ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

«Ледовый капитан» и его книги. Окончание

Алексей СУЗЮМОВ, Вячеслав КАРПОВ

Рассказ о жизни и деятельности полярника из Пензы, моряка и писателя К. С. Бадигина

 

Начало №42 (328), №43 (329), №44 (330)
Потом вышло историческое повествование «Корсары Ивана Грозного» (1973), в котором рассказывалось о борьбе русского народа за выход к Балтийскому морю, за свою независимость. Затем было опубликовано «Кораблекрушение у острова Надежды» (1978). Действие в этом романе разворачивается не только на Руси, но и в Англии, которая пыталась поставить под свой контроль мореходство в Белом море и российских северных водах. Опираясь на исторические документы, автор рассказывает о событиях, связанных с возвышением Бориса Годунова, с гибелью царевича Дмитрия, борьбой за власть бояр. Интересно показана жизнь купцов и промышленников Строгановых на пороге своей власти и богатства.

Мы хотели бы особо выделить роман-хронику Бадигина «Ключи от заколдованного замка» (1980), где рассказывается о Русской Америке: Аляске и Калифорнии. Отечественные историки полагают, что первым бepeгa Aляcки увидел в 1648 годy c боpтa своего cyднa Ceмeн Дeжнeв. Однако официaльной дaтой откpытия cчитaется 1732 год, когдa нa Aляcкy выcaдилacь экcпeдиция Ивaнa Фeдоpовa. Вплоть до 1867 годa полyоcтpов площaдью полтора миллиона квaдpaтных киломeтpов нaходилcя под юpиcдикциeй Pоccийcкой импepии. Рyccкие осваивали Aляcку почти 200 лeт. Снaчaлa это дeлaли пpомыcловики и кyпцы, зaтeм речь зашла о вовлечении гоcyдapcтва, для чего былa yчpeждeнa Pоссийско-Aмepикaнcкaя торговая компaния с госучастием.

В своем романе-хронике Бадигин повествует об одном из интереснейших периодов истории России – правлении императора Павла I, победах генерала-фельдмаршала (а к концу жизни – генералиссимуса) Суворова над французами в Италии и Швейцарии, победе вице-адмирала Ушакова над крепостью Корфу с ее трехтысячным французским гарнизоном (о-в Корфу входит в состав Ионических островов на Средиземном море). Он так характеризует самого государя-императора: «...Павел постоянно путал карты русской дипломатии, его сумасбродство переходило всякие границы. Вмешательство в личную жизнь дворянства, аресты, ссылки в отдаленные места военных и штатских вошли в обычай. Вся знать очутилась на положении крепостных крестьян.

Неограниченный император-помещик творил что хотел. Но чувство собственного достоинства русского дворянства, подогретое царствованием Екатерины, было на высоком уровне и не позволяло целовать бьющую руку царя, как бывало при Иване Грозном или Петре». Пишет Бадигин и о роли англичан в его свержании – Император собирался закрыть им доступ в российские порты, поддержав требования французов о континентальной блокаде. Но с приходом во власть Александра I политика круто изменилась в сторону дружбы с французами (что позже не помешало Наполеону дойти до Москвы).

Но, в основном, в романе ведется рассказ о драматической жизни первых русских поселенцев на Аляске, их отношениях с местными жителями – индейскими племенами, иногда искренними друзьями, временами – коварными врагами. «Прежде всего, в романе нет ничего выдуманного – все, что написано, было на самом деле» – утверждает Бадигин в предисловии к нему. Он восхищается образом правителя Русской Америки «простого русского человека Александра Алексеевича Баранова, бескорыстного и преданного служителя своей родины» (именно купцы и промышленники, а не царские чиновники создали, а потом управляли этой русской частью Северной Америки). «Баранов смотрел на американские земли и народы, их населяющие, как на собственность Русского государства, и как рачительный хозяин заботился о лучшем их устройстве».

