ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Сжигать, хоронить или подумать?

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

Возможна ли безопасная утилизация отходов

Боюсь, придется вас огорчить – таковой, по крайней мере, на сегодняшний день, не существует. В лучшем случае, можно говорить о степени вреда для человека и окружающей среды в зависимости от вида утилизации.
В прошлом номере мы приводили мнение члена-корреспондента РАЕН, доктора технических наук, профессора Игоря Мазурина, выступившего с резкой критикой выбранного в России способа решения мусорной проблемы – сжигания мусора. Он заявил, что процесс переработки отходов путем сжигания признан тупиковым еще полвека назад. По словам Мазурина, в России существуют технологии по утилизации мусора, разработанные еще 30-50 лет назад, но и сегодня остающиеся передовыми. Эти технологии запатентованы, но не востребованы. Все уперлось в строительство мусоросжигательных заводов (МСЗ). Хотя Европа уже не знает, что с этими заводами делать – столько проблем они породили, начиная от эксплуатации и заканчивая вредным воздействием на человека и окружающую среду. Это все общеизвестно, но почему-то никак не влияет на планы по строительству в России МСЗ.

Вот, например, к 2022 году в Московской области собираются возвести четыре мусоросжигательных завода: в Наро-Фоминске, Ногинске, Воскресенске и Солнечногорске. Причем, в Наро-Фоминском районе еще в прошлом году начали вырубать лес под строительство. По словам местной общественницы, завод мощностью более 700 тыс. тонн сжигания в год хотят построить в полутора километрах от жилого района с населением более 30 тыс. человек. Что характерно, экологической экспертизы проекта, как утверждают сведущие люди, до сих пор нет. По крайней мере, она нигде не обнародована. Хотя не нужно быть экспертом, чтобы оценить последствия такого соседства.

Зато недавно появилась экспертиза, проведенная Институтом экологии Высшей школы экономики (ВШЭ) по заказу Минприроды РФ. Она подтвердила опасения людей по поводу строительства МСЗ. Как сообщили федеральные СМИ, согласно данным экспертизы, после сжигания от первоначального объема отходов, поступивших на МСЗ, остается порядка 70%. Причем, это куда более опасные отходы, чем изначальный мусор, привезенный на сжигание.

Как видите, профессор Мазурин не одинок в своей резкой критике утилизации отходов путем сжигания. Об этом же говорит его коллега, директор Института экологии ВШЭ, проводившего экспертизу, профессор Борис Моргунов. По словам профессора, 70% вторичных отходов, о которых пишут СМИ, – это «совокупный объем загрязняющих веществ, которые образуются при сжигании мусора: зола, шлак и газообразные отходы». «Мы изучили экономическое и экологические обоснования конкретных проектов МСЗ, которые собираются строить в Подмосковье, – говорит Моргунов, – посчитали все потенциальные выбросы и отходы, и получилась такая цифра. Причем, 70% – это очень оптимистично. Из этого объема 30-40% – шлак».

Что касается класса опасности, то по стандартам шлак не намного опаснее, чем ТКО. Если ТКО относится к 4-5 классу, то шлак, чисто формально, по законодательству, к 3-4-му. Но, как считает профессор Моргунов, «по факту его (шлак) можно и нужно причислить к первому, потому что он содержит вещества, относящиеся к первому классу опасности. В первую очередь, речь идет о самом главном яде – диоксинах, которые есть, в том числе, и в выделяемых при сжигании газах».

А что же Европа? Как там выходят из положения? Начнем с того, что европейские МСЗ оснащены пяти-шести ступенчатой системой очистки. Тогда как на заводах, которые планируется строить в России и, в частности, под Москвой, предусмотрена всего лишь трехступенчатая система, представляющая собой давно устаревшую технологию, нигде в развитых странах уже не применяющуюся. Очевидно, что продиктовано это было финансовыми соображениями. Каждая степень очистки газов – громадные деньги. Оборудование для трехступенчатой системы составляет порядка 30% от всей стоимости МСЗ. А пяти-шести ступенчатая система очистки – это практически половина стоимости завода. При этом, расходную часть значительно увеличивает необходимость постоянной замены многих элементов оборудования в процессе эксплуатации. Таким образом, для того, чтобы поставить на МСЗ дополнительное оборудование для остекловывания шлака (об этом речь ниже) или очистки газов, придется увеличить тариф на обращение с отходами. Причем, увеличить так, что его не выдержит никто, даже располагая государственными дотациями.

Что касается шлака, образующегося в процессе сжигания отходов, то на сегодняшний день существуют две технологии по его обезвреживанию. Первая – остекловывание шлака, т.е., термический разогрев, в результате которого он превращается в стекло – безопасный материал, который можно размещать на полигонах. Но, опять-таки, это очень дорого, поскольку необходимо специальное оборудование, не предусмотренное в планируемых для строительства у нас заводах. Вторая технология – захоронение шлака на специальных полигонах. Но тут есть очень серьезная опасность того, что крайне токсичный шлак может поехать на обычные полигоны. Ведь, по словам Бориса Моргунова, в России на сегодняшний день есть только один полигон, способный принимать отходы третьего класса опасности – в районе Томска. Но один полигон, естественно, не решит проблемы. Что же касается строительства новых полигонов для размещения подобного рода отходов, то, если верить профессору Моргунову, таковое «никакими программами не предусмотрено». К тому же, строительство таких спецполигонов по всем правилам и нормам тоже крайне дорого. Потому-то и велика вероятность того, что отходы, образовавшиеся в результате деятельности мусоросжигательных заводов, в смешанном виде поедут на обычные коммунальные полигоны.

