ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Жестокий Романс Лидии Руслановой

Вячеслав КАРПОВ

Музей Матери русской песни

 

«Матери русской песни» – так написала на своем портрете, подаренном великой Руслановой, не менее великая Людмила Зыкина. Портрет и сегодня находится в квартире приемной дочери Лидии Руслановой – Маргариты Владимировны Крюковой.

А начинал открывать для нашей области имя Руслановой Георг Мясников – один из руководителей региона в советский период. Под его руководством на трассе Пенза-Саратов возле села Ключи была возведена стела земляку Руслановой, советскому писателю Федору Гладкову. Мясников писал в своих мемуарах «…посоветовал искать место (для музея Федора Гладкова) на околице с. Ключи ближе к бетонной дороге Пенза-Саратов. Посадить парк, поставить дом и бюст, а на дороге сделать хорошую стелу, указывающую на этот мемориал».

И вот два года назад именно в этом месте был открыт Историко-культурный центр имени Лидии Руслановой, где нашлось место и замечательным экспозициям памяти Федора Гладкова, и художнице, книжному иллюстратору, графику, соратнице Малевича Вере Ермолаевой. В музее имени Руслановой меня любезно встретила научный сотрудник, она же и экскурсовод и внештатный директор, умненькая и любознательная девушка Елена Владимировна Степанова, сообщившая по секрету, что мечтает служить в полиции и что у нее есть юридическое образование.

Мы с ней сравнивали результаты поисков Г.В. Мясникова с сегодняшней информацией, имеющейся в музее. Подумалось, если уж открыли такой музей, то и штат ему необходим соответствующий, хоть и накладно это для районного бюджета. Так что ж – помогать надо! Ведь это единственный в мире музей великой русской певицы. Нужна постоянная краеведческая и научная работа – белых пятен в биографии Руслановой больше чем достаточно. Скажем, вопрос социального происхождения.

Руководитель «Центра Сценического Искусства имени В.Э. Мейерхольда» Н.А. Кугель говорит: «Русланова пять лет себе убрала, и она не простая, совсем не простая, и совсем не крестьянская дочь». Георг Мясников в свое время тоже писал в своих дневниках за 1982 год: «Загадка с Лидией Руслановой», «Замучила Л. Русланова», «…она прятала путем мистификации свое дворянское прошлое». И еще, на мой взгляд, очень важное.

В Пензе в октябре 1975 была реализована идея Г. Мясникова о создании «Объединения государственных  литературно-мемориальных музеев», успешно работающего и сегодня. А сколько сейчас осталось действующих районных, школьных музеев, открытых во время нашего культурного ренессанса? Нужно инициировать создание Ассоциации таких музеев, в том числе, и частных. А разве плохо, если Пенза проведет областной фестиваль районных музеев – в них есть что посмотреть! Вот как решить такой, казалось бы, ясный вопрос?

От приемной дочери Руслановой М.Г. Крюковой 28 cентября 1982 года получены экспонаты и личные вещи Лидии Руслановой, по сей день находящиеся на балансе Пензенского краеведческого музея и лишь единственный раз выставлявшиеся на открытии Историко-культурного центра имени Руслановой в с. Ключи. Казалось бы, им место именно здесь. Почему же они спрятаны в запасниках краеведческого музея?
Чем больше я знакомился с историей жизни Лидии Руслановой, тем больше у меня появлялось вопросов. Думается, что создание такого мемориала поможет со временем раскрыть многие тайны, которыми полна жизнь нашей прославленной землячки. И дело не в банальном любопытстве. Правда о судьбе Лидии Руслановой – это правда о судьбе человека в истории России.

 

Кто Вы, Лидия Русланова?

 

Два года назад сын Г.В. Мясникова М.Г. Мясников подарил мне книгу мемуаров своего отца «Страницы из дневника», кстати, неоднозначно у нас воспринятую. Мемуары, кроме сына Мясникова, редактировал известный пензенский краевед М.С. Полубояров, земляк Лидии Руслановой, ныне – столичный житель, написавший биографию певицы. Я с ним разговаривал по телефону и буду, по ходу повествования, ссылаться на его авторитетное мнение.

По результатам последних исследований Полубоярова, Лидию Андреевну Русланову, на самом деле, звали Прасковьей Андрияновной Лейкиной. (14 октября – день рождения Руслановой –  день памяти преподобной Параскевы Сербской). Хотя многие краеведы называют ее Агафьей, а ее приемная дочь Маргарита Владимировна Крюкова говорит, что мать всегда была Лидией Лейкиной, а Русланова – сценический псевдоним. Когда я сообщил об этом Полубоярову, он ответил, что приемная дочь просто не знает. Да и саратовские исследователи биографии Руслановой выдвигают версию, что псевдоним «Русланова» взят ею по названию архангельской деревни, откуда происходили ее предки-старообрядцы, бывшие крепостные крестьяне-поморцы, переселившиеся впоследствии в Петровский уезд Саратовской губернии. И что она назвалась Руслановой из-за давней неприязни к родственникам Лейкиным.