Бадигин конструирует такой диалог: «Надо любить этот дикий край, где судьба каждого в его руках. Не то в Иркутске,– продолжал Баранов. – Там человек под пятой у пьяного чиновника, который токмо и может, что брать взятки и чинить перья». Его спутник откликается: «И я тако же думаю, земля здесь свободная, губернаторов нет. Каждый себя человеком понимает… Муторно иной раз в непогоду, бурлит море, качает. Ну, думаешь, последний день твой пришел. А когда распогодится, отишает, глаз от моря не оторвешь…» Такая вот купеческая вольница.

Баранов взял в жены дочь вождя одного из индейских племен, состоялась большая свадьба. «Ранним утром, когда ковш Большой Медведицы повернулся на запад и малые звезды бледнели и сделались невидимыми, вождь Илхаки покинул лагерь правителя. Вслед за ним ушел и вождь чугачей». По этой цитате в писателе-Бадигине можно увидеть романтика.

Заметная часть произведения посвящена плаванию к русской Америке, и она как-то невольно перекликается с рассказом Бадигина о его собственном плавании глубокой осенью 1943 года в США за паровозами. Часто русским на Аляске противостояли англичане. Бадигин делает интересное замечание: «Строительство английского флота было основано в значительной мере на русском корабельном лесе, пеньке, парусине, смоле...».

Рассказывает Бадигин и о миссии первого царского посланника в Японию Н.П. Резанова (1764–1807). Его роль в первом российском кругосветном плавании (1803–1806) на бриге «Надежда» была не очень понятна Бадигину, да и сейчас трактуется по-разному. Российско-Американская компания купила и направила в кругосветку два парусника – «Надежда» пошла под командованием Ивана Крузенштерна, а «Нева» – под командованием Юрия Лисянского.

Резанов поселился в крошечной каюте вместе с Крузенштерном (шлюп был всего-то длиной в 35 метров). Он уже был директором компании, а Крузенштерн, по статусу, наемным капитаном. Резанов имел секретный приказ за подписью Александра I о торговых переговорах с японцами, то есть, возглавил первое российское посольство в самоизолировавшуюся Японию.

В море случилась первая неприятность – Резанов и Крузенштерн не поделили власть. Под нажимом офицеров судна, Резанова вызвали на шканцы – почетное место на судне (это верхний мостик – владения капитана, где стояли компас и рулевое колесо, оттуда зачитывались приказы, там выносились приговоры и т.д.). Резанову пришлось там, взломав царскую печать, зачитать часть секретного приказа о назначении его главой кругосветной экспедиции. Крузенштерн был взбешон. «Теперь он, Крузенштерн, – командир над двумя кораблями, а Резанов – начальник экспедиции, и ему принадлежит верховная власть. Кажется, все справедливо, сам император узаконил место Резанова, но Крузенштерн все еще пытался найти выход… Он хотел разом получить все, и получить не по чину» – пишет Бадигин. А ведь камергер и действительный статский советник, его превосходительство граф Резанов, по чину был равен контр-адмиралу.

В Японии случилась вторая неприятность – Резанов провалил свою миссию, возможно, из-за надменности и недалекости, о чем подробно пишет в своих дневниках участник плавания лейтенант Левенштерн (очень интересные дневники – советуем прочесть!). Это же сообщает в своем «Острове Сахалин» А.П. Чехов: «Посол Резанов, уполномоченный заключить торговый союз с Японией, должен был также ещё «приобрести» остров Сахалин, не зависимый ни от китайцев, ни от японцев. Вел он себя крайне бестактно».

Японцы впустили в свои порты голландцев, верили только им и больше никого не хотели видеть – да и то в эпоху самоизоляции («сакоку») выселили их на маленький насыпной остров на входе в залив Нагасаки, но торговлю не прекратили. Голландцы продержались в Японии до середины XIX века – затем пришли другие «игроки». В 1811 году японцы пленили на острове Кунашир, перевезли на Хоккайдо и около двух лет держали в тюрьме капитана шлюпа «Диана» (и будущего вице-адмирала) В.М. Головнина и его спутников, обвинив их в нарушении «принципа сакоку» – т.е. в несанкционированном проникновении на территорию закрывшейся от всего мира страны. По японским законам пленник благородного происхождения должен был сделать себе харакири, а если он не сделал этого, то он не достоин был ни освобождения, ни возвращения домой. Если же пленник не являлся благородным, то и, вообще, не было предмета для разговоров. Поэтому освобождение Головнина «со товарищи» – это отдельная история.
Но Россия уже давно стремилась на восток, «перепрыгнув» через Японские острова, дальше – к землям, лежащим за Тихим океаном.

