ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Профессия, как призвание

Анатолий КОЛОМЫЦЕВ

 

Пензенское художественное училище им. К. А. Савицкого отметило вчера свое 120-летие. Праздничные мероприятия продолжатся и сегодня.

120 лет – значительная и значимая дата, вызывающая безусловное уважение. Но дело, все-таки, как мне кажется, не только и не столько в самой дате, хотя магия цифр не может не завораживать. Дело – в людях, к этой дате причастных. Начиная от бывшего губернатора генерал-лейтенанта Н.Д. Селиверстова, завещавшего крупную сумму на постройку художественного училища, до сегодняшних студентов и преподавателей, которым посчастливилось отмечать юбилей своей альма-матер в качестве, так сказать, действующих лиц.

Трудно, вероятно, было бы подсчитать, сколько за эти годы выпускников выпорхнуло из под крыши училища. Не будем рассуждать, как это сегодня модно, о том, кто чего достиг, в конце концов, у нас не конкурс личных достижений. Гораздо важнее, что большинство из них не изменило своей профессии. То есть, другими словами, профессия оказалась их призванием.
Накануне юбилея мы побеседовали с выпускницей театрального отделения ПХУ им. К.А. Савицкого 1979 года Любовью Цыбаревой.

– Вопрос, мягко говоря, не оригинальный, но все же, скажите, почему именно театральное? Это был осознанный личный выбор, или, может быть, сыграла роль семейная традиция?

– Нет, никакой семейной традиции не было. Просто в школе мы с классом часто ходили на спектакли в наш драматический театр. И, в первую очередь, меня привлекала именно изобразительная часть спектакля: декорация, костюмы, свет. Очень хотелось узнать, как это делается? Как рождается волшебство театра? Мне казалось, что в условности театральных декораций (это я, конечно, потом уже поняла и для себя сформулировала) было больше свободы для самовыражения и творчества, чем, скажем, в той же живописи. Забегая вперед, скажу, что в училище отклонения от академического канона не слишком-то поощрялись. На нас же – студентов театрального отделения – смотрели, в этом плане, сквозь пальцы, чем мы, разумеется, и пользовались.

– Вы поступили в училище в 1975 году. Как теперь говорят, в застойную эпоху. Какова была творческая атмосфера тех лет, и была ли она, вообще, творческой?

– Мы учились, с азартом, учиться было очень интересно и весело. Ну да, формально существовала определенная художественная концепция, исповедовавшая принципы так называемого соцреализма, за рамки которой выходить не рекомендовалось. Но, во-первых, и в этих рамках многое можно было сделать, а, во-вторых, как я уже говорила, у студентов театрального отделения было гораздо больше свободы творчества.

Почему? Даже не знаю. Может быть, кто-то «наверху» решил, что оформление спектаклей: декорации, костюмы, реквизит – при всей своей значимости, все же играет вспомогательную роль, не являясь самостоятельным видом искусства. Хотя, конечно, это абсолютно не так, и художник-постановщик – такой же равноправный соавтор спектакля, как и режиссер.

Но мы немного отвлеклись. Возвращаясь к вопросу о творческой атмосфере. Знаете, что отличало всех учившихся в те годы? Все очень много работали - постоянно делали наброски, ходили на этюды, писали друг друга. Причем, разумеется, сами, никто никого не заставлял.

– Получается, шли учиться, будучи твердо уверенными в своем призвании?

– Получается, так. Вообще, на нашем курсе практически все студенты были уже достаточно взрослыми. Девочки – практически все с полным средним образованием, ребята – почти все после армии. То есть, шли учиться сознательно. Потому и учились с полной отдачей. Многие приезжие еще и подрабатывали. Уставали, конечно, и, случалось, засыпали прямо на занятиях. Но это время было такое, как-то больше на себя рассчитывали. Кстати, когда я поступала, и конкурс был весьма приличный.

Сейчас точно не вспомню, но где-то человека три-четыре на место. Так что, поступить было не так-то просто. Это уже потом, спустя годы, случался недобор студентов. Не знаю как сейчас, но в наше время учиться было интересно, хотя, возможно, в чем-то и труднее. Например, в Пензе был ограниченный выбор масляных красок и кистей. Даже в единственном на весь город специализированном магазине (был такой, если помните, «Звездочка», напротив магазина «Малыш»). Поэтому периодически (раза два в год) за красками мы ездили в Москву, благо, билет на поезд туда и обратно стоил одиннадцать рублей. А стипендию мы получали – тридцать рублей. Причем, обязательно совмещали приятное с полезным – бывая в столице, старались посетить как можно больше выставок, музеев.

