ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Фитнес-клуб "ЭНИГМА СУРА". Пенза

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Операция «Дело Вольфа», или тайны холодных войн

Павел ДЕДОВ

В оценке прошлого требуется аккуратность и взвешенность

 

Пензенские газеты не часто балуют своих читателей дискуссиями на исторически-важные темы. Поэтому было очень любопытно окунуться в развернувшуюся накануне празднования очередного Дня Победы полемику в одном из либеральных пензенских изданий, посвященную вопросу авторства в развязывании холодной войны после 1945 года.

Что же удивило? Признаться, удивили безаппеляционные выводы одного из участников этой дискуссии кандидата исторических наук М. Зелева. Думается, сейчас, когда Америка и Великобритания, используя чудовищные провокации, пытаются развязать новую холодную войну против России, от ученых требуется более взвешенная позиция и аккуратность в оценке прошлого. И даже самые демократичные взгляды, наверное, не дают права уводить нас от более объективного подхода к важным историческим событиям. Надеюсь, для читателей «Новой Социальной газеты» будет интересно проследить , как историк пытается, на наш взгляд, умолчанием важных деталей исказить страницы прошлого.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, придется привести ряд выдержек из статьи М. Зелева «В мире мифов», опубликованной, как уж говорилось выше, в одной из пензенских газет.

Читаем: «Ответственность за развязывание «холодной войны» лежит на нашей ( т.е. СССР - прим.авт) стране. Именно мы нагло и цинично растоптали два основополагающих документа, где антигитлеровская коалиция определяла свои цели во Второй мировой войне: Атлантическую хартию (1941) и Декларацию об освобожденной Европе (1945)».

(… «В соответствии с принципом Атлантической хартии о праве всех народов избирать форму правительства,
при котором они будут жить, должно быть обеспечено восстановление суверенных прав и самоуправления для тех народов, которые были лишены этого агрессивными нациями путем насилия».)
По мнению Зелева, «правительство Сталина лишило права на выбор формы правления освобожденные Красной Армией от немцев народы Восточной Европы..», а «Англия и США провели свободные выборы во всех освобожденных ими европейских странах». Кроме того, «правительство Сталина отвергло в 1947 году американскую помощь в рамках плана Маршалла», «усиливало давление на Иран и Турцию, поддерживало войну греческих коммунистов против законного, демократически избранного правительства этой страны».

И в 1947 году, итожит свои выводы ученый, начало холодной войны было оформлено бессмертной речью ..Андрея Жданова на 1-й Конференции Информационного бюро коммунистических и рабочих партий в Силезии, где было сказано, что «США, Англия и близкие им государства, становятся опасными врагами национальной независимости и самоопределения народов».

Как видим, авторская позиция обозначена четко и недвусмысленно. Ни добавить, ни убавить. Ну, а что говорят другие источники?

Вот, например, что писал американский ученый Дж. Геддис на эту тему: « При рассмотрении такого сложного вопроса, как истоки холодной войны, нелогично и неразумно пытаться полностью обелить одну сторону и возложить вину на другую».

Немецкий историк Бернд Трайнер: «Кто был заинтересован в «холодной войне»? Кто дал старт? Чтобы ответить на этот вопрос, надо сопоставить экономический потенциал США и СССР, сложившийся к концу войны».

Из исследования производственного потенциала Америки и Советского Союза в годы войны итальянским историком Джузеппе Боффа следует – соотношение по промышленному производству 5:1, в т.ч. химическая промышленность в США к концу войны была больше, чем в СССР в 10–20 раз!

Внес свою лепту в изучение темы холодной войны и широко известный американский историк и исследователь внешней политики Вальтер Лафебр. В работе «Конец какой холодной войны» он убеждает, что холодных войн было несколько: первая – после окончания первой мировой войны – закончилась планом Маршалла и созданием НАТО, вторая - после окончания Второй мировой, третья – после распада СССР.
Исследования Лафебра, как ни странно, переплетаются с работой другого американца Т. Паурса, посвященной истории ЦРУ и опубликованной в 1979году. «Длительные дебаты по поводу генезиса холодной войны для ветеранов разведки, - отмечал Паурс, - представляются просто глупостью. Они знают: с самого начала холодная война была продолжением настоящей войны».

