ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Сколько стоят равные возможности?

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

Все больше кружков и секций для детей становятся платными

 

С одной стороны, такая тенденция ничуть не удивляет. С другой – в течение последних лет вопрос о доступности дополнительного образования неоднократно поднимался на государственном уровне. Более того, соответствующий нацпроект предусматривает создание 900 тысяч новых мест для ребят в этой сфере, 150 тысяч из которых должны быть созданы уже в этом году. Разумеется, речь идет о бесплатных местах.

Я не знаю, сколько из запланированных 150 тысяч мест уже создано и создано ли, вообще. Тем более, как могут мне указать, впереди еще целое полугодие, а итоги можно будет подводить, самое раннее, в январе будущего года. Все это так. Однако же по данным опроса, проведенного в первом квартале текущего года Общероссийским народным фронтом, который трудно заподозрить в предвзятости, доля платных услуг в сфере дополнительного образования детей за полтора года выросла на 8 процентов – с 54 до 62. При этом количество ребят, более менее регулярно посещающих такие занятия, практически не изменилось. Но дело не в том, что растет количество платных кружков и секций, и даже не в том, что не растет количество бесплатных. Ведь и те, что имеются в наличии, часто не пользуются спросом из-за отсутствия интереса к ним у детей. По данным вышеупомянутого мониторинга, которым было охвачено 84 российских региона, 20 процентов респондентов (родителей) отмечают отсутствие у ребенка интереса к бесплатным программам. 45 процентов причиной выбора платных услуг называют отсутствие бесплатных кружков и секций в пределах доступности, что в данном случае, тоже немаловажный момент.

Естественно, как у нас водится, сам факт наличия платной услуги не гарантирует достойного качества этой услуги. Хотя, надо признать, что сектор платных услуг в допобразовании более мобилен, пластичен и, в целом, более привлекателен и для родителей, и для детей, с точки зрения целесообразности и пользы для последних. За это, собственно, и платят. И, справедливости ради, замечу, что в значительной степени эти траты себя оправдывают. При этом, нередки случаи, когда в сфере платного допобразования задействованы те же специалисты, что и в сфере бесплатного.

Ситуация примерно такая же, как и в системе здравоохранения.
Но вернемся к дополнительному образованию. Доля бесплатных услуг в сфере последнего, по данным ОНФ, составляет на сегодняшний день в целом по России всего 36 процентов (ну или чуть больше, если учитывать, что это данные на начало нынешнего года). Что, в любом случае, почти вдвое меньше, чем доля платных, которая, как уже упоминалось, составляет 62 процента и, что важно, имеет тенденцию роста. Эта тенденция означает, что спрос на такие услуги есть. И спрос устойчивый. А по закону рынка, если есть спрос, значит, не замедлит и предложение. И все бы хорошо, кроме одного – к сожалению, далеко не все родители могут оплачивать занятия своих детей в платных кружках и секциях. Или, скажем так, оплачивать без значительного ущерба для семейного бюджета. (Как сообщают эксперты ОНФ, средняя месячная плата за посещение одного кружка с конца 2017 года выросла на 378 рублей, и на первый квартал 2019 года составила по России 3462 рубля).

Конечно, можно назвать таких родителей неудачниками, не способными заработать на более менее достойную жизнь себе и детям. Но тогда придется признать, что у нас, как минимум, больше половины страны состоит из неудачников. А это, согласитесь, со всех сторон будет выглядеть несколько странно. Поэтому забота государства о том, чтобы дополнительное образование было доступным для семей любого достатка, выглядит вполне естественно. Впрочем, не менее естественно выглядят и другие нацпроекты, содержащие требования, например, обеспечить доступность жилья для семей с любым достатком, или достойную зарплату врачам и педагогам. Да и мало ли еще нацпроектов, направленных на коренное улучшение нашей жизни.

