ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Фитнес-клуб "ЭНИГМА СУРА". Пенза

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Деревенская сага

Вячеслав КАРПОВ

Деревня без России

 

По толковому словарю Даля, слово «Сага» означает – дума, сказание, быль. Неужели настало время, когда русская деревня окончательно превращается в сказочный персонаж, который наши дети и внуки знают лишь по рекламе «Домик в деревне»? А ведь думы и тоска по нашей малой родине заполняют многих из нас. Проживет ли Россия без деревни? Да уже успешно живет, бьет даже советские рекорды по урожаю зерновых. C 2014 года экспорт зерна превысил экспорт вооружения, и Россия вышла на первое место в мире, впервые обогнав США. Хотя, если разобраться, не все так однозначно. Рост экспорта пшеницы – это признак кризиса в животноводстве. Меньше стали скармливать скоту за счет западных технологий и за счет того, что самого скота тоже стало меньше.

Советской колхозно-совхозной номенклатуре «отдали» в собственность бывшие колхозы и совхозы; и за 25 лет новой России они вышли на первое место в мире по экспорту сельхозпродукции, правда, при этом, задавили сельхозпроизводство в своей стране, став монополистами. В 2015 году страна заработала на экспорте сельхозпродукции 16 млрд. рублей, в 2016 году – 17 млрд. Правда, наша действительность такова, что наши дети и внуки уже забыли вкус настоящего деревенского молока, вкус яичка от курочки, гуляющей по зеленой травке. Многие думают, что огурцы и помидоры бывают только магазинными, а хлеб только таким, каким мы все его и едим. Кстати, сегодня по исследованиям социологов, 52 млн. россиян не довольны качеством хлеба.

А проживет ли деревня без России? Тоже как-то живет, и, вопреки всем форс-мажорным обстоятельствам, кормит город, о чем мы дальше и узнаем. Сага – это еще и быль о сегодняшней действительности деревень, многие из которых сначала становятся «выморочными», а потом и вовсе исчезают из российского пространства, но, конечно, не из памяти людской. Ну, а дальше, перефразируя Высоцкого, – тот, кто выжил в катаклизме, пребывает (доживает) в пессимизме. Так можно ли было не идти, кем-то придуманной, гибельной деревенской дорогой?

 

Новгородское «экономическое чудо»

 

Хочу привести отрывки из книги «Реформы в провинции», бывшего самого молодого губернатора в России Михаила Прусака (1991–2007 годы; вступил в должность главы администрации в 31 год), автора Новгородской модели возрождения села и Новгородского «экономического чуда» (привлек в область 1,5 миллиарда долларов зарубежных инвестиций). Книга вышла 18 лет назад, в 1999 году. Я ее совершенно случайно нашел в прошлом году в Лермонтовской библиотеке и прочитал, как подтверждение многолетним поискам и размышлением моих пензенских приятелей, людей разных специальностей, направлявших еще кандидату в президенты России В.В. Путину «Предложения по развитию сельского хозяйства в России».

«Есть у нашего государства плохая традиция в отношении к крестьянину, как к человеку второго сорта, обязанного кормить страну в принудительном порядке. Так было при Иване Грозном, который, по сути, передал крестьянина помещику в собственность. Так было при Сталине, который штыками загонял мужика в колхозы. Так было при Хрущеве, который лишил деревенского жителя подсобного хозяйства. Так было при Брежневе, который упразднил десятки тысяч «неперспективных» деревень, а вместе с ними упразднил и крестьянский уклад жизни. Как ни обидно, но приходится признать, что и наша, последняя по времени аграрная реформа – из того же ряда. Стратегическая цель аграрных преобразований Петра Столыпина заключалась в том, чтобы создать класс богатых крестьян-фермеров по американскому типу. Результаты: в 1913 году Россия произвела зерна больше, чем США, Канада и Аргентина, вместе взятые. Две трети крестьян не пожелали выходить из общины и в критический момент пошли за большевиками. Суть нашей концепции аграрной реформы заключается, прежде всего, в ее эволюционном характере. Пока не вырастет новый крестьянин, способный работать в рыночных условиях, необходим переходный период, в течение которого колхозно-совхозный строй постепенно уступит место частновладельческому. Производственные фонды нельзя приватизировать – все это остается в неделимом фонде сельхозартели – не важно, как она будет называться – ассоциация, товарищество, кооператив. Общественный скот, принадлежащий убыточным хозяйствам, нужно раздать по дворам. Рентабельность крестьянского хозяйства обеспечит оптимальное количество в нашей зоне от трех до пяти коров.

