как и князь Трубецкой (секундант Мартынова) опоздали к месту из-за ливня, и все произошло без них. Это, видимо, следует из стремления «первых» секундантов – Глебова и Васильчикова выгородить Трубецкого и Столыпина, сведя число привлеченных к ответственности к минимуму.

Другие повествуют мелодраматично – в рассказах звучит даже выкрик Монго «Стреляйте, или я разведу вас». Сие следует уже отнести к области художественных вымыслов. Как бы то ни было, но доподлинно известно негативное отношение Столыпина к этой дуэли, произошедшей, как думалось, «из-за пустяка».

Более того, имеются свидетельства, что не смотря на свое согласие быть секундантом Лермонтова, Столыпин считал виновником (как и очень многие тогда) именно поэта. Об этом свидетельствует и то, что в ходе следствия Столыпин счел возможным давать добрые советы Мартынову.

Вскоре после смерти своего друга-племянника, Монго подал в отставку и отбыл за границу. Не без трудностей, кстати. По преданию, Николай I начертал на его прошении о заграничном паспорте лапидарное «Никогда никуда» (император славился свое афористичностью, многие его высказывания очень четко характеризуют политику правительства, царского, советского, нынешнего в последующие века – вплоть до наших дней; чего стоит только «Россия свободная страна – каждый волен думать, что ему угодно»!)

Помогло вмешательство лейб-медика, уверившего государя в медицинской необходимости отъезда. Там он перевел и напечатал роман своего друга «Герой нашего времени». Художественными достоинствами перевод не обладал, но этого никто и не ожидал.

Другое дело – факт публикации в социалистическом (фурьеристском) журнале и факт внимания к творчеству поэта. На поверку ни того, ни другого не было.

По поводу социалистических идей, якобы попавших в голову гусара, в советское время имелось много спекуляций. В частности по поводу т.н. «Кружка шестнадцати» — оппозиционной группы аристократической молодёжи, которая в 1838—40 гг. регулярно проводила тайные собрания в Санкт-Петербурге.

На самом деле, никаких оснований говорить о том, что на этих собраниях происходило нечто более крамольное, чем чисто аристократическая ругань в адрес жандармов, нет. Так и социалистический характер журнала, опубликовавшего перевод романа Лермонтова. Тут просто совпали интересы – экзотическое произведение «жертвы московского царя» с одной стороны, и, увы, денежные затруднения за границей – с другой.

В любом случае, после этого во всей корреспонденции Алексея Столыпина не находится ни малейшего упоминания о его великом друге-родственнике. Нет вообще свидетельств, чтобы он о нем вспоминал вообще.

К Крымской кампании Алексей Столыпин вернулся на службу. Участвовал в обороне Севастополе, получил за храбрость золотое оружие и чин майора.

Алексей «Монго» Столыпин, по нашему разумению, представляет из себя ярчайший и цельный пример аристократа-гусара первой половины XIX века.

Легкодумного прожигателя жизни и родительского состояния, храброго рубаки, «человека чести», очень симпатичного человека, совершенно равнодушного как к политике, так, увы, и к литературе.

Максим ДЕНИСОВ

 

«Новая социальная газета», №2, 16 января 2014 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»:
г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 3403

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Автор Мария Кабанова. Жизнь в песне
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Максим Ермачков в антикафе Чердак
  • Автор Ксения Пичугина. Хозяин
  • Автор граффити - Блот

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.