Сегодня, когда приоткрыта часть архивных документов, мы находим подтверждения сказанному этими ветеранами разведки. Так, после Курской битвы 20 августа 1943 года в Квебеке срочно проходит заседание лидеров США и Великобритании. Главный вопрос: выработка плана действий по отношению к СССР. Заметим, один из приближенных президента Америки Ф. Рузвельта и доверенное лицо Г. Трумэна адмирал У. Леги, участвовавший во встрече, именовал в 1943 году в «своем кругу» СССР не иначе как «новым агрессором». Результат заседания: на свет появилось два плана – официальный «Оверлорд» – высадка союзнического десанта в 1944 году; сверхсекретный» – «Ренкин» – выступление против СССР, в котором предполагалось договориться с немцами о совместных действиях, открытию ими беспрепятственного пути войскам Америки и Англии к Варшаве, Бухаресту, Софии, Вене, Белграду. Гнусному плану не суждено было сбыться лишь по одной причине – Гитлер под Арденнами устроил англосаксам великую трепку!

И таких фактов «тихой» холодной войны со стороны американцев и англичан во время Второй мировой по отношению к Советскому Союзу было множество. Задерживались поставки по ленд-лизу, затягивалось открытие второго фронта (почитайте переписку Сталина, Рузвельта, Черчилля). Одновременно (вот где настоящий цинизм, господин Зелев!) Америкой осуществлялись поставки вплоть до 1943 года и даже позже в большом количестве двигателей для самолетов вермахта, а также топлива, запасных частей, различных марок сталей и прочее, прочее.

А что сотворили союзнички на второй день после принятия в феврале 1945 года в Крыму Декларации об освобожденной Европе, той самой декларации, которую якобы нарушил СССР? А ничего! Просто был город Дрезден – и не стало красавца города Дрездена! Причина? А какая причина? – Война!

Только вот незадача: по условиям Ялтинской конференции город Дрезден входил в зону действий советской администрации… Роковое стечение обстоятельств? Ошибка? Как же! Все проще – наглое, циничное вероломство: не досталось нам (англосаксам) – СССР – тем более!
Иначе как предательстом по отношению к союзнику, этот акт никак не назовешь! И актом явной холодной войны. Впрочем, для ее истории – это такая мелочь!

В 1944 году, как свидетельствуют в своем исследовании Л. Безыменский и В. Фалин, руководители американских вооруженных сил начали настраиваться на «неизбежную» третью мировую войну с «тоталитарным» государством-агрессором» и сообразно прикидывали состав войск для будущей оккупации, в особенности Германии. И кто знает, отмечают эти опытные дипломаты-историки, как в реальности сложились бы дела, если бы карты не путала неоконченная война с Японией и потребность в помощи Красной Армии, чтобы, как тогда высчитывали, «сэкономить до миллиона американских жизней». Такой же чудовищный план, как мы теперь знаем из рассекреченных в 1998 году архивов, вынашивал в конце войны и премьер-министр Великобретании У. Черчилль.

В начале апреля 1945 года он отдал своим штабам приказ о разработке операции «Немыслимое», которая должна была начаться 1 июля 1945 года и предполагала разгром советских войск объединенными силами Англии, США, польскими корпусами. Общеполитическая цель войны была определена следующим образом: навязать русским (так в тексте – прим. авт.) волю Соединенных Штатов и Британской империи, объявив им тотальную войну, довести военный потенциал России до такого уровня, чтобы сопротивление русских стало невозможным. (План сорвал Сталин, отдавший приказ наступать на Берлин).

Эти факты, хотим мы того или нет, сами по себе говорят о многом. Они свидетельствуют о том, что к апрелю 1945 года англосаксонские союзники не хотели видеть СССР как триумфатора победы над Гитлером, а вся их закулисная деятельность была враждебной, а по замыслам – чудовищной.

Показателен в этом контексте конфликт вокруг «дела Вольфа» – переговоров эмиссаров США и Англии в Швейцарии с обергруппен-фюрером СС Карлом Вольфом (март-апрель 1945года). В западной литературе «дело Вольфа» нередко квалифицируют как «первую операцию «холодной войны». По расчетам Аллена Даллеса, который договаривался с нацистским представителем, германское командование сдало бы с рук на руки США и англичанам Австрию и некоторые другие «территории». Если бы операция состоялась, как задумывалась, то за капитуляцией группировки вермахта в Италии последовало бы открытие англо-американским войскам всего Западного фронта при сохранении и усилении сопротивления наступлению Красной Армии.

Задуманная, но не осуществленная операция, была направлена, как свидетельствуют историки, не только против СССР, против Ялтинских договоренностей, но и против американского президента Ф. Рузвельта и его политического курса. Выступая перед объединенной сессией конгресса 1 марта 1945 года, Рузвельт подчеркивал: «Мир, который мы строим, не может быть американским или британским миром , русским, французским или китайским миром… Он должен быть миром, базирующимся на совместных усилиях всех стран…» Должен прийти, утверждал президент, «конец системы односторонних действий, замкнутых блоков, сфер влияния, баланса сил и всех этих и подобных методов, которые использовались веками и всегда безуспешно».