Тесть Резанова Г.И. Шелихов (1747–1795), купец и мореплаватель, с 1775 года занимался налаживанием коммерческого торгового судоходства между Курильской и Алеутской островными грядами. В 1783–1786 годах он возглавил экспедицию, в ходе которой были основаны первые русские поселения на Тихоокеанском берегу Северной Америки. Так возникла Русская Америка. Он организовал Северо-Восточную торгово-транспортную компанию, а Резанов, унаследовавший ее, с благоволения императора Павла I в 1799 году преобразовал ее в полугосударственную колониальную Российско-Американскую торговую компанию, которая просуществовала (после продажи Аляски) до 1881 года. Но жилось русским на американском континенте поначалу плохо – поселения вымирали от голода.

Бадигин приводит слова Екатерины Великой, не верившей в необходимость расширения российских владений на восток, в Америку: «Ее величество изволили сказать: «Многое распространение в Тихом море не принесет твердых польз. Торговать дело иное, завладеть – дело другое». Баранов же предлагает «рецепт» удержания этих территорий: «За пятнадцать лет я возвел двенадцать крепостей. Они достаточно сильны. Но я думаю, господа, наша сила не только в крепостях. Нам надо наполнить наши магазины всевозможными товарами». Какая-то очень знакомая ситуация тех лет, в которые жил Бадигин.

Но получилось, как получилось – Аляску продали, а Русскую Америку не удержали. Однако в этих местах Резанов успел сделать много полезного для колонистов.

Все знают рок-оперу «Юнона и Авось» композитора А. Рыбникова на слова поэта А. Вознесенского, где Резанов выступает главным героем:

– Я тебя никогда не забуду – поёт Резанов, уезжая в Россию, чтобы получить разрешение на свадьбу с католичкой, но в дороге, в Сибири, умирает.

– Я тебя никогда не увижу – отвечает его нареченная, дочь губернатора Сан-Франциско испанка Кончита. Так и случилось. И замуж она так никогда и не вышла. Как же отговаривал ее от помолвки отец-губернатор! Но Кончита была непреклонна. То ли она полюбила Резанова, то ли, скорее, по его рассказам полюбила Санкт-Петербург с его дворцами и пышными балами в высшем свете, в который был вхож вельможа Резанов. «Мне надоело жить на краю света» – передают источники ее слова. Резанову было за сорок. Кончите – всего 15 лет, но какая прыть и испанская непокорность! «У любви как у пташки крылья...» – невольно вспоминается Кармен.

Калифорнией владели испанцы, а Испания в тот момент была под властью наполеоновской Франции – врага России. Поэтому русских там не привечали. Но овдовевший к тому времени Резанов, потерпев поражение в одном предприятии (в Японии), в результате политической помолвки с успехом справился с другой задачей. Он сумел наладить снабжение русских поселений продовольствием. Отсюда и «Юнона», и «Авось» – два торговых судна, снабжавших русских поселенцев продовольствием из южных провинций. Кроме того, Резанов, уезжая, рекомендовал правителю Русской Америки Баранову создать в Северной Калифорнии аграрное поселение для снабжения Аляски продовольствием. Такое укрепленное поселение под названием Росс (а в переводе на английский оно стало называться «форт Росс») было основано в 1812 году и просуществовало до 1841 года. Реконструкция небольшой части поселения, как и название, сохранились до наших дней как часть национального парка штата Калифорния.