Cегодня на долю частного сектора приходится более половины от производимого в области молока и мяса. Надой на корову в личном крестьянском хозяйстве в два с половиной раза выше, чем в коллективном. Личное крестьянское хозяйство является ключевым звеном в аграрной реформе по нашему образцу. И здесь неоценимую роль играет наследие великого ученого А.В. Чаянова c его теорией семейно-трудового хозяйства, то есть, «крестьянской семьи, не прибегающей к найму чужой рабочей силы, располагающей некоторой земельной площадью и собственными средствами производства, и затрачивающей часть своих рабочих сил на неземледельческие промыслы». Бывшие колхозы и совхозы, превратившись в классические сельхозкооперативы (производственные, сбытовые, перерабатывающие), и, сохранившие свой неделимый фонд, кооперируют усилия семейно-трудовых хозяйств. Необходимую помощь село должно получать через льготное налогообложение, льготный тариф на электроэнергию, льготный кредит, через участие государства в создании инфраструктуры села, школ, медицинских и ветеринарных учреждений».

 

Деревню переписали

 

В 2016 году прошла Всероссийская сельскохозяйственная перепись. Всего по Пензенской области зафиксировано в 2016 году 503 сельхозорганизации. В 2006-м – 869. КФХ было в 2006 году – 2 269, в 2016 году стало – 1 130. Это данные по, так сказать, живым, действующим коллективным фермерским хозяйствам. А всего было зарегистрировано: 2006 год – 2 232, 2012 год – 3 239, 2016 год – 1 855 и 2017 год – 1 860 КФХ. Индивидуальных предпринимателей было – 334, в 2016 году стало 89. Лидеры по реально работающим КФХ и индивидуальным предпринимателям: Городищенский район – 98, Лопатинский – 88, Тамалинский – 80. Аутсайдеры: Земетчинский район – 18, Шемышейский и Спасский районы по 20, Cосновоборский, Камешкирский и Бековский по 21. Личных подсобных и других индивидуальных хозяйств было в 2006 году – 330 505, а стало в 2016 году – 250 918. В сельских поселениях – 222 600 и 223 256. Здесь лидеры: Пензенский район – 21 049, Бессоновский район – 19 472, Городищенский район – 14 119. Аутсайдеры: Спасский – 2 779, Иссинский – 3 450, Тамалинский – 4 509. По городским округам и поселениям – было 107900 и стало 27 662 ЛПХ. Лидеры: г. Пенза – 5 009, г. Кузнецк – 1 765. Районы-лидеры: Никольский – 1861, Земетчинский – 1 655, Каменский – 1 629. Аутсайдеры: Белинский – 292, Лунинский – 341, Сосновоборский – 595.

 

Кто и чем нас кормит?

 

Вот данные Пензастата c небольшими комментариями cпециалистов и автора.
В производстве сельхозкультур отличились в 2016 году сельскохозяйственные организации: зерновые и зернобобовые культуры – 1565,3 тысяч тонн, свекла сахарная – 1694,2 тысяч тонн, подсолнечник – 267,8 тысяч тонн. Фермеры и индивидуальные предприниматели собрали: зерновые и зернобобовые культуры – 330,5 тысяч тонн, свекла сахарная – 214,9 тысяч тонн, подсолнечник – 67,5 тысяч тонн.