Перечитываешь сегодня эти строки и невольно восклицаешь: «Черт возьми! Неужели две страны могли найти приемлемую форму сосуществования в том миропорядке, о котором говорил в своей последней речи Ф. Рузвельт?!»

История распорядилась, как мы знаем, иначе. 12 апреля 1945 года президент Америки скоропостижно скончался. Буквально на следующий день готовность принимать в расчет чужие интересы стала в Вашингтоне, как выразился В. Фалин, «предосудительным качеством». А 23 апреля из уст нового президента Америки Г. Трумэна прозвучало, как приговор: «Это (советско-американское сотрудничество) нужно ломать сейчас или никогда!…» Дж. Маршаллу и другим военным стоило труда урезонить своего нового главнокомандующего. Сошлись на том, что союзные с СССР отношения будут прекращены после капитуляции Японии.

Остановимся на этом историческом эпизоде. И вспомним господина Зелева и его выводы, что мы (СССР) чего-то там нарушили и поэтому «ответственность за развязывание холодной войны лежит на нашей стране». Так вот. Еще только апрель 1945 года, еще танки Конева рвутся к Берлину, еще Жуков только переправляет армию через Одер и штурмует Зееловские высоты, еще не кончена война, гибнут наши деды и отцы, а нас уже наши союзники вычеркивают из своих рядов! Еще предстоит война с Японией за них же, мать твою, союзничков, за то, чтобы их гробов было меньше, а они нагло требуют отмены ялтинских соглашений (Разговор 20 апреля Трумэна с министром иностранных дел СССР Молотовым) и отменяют поставки по ленд-лизу (12мая).

Наконец, это они, англосаксы, разрабатывают операцию «Немыслимое», чтобы уничтожить армию, покончившую с фашизмом, а нам не разрешают даже думать (!) о смене правительств, которые воевали на стороне этих самых фашистов! Это что, господин Зелев, справедливо?! Высокоморально?! Вдумайтесь! Они наши идеи (которые помогли, кстати, победить) ни в грош не ставили! Зато за свои «демократические ценности» они готовы были нас раздавить! Неужели эти «ценности» перевешивают 12 миллионов жизней, положенных на алтарь Победы?! Вы, господин Зелев, со своими выводами о том, кто начал первый, поаккуратней!

Закончена официально с Японей война. А 4 сентября 1945года, т.е. на второй день(!!) за № 329 от 4 сентября 1945 года американское командование выпускает меморандум: «Отобрать приблизительно 20 наиболее важных целей, пригодных для стратегической атомной бомбардировки в СССР и на контролируемой им территории». Это как?!

И что делать в этих условиях, когда тебя до окончания войны «списывают» как отработанный материал? Когда у тебя хотят украсть не только победу, но и готовы уничтожить тебя?! Вы что? Будете соблюдать все ранее принятые разные хартии и декларации? (Кстати, где записано, что их нужно было строго выполнять?!)

Поэтому Сталин, убедившись на заключительном этапе войны в ненадежности «союзников», в неизбежности усиления конфронтации с ними из-за разных взглядов на мир, приступил к выстраиванию своей Европы, стараясь подальше отодвинуть рубежи обороны СССР, используя по полной плоды Победы. Логично? Вполне.

Все ли было со стороны Сталина до конца продумано в этот сложнейший период истории?! Не делал ли он ошибок в азарте победы и в силу своего характера? Конечно же, просчеты были, но и слишком высоки были ставки в тот период истории! Пример тому - наша новейшая история. Стоило нам поверить американцам и англичанам в незыблемость границ НАТО после вывода наших войск из Восточной Европы (спасибо Горбачеву!) – и где оказалось НАТО?!

Но просто так отодвинуть границы было невозможно даже диктатору Сталину. Ему нужны были новые союзники! И они появились, появились там, где сменились фашистские правительства. Причем их смене, и это почему-то умалчивается господином Зелевым, способствовала не только воля Сталина, но и огромная популярность во многих странах левых идей, чего больше всего боялись Черчилль и новый президент Трумэн.