«Более того, – продолжает профессор Моргунов, – есть вероятность, что на мусоросжигательные заводы поедут отходы более высокого класса опасности, чем ТКО. Мусор у нас не сортируется, контроль в этой сфере не отлажен, и вместе с бытовыми отходами в баки летят ртутные лампы, термометры. В результате ртуть, которая относится к веществам первого класса опасности, будет перемешиваться с картофельными очистками, рваными ботинками и прочим мусором, и полетит в ту же трубу. Кто это отловит? Уровень диоксинов у нас измеряют только три-четыре лаборатории – на всю страну».

Надо заметить, что некоторые представители российской науки поддерживают мусоросжигание. Свою позицию они объясняют тем, что на МСЗ, в частности, тех, что планируется возвести в Подмосковье, будут применяться новые технологии. Эти технологии предусматривают разогрев печей до 1200 градусов и выше, в результате чего диоксины будут разрушаться. Профессор Моргунов категорически с этим не согласен. То, что диоксины разрушаются при такой температуре – это правда, говорит он. Но не совсем. «Потому что после того, как эти диоксины разрушатся при сжигании, они пойдут в отводящие каналы, где постепенно охладятся и образуют вторичные диоксины, которые не отличаются ничем. Может, их просто будет чуть меньше.

Конечно, можно говорить о том, что на заводах поставят угольные фильтры, которые что-то будут доулавливать. Но это однозначно не решение проблемы. Здесь просто бесполезно слушать экономистов и эффективных менеджеров. Любой студент-химик легко разъяснит вам, что происходит после разрушения первичных диоксинов».

В мусорной проблеме есть, однако, и еще один важный аспект. Дело в том, что далеко не весь мусор подлежит переработке. По самым оптимистичным оценкам – 60, максимум 70%. А что делать с остальным? Ведь его тоже как-то надо утилизировать. А у нас, получается, готовы потратить громадные средства на строительство МСЗ, чтобы через какое-то время потратить, как минимум, столько же на создание системы переработки.

Нелогично, как-то, получается, не по-хозяйски. «А примерно так и будет, – убежден директор Института экологии. – Это две совершенно противоположные концепции. Строительство мусоросжигательных заводов убивает любую инициативу по раздельному сбору мусора. Для МСЗ нужна калорийность. А калорийность дает то, что хорошо горит. Например, бумага. Если то, что хорошо горит, забирать на переработку, на МСЗ просто не будет ничего гореть, и им придется использовать дополнительные ресурсы. Я убежден, что лучше десятки, может, сотни миллиардов рублей направить на стимулирование раздельного сбора мусора, чтобы увеличить долю отходов, подлежащих переработке, как в Европе, где, вообще, установили запрет на строительство новых мусоросжигательных заводов, чем вкладывать эти деньги в строительство МСЗ. В крайнем случае, пусть весь этот мусор сразу поедет на полигоны, чем уже после того, как отходы 3-4-5 класса опасности превратятся в первый».

Все вышесказанное не означает, что мусоросжигательные заводы не нужны вообще. Есть отходы, в принципе не подлежащие переработке, и вот их-то, по мнению профессора Моргунова, можно сжигать, вернее – дожигать. То есть, где-то, 10% от всего объема ТКО.

И все-таки в России такие отходы лучше размещать на полигонах, считает профессор. Если при их строительстве будут учтены все современные требования, то эти полигоны будут абсолютно безопасны. Кроме того, еще одним важным доводом в пользу захоронения отходов на полигонах, Борис Моргунов считает экономическую выгоду. По его словам, сжигание мусора гораздо менее эффективно и с точки зрения экономики, чем его захоронение на полигонах. Просто в Европе нет таких площадей, как у нас, и они не могут себе этого позволить. Другими словами, нужно соотносить экологическую и экономическую выгоду.
Полагаю, все вышесказанное – серьезный повод для власти задуматься. Может быть, есть смысл приостановить, так называемую, «мусорную реформу», которая никакой реформой по факту не является.

Прекратить взимать дополнительные деньги с населения за обращение с ТКО и взять тайм-аут. На год или два – как потребуется. И это время потратить на разработку реальной, научно и экономически обоснованной стратегии по утилизации и переработке отходов. Обязательно рассмотрев собственные разработки в этом направлении.


«Новая социальная газета», №17, 18 июля 2019 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 36

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Концерт группы "ПИКНИК". КА "АНШЛАГ-94". Фото - Наталья Анисимова
  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Автор Роман Куликов
  • Мастер-класс Михаила Мамаева по созданию мокро-коллоидной фотографии
  • Указатель

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.