Большой поэт Андрей Вознесенский создал поэму о любви, и она лишь отчасти отображает исторические события. Он использовал, в основном, американские источники романтической направленности и доклад «наверх» самого Резанова. Большой писатель Константин Бадигин при написании книги использовал наши архивы, поэтому его роман более реалистичен, хотя, как говорят юристы, «по вновь открывшимся обстоятельствам» мы видим, что история эта была еще сложнее – там было много интриг, раздоров и войн.
И рок-опера, и стихотворная поэма «Авось» Вознесенского, и роман Бадигина живут своими жизнями вполне независимо друг от друга.

Кстати, после смерти Резанова русская колония в Калифорнии стала чахнуть. Не видя поддержки ей со стороны России и зная о слабости в тот момент Испании, США присоединили к себе эту территорию – Калифорния стала одним из штатов США. Иногда американцы пишут, что, женись Резанов на Кончите и проживи еще лет десять, и была бы Калифорния русской. Вряд ли. Аляска была не нужна – зачем тогда Калифорния?

И на Гавайских островах, в центре Тихого океана, тоже была русская колония и русский правитель, и один из гавайских королей просился под флаг России. Ему было отказано, и в итоге Гавайи стали 50-м штатом США.

Только в 2007 году в Красноярске, где умер Резанов, ему поставили грандиозный памятник. А вот Крузенштерна по возвращении в Санкт-Петербург ждала слава. С этого времени начался непрерывный ряд русских кругосветных путешествий. Ходивший на «Надежде» кадет Отто Коцебу стал потом командиром корабля, он еще два раза прошел вокруг света. Два кругосветных плавания совершил В.М. Головнин. Фадей Беллинсгаузен возглавил кругосветную экспедицию на шлюпах «Восток» и «Мирный» – они открыли шестой материк – Антарктиду.

Но пока, до продажи, Аляску продолжали исследовать. Был такой, родившийся в 1808 году в селе Николаевка Пензенского уезда Лаврентий Загоскин, ставший офицером русского военно-морского флота. После выхода в отставку, в 1838–1846 годах он служил в Российско-Американской компании. В частности, в 1842–1844 годах руководил исследованиями в ряде районов Аляски, описывал и наносил на карту ее берега, заливы и реки. Работал в бассейне реки Юкон, поднимался вверх по течению, изучая внутренние области Аляски. Написал и опубликовал «Пешеходную опись части русских владений в Америке». Умер Загоскин в 1890 году в Рязани.

Для пензенцев увековечение памяти земляка – Загоскина имеет особое значение. В 2018 году в честь его 210-летия почтовой службой России по предложению пензенской общественности была выпущена почтовая карточка с изображением бюста путешественника, выполненного скульптором Ильей Порватовым. А сам бюст был торжественно установлен в одном из скверов города. В пензенском ТЮЗе состоялась премьера спектакля «Юконский ворон» по книге писателя Сергея Маркова о работах Загоскина на Аляске. Эти мероприятия были проведены в рамках тематического «загоскинского» проекта Пензенского областного отделения Русского географического общества. Правильно! Надо изучать дела соотечественников и отдавать им должное. Своими материалами мы тоже к этому стремимся. Кстати, одну из своих книг, «Русские люди на Курильских островах», Марков опубликовал в 1946 году в Пензе, в издательстве тогдашней газеты «Сталинское знамя».

Написал Бадигин и два шпионских романа под общим названием «На затонувшем корабле» (1981). В первой книге показаны последние дни гитлеровской Германии. Действие происходит в Кенигсберге (нынешний Калининград), гитлеровцы прячут наворованные сокровища, в том числе и знаменитую янтарную комнату. Во второй книге, притаившийся враг уже в мирное время пытается найти план захоронения – он хочет завладеть сокровищами. Действительно, в послевоенном Кенигсберге-Калининграде (где довольно долго жил Бадигин) велись обширные поиски награбленного фашистами, их вели и официальные органы, и любители-поисковики. Многое нашли, но не янтарную комнату.