И вот мнение человека, стратегически мыслящего, бывшего ректора ПСХА, уже ушедшего от нас академика, доктора химических наук А.Ф. Блиннохватова (январь 2002 года): «Много произведенной пшеницы в этом году – это не товар – это урожай. Пшеница некачественная – ее невозможно продать… В этом году, минимум, 40% зерна будет потеряно, мы разучились его хранить. Спасение в одном – зерно раздать хозяевам, частникам. Напичкать поросятами, другой живностью вплоть до цыпленка всю область». (На сегодня в области всего 14 элеваторов, фермерских нет совсем, представьте затраты фермеров на хранение).

В 2016 году частные хозяйства собрали 398,8 тысяч тонн картофеля из 469,7 собранного хозяйствами всех категорий. В 2015 году случился хороший урожай картофеля, и ЛПХ сбили цену крупным картофелеводам, которым надо было «отбивать» кредиты, взятые на посевную. Вот вам и преимущество стресс-устойчивости маленьких по сравнению с большими во времена кризисов. Потому уверен – сильнейший потенциал развития и последующей кооперации – у сегодняшних ЛПХ (личные подсобные хозяйства), будущих семейно-трудовых крестьянских хозяйств, а их в области около 250 тысяч. Думается, это и есть те 20 млн. новых рабочих мест, о которых говорил Президент России.

Овощей частники собрали 137,7 тысяч тонн из 187,5 тысяч тонн валового сбора всеми хозяйствами. Cкота и птицы на убой (в живом весе) 26 556 тонн из 254 108 хозяйств всех категорий. Производство молока: хозяйства населения – 132 272 тонны из 313 893 хозяйств всех категорий. Производство яиц: хозяйства населения – 102 964 тысяч штук из 271 805, произведенных всеми. Для сравнения: КФХ и индивидуальные предприниматели произвели 16 603 тысяч штук.

Поголовье крупного рогато скота на 1 декабря 2016 года в хозяйствах всех категорий по сравнению с данными на декабрь 2015 года уменьшилось на 4,2 тысяч голов, свиней – на 81,8 тысяч голов, овец и коз – на 1,8 тысяч голов.

КРС – хозяйства населения – 78 080, в том числе, коровы – 33 084 – из хозяйств всех категорий – 176 593 голов, в том числе, коровы – 78 662. Фермеры 27 220, в том числе, коровы – 12542.

К 2018 году планируется реализовать 44 проекта семейных животноводческих ферм и дополнительно создать не менее 188 КФХ, чтобы поголовье крупного рогатого скота (КРС) увеличить в 2 раза. Cвиньи: хозяйства населения –72 130 голов из 182 981 хозяйств всех категорий. КФХ – 5 267 голов. Овцы и козы: хозяйства населения – 96 429 голов из 117 195 хозяйств всех категорий.

 

Мы должны испытать стыд

 

Я, например, и большинство моих знакомых покупаем продукты на ярмарках выходного дня у производителей с личных подворий, которые уже больше10 лет приезжают в микрорайон и к ним всегда выстраивается очередь. Хочу обратить внимание – именно с личных подворий. Стратегия же руководства агропрома направлена, в основном, на создание больших холдингов. Это обосновывается тем, что сельское население стареет. Почти цитирую: «Поскольку количество людей, имеющих ЛПХ, снижается, необходимо ускоренно развивать картофелеводство и овощеводство на основе интенсивных технологий на базе организованных хозяйств». Ну, не странно ли? 25 лет люди бежали с родной земли, а когда убежали, начинаем строить «новые колхозы»! Но вот до революции большинство крупных помещичьих хозяйств оказались в залоге в банках, как неэффективные. Почти через век примерно то же самое случилось с колхозами. Во всех случаях страну вытаскивали семейно-трудовое крестьянство – в досоветское время, и частные подворья – в советское. Люди, пребывающие в пессимизме, не спешат в фермеры по той же причине, по которой из-за увеличения суммы страховых взносов, 4 года назад, 500 тысяч предпринимателей по России прекратили свое существование. И никто перед ними не извинился. Да и давно уже известно, что только около 5% населения любой страны способно к предпринимательству.

