ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Реформенное надувательство

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

Никакой системы обращения с отходами у нас не было и нет

 

А что же тогда было? – спросит читатель. Был банальный вывоз мусора на свалки. Но эту примитивную операцию даже подобием системы назвать язык не повернется. Поэтому – что здесь можно реформировать? Когда говорят про реформу систем здравоохранения или образования, то да – там реформаторам было, где разгуляться. А здесь… здесь надо все создавать с нуля, не реформировать, а формировать цивилизованное отношение к обращению с коммунальными отходами. Параллельно формируя четкое представление о том, к чему может привести дальнейшее нецивилизованное отношение.

Но более предпочтительным оказалось запустить реформу, вернее, озвучить ее запуск. Видимо, это и явилось основополагающим моментом – обозначить серьезную озабоченность экологическими проблемами и продемонстрировать готовность их решать. Хотя в данном случае между готовностью и непосредственно решением – дистанция огромного размера. И это обстоятельство, естественно, не могло не сказаться на реализации «реформы».

Выступая на прошедшем недавно Петербургском международном экономическом форуме, зампредседателя Госдумы Ольга Тимофеева озвучила результаты парламентского и общественного контроля в сфере обращения с твердыми бытовыми отходами. «К сожалению, мы опоздали. Запустили реформу «по живому» и сейчас донастраиваем, – заявила она. – Но главное – не останавливаться, двигаться вперед. Проблемы, которые были и сейчас есть, надо честно признавать и работать без профанации».

Кроме того, депутат обратила внимание, что у граждан сформировалось недовольство ходом «мусорной реформы»: «Надо объяснять, что мы делаем и для чего, что строим и насколько это безопасно. Больше всего вопросов возникло по тарифам. Платежи выросли,… но при этом никто не объяснил людям, что изменилось». Но что, вообще, можно объяснить, если не изменилось ничего? Если не считать, конечно, что платежи выросли. Отсюда и недовольство. Я думаю, что прежде, чем взимать с населения дополнительную плату за вывоз и утилизацию ТКО, надо было разработать стратегический план по созданию системы по обращению с отходами, проанализировав, как опыт зарубежных стран, так и отечественные разработки в этом направлении.

Зарубежный опыт мог бы оказаться для нас бесценным в том смысле, что позволяет избежать многих ошибок и взять только лучшее. Но у нас все «лучшее» из западной практики почему-то сконцентрировалось в строительстве мусоросжигательных заводов (МСЗ) по заведомо устаревшей технологии, предусматривающей трехступенчатую систему очистки, при том, что все европейские МСЗ давно уже оснащены пяти-шестиступенчатой. Как я уже писал в прошлом номере, продиктовано это соображениями экономии, поскольку каждая ступень очистки – колоссальные деньги. Но как такая экономия скажется на здоровье людей, если, по экспертным данным, после сжигания от первоначального объема отходов, поступивших на МСЗ, остается порядка 70%, и это куда более опасные отходы, чем изначальный мусор, привезенный на сжигание?

Зампред Госдумы Тимофеева подчеркивает, что цель «мусорной реформы» – создание новой инфраструктуры по переработке отходов, которая сделает неактуальными свалки и полигоны. Простим ей это легкое лукавство насчет «новой инфраструктуры» – ведь старой, как таковой, и не было. Однако, на мой взгляд, цель заявленной реформы не исчерпывается техническим аспектом. Реформа должна, прежде всего, дать мощный стимул всему обществу для формирования принципиально нового отношения к сфере обращения с отходами. В определенном смысле можно говорить о формировании новой системы ценностей, ориентированной на разумное потребление, как залог существования человеческой расы. Вот что касается методов, то здесь, думаю, можно совершенно спокойно опираться на зарубежный опыт. Тем более, что метод кнута и пряника интернационален и универсален.

Люди везде люди. Они, конечно, не настолько негодны, чтобы вовсе отказывать им в разумности, но, в то же время, не настолько разумны, чтобы можно было на эту разумность всецело положиться. Но в любом случае, до тех пор, пока главным критерием, определяющим значение и назначение человека, будет прибыль; пока человеческая деятельность будет оцениваться исключительно в денежном эквиваленте; пока за высшую добродетель у нас будет почитаться вульгарный прагматизм, – любая реформа априори будет носить антигуманный, деструктивный характер. За примерами далеко ходить не надо: реформа здравоохранения, образования, пенсионная. Стоит ли говорить, что и «мусорная» развивается по тому же сценарию, даже, учитывая, что базы для реформирования, как таковой, нет.

Что касается мусоросжигательных заводов, то здесь, как и во многих иных случаях, определяющую роль в принятии решения об их строительстве сыграл финансовый фактор. Это очень хорошо видно на примере Подмосковья, где собрались возводить четыре МСЗ. Я уже писал об этом, но позволю себе напомнить, что в Наро-Фоминске завод мощностью более 700 тысяч тонн сжигания в год планируют разместить в полутора километрах от жилого района с населением более 30 тысяч человек. При этом, до сих пор нет экологической экспертизы проекта. Зато лес под строительство начали вырубать еще в прошлом году. Кроме того, не будем забывать, что этот завод (как и прочие) должен строиться по устаревшей технологии, предполагающей лишь трехступенчатую систему очистки.