В 1988 году вышло собрание сочинений К.С. Бадигина в 4-х томах, а в 1993 году – в 5-ти томах. Переиздаются его книги и сейчас – есть в магазинах, но и в интернете тоже. Что можно сказать об этих романах? Они читаются легко, но мы понимаем, что с тех пор стали известны многие исторические факты, которые не всегда согласуются с повествованиями 40–50-летней давности. Но ведь мы не воспринимаем пиратские романы Луи Буссенара, североамериканские рассказы Джека Лондона или книги одного из зачинателей русского исторического романа Ивана Лажечникова (участника взятия Парижа, потом директора училищ Пензенской губернии) как реальные хроники. Вот так же сейчас нужно относиться и к произведениями Бадигина, когда-то очень популярным. Современные специалисты-библиографы относят их к рубрикам «исторические и морские приключения» и «героическая фантастика».

В 1954 году Бадигин стал членом Союза писателей СССР, а с 1973 года был председателем комиссии по морской художественной литературе Союза писателей, редактировал литературно-художественный сборник «Океан». Заслуги К.С. Бадигина, помимо медали «Герой Советского Союза» и ордена Ленина (1940), отмечены орденами «Знак Почёта» (1945), Трудового Красного Знамени (1980), медалями. Бадигин не забывал свою малую родину, несколько раз побывал в Пензе. Здесь именем капитана названы улица и проезд, на доме, где он родился, имеется мемориальная доска. Есть проезд Бадигина и в Архангельске.

В связи с современными событиями на Украине интересно вспомнить о том, что еще в 1968 году в письме к руководству страны Бадигин писал (информация взята с сайта Пензенского краеведческого музея): «За последнее время в некоторых союзных республиках поднял голову национализм, острие которого направлено против русского народа... Особенно ярко процветает национализм на Украине. А почему? Русские и украинцы происходят из одного русского корня. Однако, после пресловутого подарка (Крым) – украинский национализм принял угрожающие размеры. Вошло в обиход средневековое словечко «москаль». Появилась идейка о старшинстве украинского народа. Насильственная украинизация в республике, где живет добрая половина русских – никак не вяжется с идеями социализма…». Но «крик души» Бадигина, очень актуальный как тогда, так и сейчас, не был услышан.

Вспомним, что ставший после Сталина руководителем государства Н.С. Хрущев хоть и родился в Курской области, но с раннего детства жил, а потом работал на Украине (в разных ипостасях) и всю жизнь носил украинские рубахи-вышиванки, ассоциируя себя с этой республикой. В марте 2014 года в своей Крымской речи В.В. Путин утверждал, что инициатором передачи в состав Украинской ССР Крымской области был лично Хрущёв. Кстати, родители его жены жили на Западной Украине – в той части, которая по соглашению Молотова-Риббентропа отходила к немцам. Никита Сергеевич в 1939 году, перед началом движения войск навстречу друг другу, лично выехал туда и вывез стариков в безопасное место.

На письмо Бадигина ответа не последовало. Могло ли это быть связанным с тем, что тогдашний глава государства Брежнев, да и многие вокруг него и в Москве, и во властных структурах по всей стране, будучи выходцами из этой республики, тревогу Бадигина отнюдь не разделяли? Конечно, советские партийные деятели внешне были ярыми интернационалистами. Но кто заглядывал им в душу?

Посмотрим на всех героев наших повествований от Папанина до Бадигина. Что их объединяет? На наш взгляд, целеустремленность. У них была цель, было стремление ее достичь, была уверенность в себе и своих товарищах, было желание созидать. Было добровольное самопожертвование во имя дела. Конечно, каждое время рождает своих героев. Героями были исследователи Севера. Потом героями стали покорители космоса. Мы не можем предугадать, кто и почему станет героем в недалеком, а тем более в далеком будущем. Но есть полная уверенность в том, что такие герои будут.


«Новая социальная газета», №45, 13 декабря 2018 г. Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ». Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 41

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Старый дом На Рождественской
  • Московская, 69. В наличии и на заказ: платья, форма, офисная одежда
  • Описание: Московская, 69. В наличии и на заказ: платья, форма, офисная одежда
  • Запуск воздушных фонариков на набережной Суры в День влюблённых
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Мастер-класс Михаила Мамаева по созданию мокро-коллоидной фотографии

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.