После прекращения в 1762 году преследования старообрядцев, значительное их количество осело в деревне Даниловка (сегодня Лопатинский район Пензенской области), а затем, лет за десять до рождения Руслановой, несколько семей, среди которых, возможно, были ее потенциальные предки, поселились на берегу речки Чернавка, а cвою деревню назвали Александровкой.

В ней, якобы, и родилась Русланова. Тем не менее, на сегодняшний день метрических церковных книг, подтверждавших бы время (предполагается, 1900 год) и место ее рождения, не обнаружено. По словам М. Полубоярова, «есть основания полагать, что родилась она ранее 1900 года». А по предположениям саратовских исследователей, возможно, Русланову крестили в Даниловке в храме святого великомученика Дмитрия Солунского (на это вынужденно шли старообрядцы, так как своего храма в Александровке не было).

Михаил Полубояров пишет, что по воспоминаниям артистки, в ее семье многие пели, она наблюдала веселье на улице, а ее дядя – Яков – пел на свадьбах и посиделках, но это уже было в Даниловке, порядки в которой отличались от старообрядческой Александровки. Известный советский писатель Федор Гладков – уроженец соседней с Даниловкой Большой Чернавки – в «Повести о детстве», (ее с удовольствием прочла Русланова, найдя среди персонажей своих знакомых) – написал: «…прадеды наши с Поморья пришли». А пока вот что получается без документального подтверждения, исходя из воспоминаний дальних родственников певицы.

Неродной дед Руслановой Дмитрий Алексеевич Горшенин (впоследствии раскулаченный, который ее нещадно лупил и у которого по деревенским преданиям, она однажды подожгла бороду, cтарообрядец поморского согласия, из села Александровка, женился на мордовке Дарье Лейкиной, из соседнего села Даниловка, растившей после смерти своего первого мужа Маркела двух сыновей – Андриана и Федора). Так вот, Андриан Маркелович, мордвин из Александровки, тоже из старообрядцев, батрачивший там, женился на дочери старого мельника из Даниловки Татьяне Ивановне Нефедовой.

Ее отец, старообрядец, пел в молельном доме. Старшую дочь (Русланову) в большой семье звали Панькой. Отец – Андриан – ушел на русско-японскую войну 1904–1905 годов. Было ошибочно сообщено, что он погиб под Мугденом, но Андриан выжил после тяжелого ранения, и даже приходил слушать «Сироту», когда Панька солировала в главном храме Саратова. Из-за нищеты детей он не взял, а сам женился повторно, и у него появилась дочь Александра, с которой Русланова познакомилась, спустя много лет (cводная сестра Александра родилась в 1923 году и пять лет жила у Руслановой). А в 1905-м, то ли умерла, то ли погибла в Петровске во время революции мать Руслановой Татьяна Ивановна. После смерти матери, бабушка по линии матери, забрала ее и брата Авдея из семьи деда Горшенина и начались скитания и нищенство. Ну а после смерти бабушки в 1906 или 1907 годах Прасковью (Русланову), брата Авдея и совсем маленькую сестру Юлю раздали в Саратове по приютам. Документов об этом периоде не найдено.

Полубояров говорил мне, что дети были в приютах с фамилией Лейкины и что, все-таки, Русланова – это сценический псевдоним. Хотя я бы предложил рассмотреть и еще одну версию. Многие саратовцы, примерно, в 1908–1911 годы приходили послушать «Сироту» на воскресные и праздничные богослужения в центральный Александро-Невский собор, главный храм Саратовской епархии. В эти дни службу часто вел Епископ Гермоген (Долганов) – владыка Саратовский и Царицынский (1903–1912 г), монархист, черносотенец, ведший яростную борьбу со всякими сектами и старообрядцами (будучи Главой Тобольской епархии, убит большевиками за попытку спасения царской семьи). Он, конечно, знал Русланову, и нельзя себе представить, чтобы старообрядка солировала в хоре центрального храма его епархии. Может, смена фамилии и произошла в те времена?