По-моему, очевидно, что, по крайней мере, в данном конкретном случае вопрос строительства МСЗ был решен не в рамках создания новой системы по обращению с отходами, поскольку такая система по определению должна иметь задачей первостепенной важности обеспечение экологической безопасности, а в формате обычной коммерческой сделки. Полагаю, что аналогично обстоит дело и с остальными МСЗ.

Все это, повторяю, очевидно. Как очевидно и то, что сама «мусорная реформа» – не более, чем фантазия, не имеющая ничего общего с реальностью. Но вместо того, чтобы прекратить взимать с людей дополнительную плату за несуществующую по факту услугу, у нас предпочитают рассуждать о том, как сделать эту услугу более «прозрачной», а плату за нее – более «справедливой». Зампред Госдумы Тимофеева, говоря о ходе реформы, попала в точку, заявив, что надо «работать без профанации». Другой вопрос, как этого добиться, если сама реформа изначально является профанацией? И стоит ли, вообще, говорить о реформе, если, по большому счету, все сводится лишь к банальному перерасчету (в сторону увеличения, естественно) оплаты за вывоз бытовых отходов?

Для чего надо было создавать целую структуру, громко именуемую Российским экологическим оператором (РЭО), отвечающую – внимание! – за методологию реформы по обращению с отходами? Пересчитывать плату за вывоз ТКО?

Кстати, в правительстве готовят новую формулу для расчета оплаты за вывоз бытовых отходов. Такое поручение премьер-министр Д. Медведев дал еще в марте этого года, указав, что действующая схема расчета «не до конца справедлива». По новой формуле оплата за вывоз мусора будет начисляться на основании фактически накопленного объема, или по числу баков на контейнерных площадках. В РЭО эту информацию подтвердили, но детали документа почему-то раскрывать не спешат, а схема, озвученная исполнительным директором РЭО А. Макрушиным, по сообщениям ряда СМИ, выглядит весьма непрозрачно и мало чем отличается от действующей. По словам Макрушина, количество контейнеров будут определять по нормативу, затем умножать на количество дней, и «рассчитывать, исходя из этого, плату». Вам все понятно? Видимо, предчувствуя недоуменные вопросы, он поспешил добавить, что формула получается «достаточно непростая». Вот вам и методология!

Кстати, сопредседатель Центрального штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ) Елена Цунаева подвергла эту инициативу резкой критике, заявив: «Проводимые ОНФ мониторинги показали, что само качество работы с контейнерами и контейнерными площадками оставляет желать лучшего. В таких условиях нельзя говорить о необходимости рассчитывать тариф, исходя из количества контейнеров. Мероприятия реформы реализуются около полугода, в ряде регионов еще нет понимания оптимального количества контейнеров для той или иной территории. Кроме того, в ходе рейдов были зафиксированы случаи, когда контейнерными площадками многоквартирных домов нелегально пользовались индивидуальные предприниматели. Владельцы ларьков, магазинов уклоняются от заключения договора с регоператором, экономят свои средства. Очевидно, что, не проработав эту ситуацию, говорить о новой методике расчета тарифов преждевременно. Актуально сначала решить вопрос ответственности и качества работы по содержанию контейнерных площадок, о чем ранее давал поручение президент России… Считаем, что работа по внедрению новых принципов оплаты услуг по обращению с ТКО должна начинаться с анализа ключевых проблем территорий, конкретных населенных пунктов…»

Все верно, вот таким анализом и должен заниматься Российский экологический оператор, а не выдумывать из головы «достаточно непростые формулы», которые вполне закономерно вызывают непонимание и недовольство граждан. Впрочем, такие претензии можно предъявить не только РЭО.
Вот недавно министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин заявил, что его министерство предлагает ежегодно сокращать потребление пластика в России на 10-20%, подчеркнув, что выступает «за эволюционный путь сокращения использования пластика». Министр сообщил, что есть возможность сделать пластик разлагаемым с добавлением крахмала или химических компонентов. Что ж, звучит оптимистично.

Но вот как прокомментировал заявление министра депутат Госдумы, координатор Центра общественного мониторинга ОНФ по проблемам экологии и защиты леса Владимир Гутенев: «Я очень сомневаюсь, что возможно сокращение использования пластмасс на 10-20% в год. Желания понятны, но для этого нужны конкретные механизмы, ресурсы и изменения законодательства, которые нужно еще согласовать и принять. Я пока не вижу и достоверных инструментов, которые помогли бы оценить сокращение потребления пластика по процентам. Министерству необходимо тщательно сформулировать комплексную программу. Я думаю, в ней должна быть экономическая мотивация, которая бы стимулировала производителей перейти на биоразлагаемый пластик. Однако его производство будет иметь смысл только в том случае, если будет налажен раздельный сбор мусора. Биоразлагаемые пластики разлагаются компостированием, для чего необходимы определенные температура и влажность. Если же пластик не будет сортироваться, то результата никакого не будет».

А для того, чтобы организовать раздельный сбор мусора, необходимо четко представлять себе его переработку и утилизацию. В противном случае, в раздельном сборе мусора тоже не будет никакого смысла. Как говорится – круг замкнулся.


«Новая социальная газета», №18, 25 июля 2019 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 43

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Открытие выставки в АРТ-галерее 11 февраля 2014 года
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Запуск воздушных фонариков на набережной Суры в День влюблённых
  • Московская, 69. В наличии и на заказ: платья, форма, офисная одежда
  • Описание: Московская, 69. В наличии и на заказ: платья, форма, офисная одежда
  • Данилов мост

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.