– Давно уже нет необходимости никуда ездить ни за красками, ни за другими художественными прнадлежностями…

– Да-да, и это, конечно, очень удобно. Но, понимаете, не всегда в удобстве лишь дело. Трудности, которые тогда существовали, были связаны, в большей степени, с нехваткой необходимых материалов для учёбы. С другой стороны, за теми же красками-кистями в Москву съездить – так это же одно удовольствие! Или, допустим, подрамники. В художественном фонде их делали только для членов Союза художников. В других мастерских заказать их было сложно. Поэтому зачастую подрамники приходилось делать самим. И делали – сколачивали, натягивали и грунтовали холсты.  Вообще, больше было активности, энтузиазма у студентов.

– Наверное, немалая заслуга в этом и преподавателей?

– Безусловно. Наше училище всегда отличалось сильным преподавательским составом. С благодарностью мы вспоминаем своих учителей. Нам очень повезло с педагогами: композицию на театральном отделении вёл народный художник России Георгий Дмитриевич Епишин, историю театра – режиссёр театра драмы Виктор Александрович Давыдов, рисунок – Молчанов Борис Николаевич, живопись – Захаров Константин Васильевич, историю искусств – Буяльская Лариса Николаевна и много других замечательных людей.

Основным педагогом для нас был Епишин – яркий, талантливейший человек! Он прошел всю войну, с 1948 по 1980 год был художником-постановщиком, главным художником областного театра драмы, а с 1969-го по 1978-й заведовал еще и театральным отделением ПХУ. Несмотря на то, что всю жизнь проработал в провинциальном театре, это был художник отнюдь не провинциального уровня. Он мог бы быть главным художником абсолютно любого театра страны. Георгий Дмитриевич был творчески очень восприимчив ко всему новому. Я не имею ввиду, что он гнался за модой, просто нам, молодым, очень легко с ним было, он давал нам свободу творчества, мы могли экспериментировать, фантазировать – главное, чтобы за всем этим стояла мысль, чтобы в результате творческих поисков рождался образ. Георгий Дмитриевич так и говорил нам, что для театрального художника самое главное это – умение творчески мыслить. И хотя наше отделение готовило художников-исполнителей, программа, по которой мы занимались, была рассчитана на подготовку художника-постановщика.

Работая над образом спектакля, приходилось  много читать, и не только текст самой пьесы, но и массу дополнительной литературы по архитектуре, истории костюма и быта, делать многочисленные зарисовки. Благо, у нас в училище была великолепная библиотека с массой документов, исторических материалов, в том числе, книги из библиотеки, завещанной училищу его основателем, пензенским губернатором Н.Д. Селиверстовым!

– Вы окончили училище в 1979 году. Чем занимаются ваши сокурсники? Как сложилась Ваша творческая судьба?

– Конечно, не все связали свою дальнейшую жизнь с театром, но практически все занимаются творчеством. Александр Пронский  сначала был художником-постановщиком в театре драмы, потом главным художником театра юного зрителя г. Пензы, а с 2002 г. ведет театральную композицию в ПХУ. Ирина Соловьева  работала главным художником в театре драмы Кишинева, затем Ульяновска. Алексей Поздеев стал прекрасным реставратором. Иван Малякин занимается живописью.

После окончания училища я четыре года работала бутафором в Пензенском областном театре драмы. В 1983-м поступила в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии на постановочный факультет. После окончания три года проработала в Алма-Ате – главным художником Русского ТЮЗа. После возвращения домой, в Пензу, поступила в 1992 году в областной театр драмы на должность главного художника, в которой и проработала вплоть до 2003 года. Да, в эти же годы я (продолжая добрую традицию наших преподавателей) преподавала в Пензенском художественном училище на родном театральном отделении.

А с 2006-го и по сию пору я – доцент кафедры «Дизайн и художественное проектирование интерьера» архитектурного факультета Пензенского государственного университета архитектуры и строительства по специальности «Дизайн костюма». Как видите, я ни в чем не разочаровалась, и моя профессия, по-прежнему, приносит мне радость творчества, как и в те, далекие уже годы, когда я была студенткой художественного училища.
Пользуясь случаем, поздравляю со 120-летием училища всех моих дорогих сокурсников, преподавателей и, вообще, всех, чья судьба соприкоснулась с судьбой Пензенского художественного училища!


«Новая социальная газета», №6, 15 февраля 2018 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 271

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Авторы граффити - Команда Почти
  • Автор Сергей Козлов. Гнев
  • Автор граффити - Блот
  • Мастер-класс Михаила Мамаева по созданию мокро-коллоидной фотографии

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.