Знает ли наше руководство о чем говорит, когда предлагает следующие требования к участникам программы по развитию семейных животноводческих ферм: глава КФХ обязуется оплатить за счет собственных средств не менее 40% стоимости каждого наименования приобретений согласно бизнес-плану; грант на развитие ферм может достигать до 10 млн. руб. и притом 10% из 40% это личные средства начинающего фермера. У многих ли есть 4 млн. и из них 400 тыс. личных сбережений? КФХ должно существовать не менее года; глава хозяйства обязуется использовать грант в течение 24 месяцев со дня получения; создать условия для организации не менее трех рабочих мест; в хозяйстве должна отсутствовать текущая задолженность по штрафам, пеням и страховым взносам.

Да, многие хотят денег от государства, но далеко не все готовы выполнять условия, которое оно диктует. В условиях хронической нестабильности и постоянно растущих государственных аппетитов, бизнес, вообще, а сельхозбизнес, в особенности, – удел отчаянных. И, конечно, возрождение современной русской деревни – это, прежде всего, принятие новых управленческих решений по структурной перестройке в аграрном секторе, направленной на возрождение трудового крестьянства. Вот, например, в Белгородской области, по программе областного правительства, на селе до 2020 года построят 500 предприятий. Идея развивать промышленность на селе хоть и не нова, а, в то же время, очень актуальна и современна. Многие будут работать летом на земле, а зимой на фабрике или заводе. А мой дядя удачно совмещал работу главного инженера на пенькозаводе с великолепным развитием подворья. Заводы и фабрики на селе могут быть и не сельскохозяйственной специализации. Новые фабрики сделают село привлекательным местом жительства.

Сегодня у нас просто нет другого выхода, кроме как диверсифицировать экономику – делать ее более разнообразной и устойчивой. В начале 20-х годов прошлого века кооперативное движение в России (84 млн. человек с членами семей) в опоре на семейно-трудовое крестьянское хозяйство «проворачивало все сельское хозяйство страны». Семейно-трудовое крестьянство – это и достойная жизнь семьи, и хороший старт для будущих фермеров. Но – нужны новые кредитные организации, заточенные именно под крестьянина-частника; длинные ссуды под низкие проценты для реализации этих идей. И почему же это при грантах для начинающих фермеров Дальнего Востока от 1,5 млн. и до 21,6 млн. руб. для семейных животноводческих ферм (у нас до 10 млн.) и 250 тыс. руб. на бытовое обустройство, народ и там не стоит в очередь? Почему только на Дальнем Востоке принято решение раздать всем желающим по 1 га земли бесплатно, а всего 147 млн. га.

Это и земли лесного пользования, и промышленные территории. По переписи населения 2010 года (думается, что у нормальных людей вызовут шок статистические данные предстоящей Большой переписи 2020 года) было выявлено 1,5 млн. брошенных сельских домов,19,2 тыс. деревень, оставшихся, вообще, без населения (примерно, столько же было сожжено фашистами в войну), и 30,5 тыс. деревень, где население менее 10 человек. Cвыше 10 млн. га сегодня заросли деревьями. По информации Минсельхоза России, не используется более
50 млн. га земли сельхозназначения, (почти по 3 га на каждого из 146,5 млн. жителей РФ).

 

Когда в деревне жить хорошо

 

В деревне можно будет жить и врастать корнями лишь тогда, когда там появится возможность получать зарплату хотя бы 25–30 тыс. руб. в месяц. Мы и сегодня не имеем технологий, способа производства, позволяющего жить в провинции относительно достойно. И сегодня люди, навсегда покидающие родные деревни и села, оставляя там отчие дома, главной причиной называют отсутствие работы. Те же упорные, кто, наоборот, возвращаются на родную землю, видят основную модель Новой русской деревни в следующем: семья, которая живет в этой местности и может создать хозяйство, способное что-то производить. Пока власть, «собравшая» хороший урожай с полей бывших колхозов и совхозов, одномоментно ставших латифундиями, безмолвствует, cовершенно не понимая, что делать с деревенской разрухой, наиболее отчаянные земляки собирают деньги в интернете «краудфандинг» на ведение сельского производства, продают квартиры и едут в деревню.