В музее мне показали фото 1912 года, где можно видеть группу детей Мариинского детского приюта. Эксперты из УВД Саратовской области подтвердили, правда, не на все 100% (на фото не видно ушей, а уши это все-равно, что отпечатки пальцев), что на фото изображена 7-8 летняя Русланова. В 1912 году Русланова окончила три класса церковно-приходской школы, потом, с 12 лет, работала на мебельной фабрике, а в 1914–1916 годах брала уроки вокала у, случайно услышавшего ее в 14 лет, профессора Саратовской Алексеевской консерватории Михаила Ефимовича Медведева (Меер Бернштейн). Его учеником был наш земляк, оперный певец Александр Мозжухин.

 

Четыре войны – четыре мужа

 

В 1916 году Лидия Русланова отправилась на фронт в качестве сестры милосердия, и до октября 1917-го служила в санитарном поезде. В 1917-м Лидия Русланова вышла замуж за интенданта Виталия Степанова, белокурого высокого красавца, лет тридцати пяти, «из благородных». В мае 1917 у них родился сын. А потом счастье вдруг кончилось. В 1918 году сначала исчез муж (вроде бы, убежал к белым на Дон), а потом из дома исчез и грудной сын (по одной из версий, сын умер в младенчестве, но на эту тему Русланова никогда не распространялась). Русланова тяжело переживала потерю сына. Все её попытки не только отыскать, но хотя бы узнать что-либо о его судьбе, были безуспешны. Но здесь следует заметить, что свой первый концерт – в 1923 году, и последний – в 1973-м, Русланова давала именно в Ростове-на-Дону.

За время Гражданской войны Лидия Русланова успела дать бесчисленное количество сольных концертов перед бойцами Красной Армии. В 1919-м, будучи в Виннице, Лидия вышла замуж за сотрудника ВЧК Наума Наумина, с которым и жила вплоть до 1929 года. Чекист Наумин смог сделать так, что именно эти годы стали годами профессионального становления Руслановой, как эстрадной певицы. Наум Ионович (по другим сведениям – Ильич) был «влиятельным сотрудником ВЧК», а в дореволюционной жизни был, как и его жена Русланова, артистом. Новый муж следовал за ней. Ведь его и приставили от Винницкой ВЧК к концертной бригаде в качестве охранника. С ним Русланова благополучно перебралась в Москву и пережила лихие времена после Гражданской войны. Она к тому времени уже многое понимала: «В такую шальную погоду нельзя доверяться волнам…». Приехав в Москву, Русланова и Наумин сразу же начали собирать библиотеку.

«Шла гражданская война, когда мы с мужем стали собирать библиотеку. Торговля книгами велась в те годы не совсем обычно. Букинисты, студенты, архитекторы, врачи – люди самых различных профессий – выносили на Моховую улицу в Москве книги. Здесь можно было встретить библиографические редкости и лубочные издания, классиков русской и мировой литературы, альбомы с видами и фотографии всех 499 членов Государственной думы в роскошной папке, с биографиями. Случайно мне тогда удалось приобрести журнал «Современник», издававшийся Пушкиным, с автографом поэта, а также прижизненное издание «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Радищева».

Русланова и Наумин жили в Москве, ни в чём не нуждаясь. Наумин получал неплохое жалованье. Русланова тоже приехала в столицу не с пустыми руками. На гастролях успела заработать кое-какие деньги. Интересная сложилась парочка! Чекиста за какие-то заслуги переводят в столицу, а его 20-тилетняя жена c церковно-приходским образованием начинает вкладывать деньги в библиографические редкости. Так и хочется вслед за Станиславским воскликнуть: «Не верю!» А с другой стороны, что такое 1921–1923 годы в истории России? C октября 1917 года по 1 июля 1921-го цены выросли в 7912 раз! Деньги потеряли свое значение. В 1920 году месячная зарплата позволяла человеку кормить себя только три дня – если он покупал продукты на рынке (а больше негде было). Горожане, военные, чиновники кормились пайком.

В Поволжье царил повальный голод. Вначале засуха и неурожай, одновременно продотряды выгребали подчистую хлебные запасы у крестьян, угоняли скот. Пять миллионов умерших от голода. Случаи людоедства. К весне 1921 года положение еще ухудшилось. Остатки зерна съели, сеять было нечего. Дом в то время можно было купить за ведро квашеной капусты. После небольшой передышки – НЭПа – наступил период сплошной коллективизации, и 1932–1933 годы – это страшный период Голодомора для малой родины Лидии Руслановой – Мало-Сердобинского района Пензенской области.

По словам директора Малосердобинского районного музея Пчелинцевым С.А., с 1929 по 1934 годы население района упало с 53 до 21 тысячи человек. За 1932–1933 годы в Малой Сердобе умерло 300 человек, (на улице Октябрьской часть порядка, вообще, выпала, люди вымерли и появился прогал; в селе Старое Славкино умерло до 600 человек. Умерших хоронили без гробов. Продотряды выгребали все, даже то, что было выдано на трудодни. И совершенно не случайно именно в Малой Сердобе появился первый в области памятник «Жертвам голода и политических репрессий». А я заметил, что здесь какие-то по-особенному приветливые люди, да и руководители сюда попадают не случайные.