Но я отвлекся. Так вот, даже если представить себе, что все требования, заложенные в нацпроекте по доступности допобразования, будут выполнены, и до конца этого года будет создано, как планируется, 150 тысяч мест в этой сфере, а затем и остальные 750 тысяч, даст ли это ожидаемый результат? На мой взгляд – большой вопрос. Потому что дело здесь, как и во многих иных случаях, не в количестве. Вернее, не столько в количестве, сколько в качестве предоставляемых услуг. Есть ли основания рассчитывать на то, что качество бесплатных услуг в сфере дополнительного образования возрастет пропорционально количеству вновь созданных мест? Полагаю, что никаких. Более того, можно предположить, что качество резко снизится. Потому что, во-первых, я не понимаю, откуда возьмется такое количество специалистов для допобразовательной сферы. А, во-вторых, если все это будет в качестве общественной нагрузки для школьных учителей и будет оплачиваться так же «достойно», как и сегодня, то не стоит и суетиться. Давно уже пора понять, что педагоги – никакие не подвижники, «несущие свет в массы», а такие же люди, которым не чуждо ничто человеческое, в том числе, желание жить достойно. И я в этом не вижу ничего предосудительного или аномального.

Бесплатное дополнительное образование для детей, особенно в сегодняшних условиях – дело, важность и значение которого переоценить сложно. Но чтобы это образование не только было, и было не только бесплатным, но и востребованным, а, значит, качественным, необходимо, чтобы люди, задействованные в этой сфере, ощущали себя людьми. Их труд должен оплачиваться достойно, и не на бумаге – в нацпроекте – а в реальности. Труд педагога – творческий труд, и должен быть максимально избавлен от бюрократизации, которой пропитана сегодня вся наша система образования.

Но у нас, признавая наличие проблемы, предпочитают решать ее иным путем. Вот, что думает по этому поводу зампредседателя Госдумы по образованию и науке, а по совместительству член Центрального штаба ОНФ Любовь Духанина: «Наши наблюдения говорят о том, что родители делают осознанный выбор кружков и секций для ребенка, ориентируясь на его интересы и потребности. Растущая платность – это показатель того, что не всегда бесплатные программы выдерживают содержательную конкуренцию. Часто платные кружки выбирают даже те родители, которые оценивают финансовое положение семьи как крайне тяжелое. Чтобы снизить нагрузку на семейные бюджеты, мы боремся за распространение инструмента персонифицированного финансирования на всю страну. Уверены, что с ним связан следующий шаг в повышении доступности качественного дополнительного образования детей».

Если кто не знает, «персонифицированное финансирование» – это сертификат, за которым закреплен определенный объем бюджетных средств, который можно потратить только на кружки и секции. Такой инструмент внедряется сегодня в 42 регионах страны при поддержке проекта ОНФ «Равные возможности – детям» и, вроде бы, уже получил положительные отзывы.

Казалось бы, тоже выход. Но, во-первых, неизвестно, какой именно объем бюджетных средств будет закреплен за сертификатом? Ведь кружки и секции бывают разные. Будет ли это зависеть от региона?

Кому именно будут предоставляться такие сертификаты – всем желающим, или только малоимущим, многодетным и т.д.? Если, как с бесплатным школьным питанием, значит, придется опять предоставлять кучу документов, подтверждающих, что ты, действительно, малоимущий, и т.д. Во-вторых, если планируется развивать систему персонифицированного финансирования, зачем тратить бюджетные средства на создание 900 тысяч новых мест в сфере бесплатного допобразования, заранее зная, что они неконкурентоспособны? И, в-третьих, получается, расписавшись в неспособности поднять на должную высоту качественный уровень услуг бесплатного (государственного) дополнительного образования, сделав его и доступным, и привлекательным, у нас посчитали более разумным развивать за счет бюджетных средств (персонифицированного финансирования) систему платного дополнительного образования. Пусть так.

Но чем этот вариант предпочтительнее первого? Может быть, тем, что дешевле и проще? Поживем – увидим. Только сдается мне, что «персонифицированное финансирование» может разделить участь «мусорной реформы». Буду рад, если ошибусь.


«Новая социальная газета», №12, 30 мая 2019 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 93

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • ***
  • Автор Мария Кабанова. Время ушло
  • Контактный зоопарк экзотических животных в Краеведческом музее
  • Автор Роман Куликов
  • Авторы граффити - Команда Почти

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.