Нужна новая аграрная экономическая политика на селе, тщательно продуманная до мелочей, исходя из наших многовековых традиций и особенностей. Столыпин говорил: «Аграрный вопрос нельзя решить. Его надо решать». Есть страны, которые решают свои проблемы кардинально. Бюджет Эмиратов на 90% формировался от продажи нефти. И когда рухнули цены на нефть, серьезно занялись сельским хозяйством. Cегодня Эмираты на три четверти обеспечивают себя молоком, на треть – мясом, а картошка – только своя (за год ее производство увеличилось в три раза). И здесь большую роль играет господдержка.

В Эмиратах создан специальный Центр помощи фермерам, помогающий развиваться и сбывать свою продукцию на рынках. Фермеру оплатят половину расходов по проекту, бесплатно предоставят сельскохозяйственную технику, подарят семена. Необходимо полноправное включение сектора личных подсобных хозяйств в сферу аграрной политики государства, в которой также занимают достойное место и крупное интенсивное производство, и эффективное фермерство. Господдержка должна идти только туда, где человек эффективно работает. Жизнь в новой русской деревне 21 века должна стать достойной, а работа – выгодной!

Ну, а сегодня с неразрешимой проблемой столкнулось пензенское село. За пятнадцать лет – с 2001-го по 2016 год – исчезло 75% сельских школ. Ликвидация (оптимизация) оставшихся – вопрос исключительно времени. 2016 год – в планах субъектов РФ ликвидировать или реорганизовать 427 школ, 2017 год – 297, 2018 год – 220. И, как следствие этого и, конечно, отсутствия работы с достойной заработной платой, сельское население Пензенской области сократилось почти на 100 тысяч человек (данные Пензастата). 20.11.2015 года на 31 сессии Заксобра Пензенской области доложено, что 21 населенный пункт в Пензенской области в 14 муниципальных районах прекратил свое существование официально. А пока еще не официально: 24 поселка и деревни исчезли в 2006 году, 10 сел в 2009 году и 11 населенных пунктов в 2011 году.

Cогласно последней переписи населения 2010 года, в нашей области более 200 населенных пунктов, где проживает меньше 5 человек, а в 75 населенных пунктах от 6 до 10 человек. По данным Пензастата, на 1 января 2017 года в Пензенской области обезлюдело 110 населенных пунктов. А по данным на 1 января 2016 года, в 572 из 1 384 населенных пунктов проживало менее 50 человек. Почти половина сел Пензенской области на грани исчезновения.

Количество населенных пунктов Пензенской области, оставшихся без жителей, почти не меняется с 2012 года – примерно100. Но за 6 лет исключен из Регистра (т.е. официально перестали существовать) на основании Закона Пензенской области – только 21 пункт. Почти по Жванецкому – если хотя бы один человек прописан в мертвой деревне, значит, она жива. И всем удобно. И демография-рождаемость в селе выше, чем в городе.

1990 год – город: 1,7 рождений на одну женщину. В селе: 2,3. 2015 год: 1,5 в городе
и 1,7 в селе. Печальные цифры озвучил известный пензенский историк и краевед М. Полубояров: «Среднегодовая убыль сельского населения составляет в последние годы до 4–5 тысяч человек. Если такие темпы сохранятся в ближайшие 10-летия, то через 88 лет в сельской местности Пензенской области не останется ни одного постоянного жителя» (исходя из реалий, все происходит гораздо быстрее). Вот вам и «Сохраняя прошлое – создаем будущее». Появился даже позорный термин – «выморочные деревни». А ведь там тоже была жизнь… Очень правильно о системном разрушении деревни сказал режиссер Н. Михалков: «…как нужно унизить достоинство этого человека, чтобы он сломя голову бежал из родного дома. Мы должны ужаснуться нашей жизни, испытать стыд».