Наумина арестовали 21 ноября 1937 года – «является участником террористической организации и имел намерение совершить террористический акт над руководителями Советской власти». Осуждён Военной коллегией Верховного суда СССР по статьям 58-8 и 58-11 УК РСФСР к расстрелу. Приговор приведён в исполнение в тот же день, 3 января 1938 года. В июне 1957 года Военной коллегией Верховного суда СССР Наумин был полностью реабилитирован.

Что характерно, Русланова никогда не состояла в партии, что, в общем, было нетипично для человека ее уровня, учитывая особенности той эпохи.
Ее первый сольный концерт, как уже говорилось, состоялся летом 1923 года в Ростове-на-Дону в составе местного эстрадного театра «Скоморохи». Концерт проходил на подмостках сада бывшего Камергерского клуба. Это было её первое официальное место работы. В 1920 году на Дону окончательно установилась советская власть. А устанавливалась она тяжко. В письме Дзержинского Ленину от 19 декабря 1919 говорится, что на тот момент в плену у большевиков находилось около миллиона казаков. Ответ вождя, был вполне в его духе: «Расстрелять всех до одного!»

Русланова была не робкого десятка, но, порой, ее прямота могла выйти ей, как говорится, боком. Один такой случай имел место на приеме у Сталина. Вождь, указав на обильно накрытый стол, предложил Руслановой угощаться. «Я-то сыта, – ответила певица, – а вот моих земляков в Поволжье накормите! Голодают!» Сталин бросил сидевшему рядом Буденному: «Ты слышал? Какая речистая! За земляков заступается.
А ты ее любишь?» «Как поет, люблю. Других и знать не хочу, – пьяно ответил Буденный. – А так... пока что не настолько коротко знаком». «Ладно, пусть пока попоет», – милостиво кивнул Сталин. Но с тех пор Русланову в Кремль не приглашали. Возможно, Буденный и познакомился с Руслановой после концертов в Ростове-на-Дону. В 1920 году части Первой конной освобождали Ростов. Конечно, может статься, эпизод с приемом у Сталина – не более, чем очередной миф, коими изобилует биография певицы. Однако, хотелось бы думать, что так и было на самом деле.

Всенародно любимая певица, на пике популярности могла многоге себе позволить. Например, подарить бриллиантовую брошь из коллекции Н.Н. Гончаровой (жены Пушкина) супруге маршала Жукова, а на прием в Кремль явиться в роскошной бриллиантовой диадеме из коллекции царской семьи, на что, кстати, обратил внимание сам Сталин. Многое уже зная, но не все правильно оценивая, она могла «рубануть» такое, за что другому, мягко говоря, не поздоровилось бы. На одном из банкетов Лидия Андреевна случайно опрокинула бокал с вином. Сидевший рядом, не менее знаменитый Алексей Толстой, недовольно пробормотал: «Осторожно, будет пятно на моих брюках!» На что Русланова громогласно заявила: «У тебя без пятен только брюки и остались!»

Прочитав все это, я кое-что вспомнил, о чем, думается, Русланова и тогда знала. Есть свидетельства, что Алексей Толстой написал «лжедневник» фрейлины императрицы Анны Вырубовой. Он же в 1944 году входил в специальную комиссию, созданную по личному распоряжению Сталина, под руководством уже тяжело больного нашего земляка, прославленного нейрохирурга с мировым именем, Николая Ниловича Бурденко, которая фальсифицировала Катынские события. 26.11. 2010 года Госдума России приняла заявление «О Катынской трагедии и ее жертвах», в котором говорится: «Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей.

В Катынском лесу покоятся тысячи советских граждан, уничтоженных сталинским режимом в 1936–1938 годах. Именно на них отрабатывалась технология массовых убийств, которая затем в том же месте была применена в отношении польских военнослужащих». 16 июля 2012 года патриарх Кирилл освятил храм-памятник «Воскрешение Христово» на месте массового расстрела 4,5 тысяч поляков – страшный символ общей трагедии России и Польши. А рядом в лесах – массовые захоронения тысяч наших.
Продолжение следует.

 

«Новая социальная газета», №47, 7 декабря 2017 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 416

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Автор Михаил Мамаев
  • Автор Денис Коробков. Серия картин ВКУСНЫЕ ВЕЩИ
  • Автор граффити - Блот
  • «Жили-были». Автор Виталий Истюнин

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.