Соблюдались ли демократические процедуры? В целом – да! Например, в Болгарии в сформированном в ноябре 1946 года правительстве из 20-ти его членов только 10 были коммунисты. В Венгрии большинство получила партия мелких и сельских хозяев (57 процентов), в Чехословакии в свободных парламентских выборах выигрывает с большинством компартия, в Румынии после свержения монархии к власти также пришли коммунисты. Наиболее сложные шли процессы в Польше: Черчилль видел во власти эмигрантское правительство, Сталин был категорически против. Сошлись на включение в новое правительство эмигранта С. Николайчика, но тот дал отвод. В результате у власти в ноябре 1946 года оказались коммунисты (польская рабочая партия) и социалисты (польская социалистическая партия)

Не отрицает этих процессов и господин Зелев, и даже очерчивает их временные рамки. Правда, невольно попадает в их ловушку! По Зелеву, «начало холодной войны было оформлено бессмертной речью секретаря ЦК ВКП(б) …Андрея Жданова… 25 сентября 1947года». В научной советской/российской историографии идеологом холодной войны принято считать Черчилля, произнесшего свою программную речь в Фултоне 5 марта 1946 года. Так кто же прав? Предоставим слово гуру американской дипломатии Г. Киссинджеру, которого трудно заподозрить в предвзятости. «Черчилль, – отмечает Киссинджер, – снискал широчайшую признательность, как человек, объявивший о начале «холодной» войны».

Почему же в такой горячей теме со стороны историка даже намека нет об этом важном документе?! Думается, все дело в концепции господина Зелева о попранных принципах Американской хартии в части нарушения свободы выборов. Опираться на речь Черчилля было опрометчиво: она состоялась, как отмечалось выше, 5 марта 1946 года. К этому времени демократические процессы еще были далеки от завершения.

Говоря об Атлантической хартии, хотелось бы подчеркнуть две важные вещи, связанные с ней. Во-первых, присоединяясь к хартии, СССР застолбил за собой пункт, который подчеркивал, что осуществление принципов хартии «должно проводиться с учетом конкретной обстановки», а, во-вторых, Черчилль, представляющий интересы колониальной империи, так же не желал ее принципы впрямую интерполировать применительно к Великобритании. Таким образом, эти два факта свидетельствуют в определенной степени о декларативности самих принципов исторического документа. А применительно к СССР – его односторонней направленности.

Впрочем, истинные мотивы появления фултонской речи, как сейчас выясняется, заключаются не только в идеологических разногласиях. В дело вмешалась банальная конкуренция. 4 апреля 1946 года должно было быть подписано в Москве соглашение с премьер министром Ирана Ахмед Кавам ос-Салтаном о создании смешанного общества по разведке и эксплуатации нефтяных месторождений в Северном Иране. (51% акций должно было принадлежать СССР). Это никак не входило в планы англичан и американцев. Начинается подготовка общественного мнения. 22 февраля увидела свет так называемая «Длинная телеграмма Кеннана», в которой тот сформулировал концепцию сдерживания СССР. 2 марта 1946 года США и Великобритания выводят свои войска из Ирана, «показывая СССР пример», а через три дня, когда Сталин отказался следовать «примеру», 5 марта прозвучала речь Черчилля. Совпадение? Хотелось бы верить! Но слишком любопытные события стали происходить дальше… Последовал ультиматум Сталину со стороны Трумэна (из воспоминаний президента США Ричарда Никсона в книге «Настоящая война»), и состоялся вывод советских войск из Ирана.

Но не прошло и года, как американцы снова оказались в Иране с военной миссией «в целях увеличения боеспособности иранской армии»! И в октябре 1947 года (о, чудо!) подписанное от 4 апреля 1946 года соглашение о нефти признано было не соответствующим Закону о нефти от 2 декабря 1944 года. Зато это правило обошло почему-то стороной (о, чудо!) английскую компанию, известную сегодня как Бритиш Петролеум! Вот такая история. Как говорится, без слов…

В свете этой истории несколько иные мысли возникают по поводу проведения свободных выборов Англией и Америкой в Западной Европе. Понятно, выборы прошли свободно – кто бы сомневался! Но вот вопрос: а были ли бы они таковыми, если бы не был озвучен план Маршалла?! И еще. Если это была гуманитарная помощь, то почему применительно к странам Восточной Европы она обрастала политическими требованиями, а Советскому Союзу, помимо прочего, еще и ставилось условие отказаться от репараций с побежденной Германии?

Задавая эти вопросы, я не жду на них ответа. Их дала жизнь: курс на уничтожение Советского Союза уже замышлялся в ходе горячей войны и отступать от него, а тем более помогать набирающему мощь противнику и геополитическому конкуренту в мирное время, Америке было абсолютно невыгодно…


«Новая социальная газета», №15, 26 апреля 2018 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 65

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Концерт группы "ПИКНИК". КА "АНШЛАГ-94". Фото - Наталья Анисимова
  • Автор Евгений Терёхин. Зеркало души
  • Автор Юрий Нестеренко. Сельский портрет
  • Московская, 69. В наличии и на заказ: платья, форма, офисная одежда
  • Описание: Московская, 69. В наличии и на заказ: платья, форма, офисная одежда
  • Автор граффити - Блот

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.