По социологическим опросам 2011 года, 20 млн. горожан в возрасте 45–60 лет готовы переехать жить в деревню. Но – им надо помочь, помочь хотя бы так, как помог в свое время крестьянству реформатор Столыпин. Тогда 3,5 млн. крестьян получили ссуды под 4,5% годовых со сроком выплаты свыше 50 лет. За 10 лет реформаторства Петра Столыпина население империи увеличилось на
30 млн. человек, а за последние 10 лет сельское население России сократилось на 1 млн. человек. По официальным данным, 53 тысячи мужчин –  жителей Пензенской области –  уехали на заработки в другие города. Сегодня нужны государственные и региональные программы, открывающие реальную перспективу для человека, изъявившего желание работать на родной земле, и тогда многие потянутся обратно, на свою малую Родину.

 

Даешь нэп на селе!  

 

Пензенской области, да и России в целом, как показал начавшийся кризис, помимо устоявшейся в головах руководителей агропрома стратегии глобализации в сельском хозяйстве, необходимо принятие экстренных программ развития именно семейно-трудовых крестьянских хозяйств, с перераспределением финансов именно в этом направлении, предусматривающим гибкое сочетание крупных и малых производственных единиц.

Если хотите – нужен НЭП на селе! Именно в условиях кризиса, в условиях длительного и значительного падения цен, а также роста издержек, крестьянские хозяйства исключительно выживаемы и приспособляемы, поскольку они не гонятся за прибылью. Чаянов рано понял ценность семейного крестьянского хозяйства, особенно для России, при условии оказания ему помощи организацией сбыта, кредита, снабжения инвентарем, путем объединения крестьян в мощные кооперативные союзы. Все это намечалось уже до революции 1917 года и без большевистской катастрофы развилось бы, превратив Россию в одну из самых богатых и прогрессивных стран мира...

Александр Васильевич Чаянов прогнозировал невозможность развития российской деревни по американскому фермерскому пути. В России оптимальным будет сочетание отдельного семейного крестьянского хозяйства с крупными кооперативными организациями. Собственно биологический процесс выращивания растений и животных останется за семейным производством, а все остальные технологические и экономические процессы осуществятся посредством кооперативных организаций (переработка продукции, ее реализация, кредитование, научное обслуживание).

Проведенное А.В. Чаяновым исследование показало, что крестьянское хозяйство имеет все возможности к своевременному возвращению предоставляемого ему кредита. И на сегодня, в Россельхозбанке кредитуется свыше 300 тысяч фермеров и личных подсобных хозяйств. В Китае, где нет частной собственности, Чаянова рассматривают как главного теоретика блестяще проведенной там аграрной реформы. Cегодня в Поднебесной есть деревни с доходом… 1,5 млн. $ в год!

Еще 5 лет назад в Китае стали производить слишком много мяса, молока и риса. И деревню начали переориентировать, а не пускать по течению, как у нас. В деревне стали строить супермаркеты, фермеров поселили в быстро построенные многоэтажки и предложили продавать собственноручно сделанные сувениры. Нам бы их заботы! У деревень появляются собственные онлайн-магазины.

Сейчас уже понятно, что судьба современной российской деревни, безусловно, зависит от форм административных преобразований и определения возможных стратегий развития. И от того, какие это будут стратегии, будет зависеть, в конечном итоге, будущее нашей страны.


«Новая социальная газета», №37, 12 октября 2017 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 57

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Хвостик
  • Выставка Экзотические рыбы в Краеведческом музее
  • Открытие выставки в АРТ-галерее 11 февраля 2014 года
  • Мастер-класс Михаила Мамаева по созданию мокро-коллоидной фотографии
  • Автор амбротипов - Михаил Мамаев

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.