ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Фитнес-клуб "ЭНИГМА СУРА". Пенза

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Детская память войны

 

Вячеслав КАРПОВ

 

«Ленинградский чемодан»

 

Интересно, как события достаточно далекого уже прошлого могут совершенно неожиданно напомнить о себе.
Будучи четыре года назад в гостях у родственников в Западной Германии, мы побывали на однодневной экскурсии в Амстердаме (Голландия). Ну что можно толком рассмотреть за один день в стране, где перемешались: культура мирового уровня и кварталы Красных фонарей, здоровый образ жизни и музей марихуаны. А в замесе получились улыбающиеся приветливые люди и почему-то все на велосипедах. Запомнился, конечно, рассказ гида о судьбе юной Анны Франк, когда мы останавливались около музея ее имени и когда из окна автобуса нам показали еврейский квартал Амстердама, во время войны почти полностью отправленный фашистами в концлагерь, и там сгинувший.

А года через три пензенский Театр Доктора Дапертутто, что при центре театрального искусства «Дом Мейерхольда», начал показывать спектакль «Дневник Анны Франк – онлайн», поставленный впервые к 70-летию Великой Победы, и который почему-то уже давно отсутствует в репертуаре. Обратившись с этим вопросом к художественному руководителю центра Наталье Кугель, я узнал, что спектакль очень тяжел, но неожиданно оказался и очень востребованным, и обязательно появится в репертуаре с сентября.

А 8 мая 2017 года меня поразила реакция немцев на выступление «Хора Турецкого», которое прошло на центральной площади Берлина. После исполнения Бухенвальдского набата вся запруженная народом площадь несколько долгих минут рукоплескала российским артистам. И мне подумалось – какой же путь к покаянию должна была пройти страна породившая фашизм?

Перед майскими праздниками я побывал в историко-архитектурном музее села Поим, где меня познакомили с историей жизни блокадницы Лидии Цинговатовой и материалами, которые собрали о ней поимские школьники-краеведы. тем, что получилось из исследования школьников – краеведов.

27.01.2017 года, в день полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, в здании пензенского Молодежного центра проходил областной конкурс музеев в миниатюре «Ленинградский чемодан», организаторами которого, кроме самого Молодежного центра, стали: региональное отделение Всероссийского общественного движения «Волонтёры Победы», региональное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое Братство», общественно-государственная детско-юношеская организация «Российское движение школьников» и общественное движение по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России».

Школьники со всей области представили на суд жюри выставки о блокаде Ленинграда, о защитниках города на Неве, которые уместились в чемодане. Белинский район представляли ученики поимской средней школы, воспитанники краеведческого объединения «Люби и знай свой край» Демина Маргарита и Серяков Игорь. Работа поимских школьников «Блокада глазами очевидцев. Из воспоминаний Лидии Цинговатовой» заняла третье место, и ребята вошли в число победителей областного конкурса. Экспозиция была составлена по воспоминаниям Лидии Цинговатовой, эвакуированной вместе с семьей в 1942 году из Ленинграда в Поимский район Пензенской области. Большую часть выставки составляли экспонаты из Поимского историко-архитектурного музея, но были и предметы, найденные у старожилов села: спичечные коробки, карточки на хлеб, фотографии, странички из дневника. Во время демонстрации конкурсной работы использовались небольшие выдержки из воспоминаний, которые озвучивали под музыкальное сопровождение Маргарита и Игорь. За пять минут надо было донести до слушателей страшную правду жизни в блокадном городе, всю боль воспоминаний девушки, ставшей участницей этих событий. Ребята справились с нелегким заданием и получили заслуженные награды.

Во время войны Лидия Цинговатова, студентка 1 курса Ленинградского университета, вела дневник. Вот некоторые выдержки из него и из послевоенных воспоминаний:
«22 июня было воскресенье, и мы с родителями еще накануне условились поехать в Петергоф «на фонтаны». Но утром замешкались и полдня не могли собраться. А в полдень по радио объявили: началась война…

Я копала траншеи в парке Ленина у Народного дома. От зари до темна вгрызались в каменистую почву. Ладони покрылись мозолями и волдырями. Брата Бориса отправили вместе с училищем под Лугу. Он рассказывал потом, как немецкие летчики на бреющем полете расстреливали их в свежевырытых окопах. Тревоги повторялись чуть ли не каждый час. В нашем доме начались дежурства жильцов на крыше. Во время авианалетов надо было засыпать песком зажигательные бомбы, если они попадали на крышу…

В городе ввели карточки. Как иждивенцы, мы с мамой получали минимальную пайку хлеба – 125 граммов. В нашем доме была булочная. Очередь за хлебом надо было занимать с ночи. Кроме того, надо постоянно быть начеку. Случалось, что прохожие вырывали хлеб из рук и тут же его съедали. 8 сентября началась блокада. Эта дата врезалась мне в память. Вечером завыли сирены тревоги и началась бомбежка. Все бросились на крышу гасить «зажигалки». Кругом было зарево, головешки. Полыхали Народный дом, Зоологический сад, загорелись Бадаевские продовольственные склады. Уже зимой люди ходили вокруг складов, разгребали снег и слизывали с мостовой остатки сгоревших продуктов…

Наступил Новый год. В январе умерла моя бабушка Екатерина, дядя Серафим и соседка Анна Семеновна. У них не было печурок, и все жили у нас в одной комнате. Мебели в квартире почти не осталось. Ее всю сожгли. Помню, какой был праздник, когда на топливо разбирали массивный буфет. Под ним обнаружили две плитки столярного клея, из которого мама сварила студень. Дедушка тоже вскоре умер. Покойников не хоронили. Их заворачивали в простыни и волоком стаскивали по лестницам и складывали во дворе. Потом – грузили на автомобили, увозили на кладбище и закапывали в приготовленные траншеи. 3 февраля 1942 года умер папа. За деньги достать гроб было невозможно, а хлеба у нас не было. Вместе с другими покойниками из нашего дома папу увезли на кладбище и похоронили в траншее. Место захоронения сообщили маме, но она его забыла…

Было воскресенье 22 марта 1942 года, когда мы с мамой и Борисом погрузились в санитарный автомобиль. Дверцы в нем были распахнуты, чтобы можно было выскочить в случае, если он провалится в полынью. Благополучно пересекли Ладогу и добрались до станции Жихарево, нас покормили и помогли забраться в «телячий» вагон первого проходившего поезда. При этом никто не знал, куда он идет. В Ярославле нас ждала первая пересадка (всего их было 10). На станциях мылись и морили вшей. Прошел почти месяц, пока мы через Пензу подъехали к Башмаково, а потом на лошади добрались до Поима».

 

«Никто не забыт и ничто не забыто»

 

Татьяна Николаевна Савичева (23 января 1930, Дворищи, Ленинградская область – 1 июля 1944, Шатки, Горьковская область) – школьница, которая с начала блокады Ленинграда стала вести дневник в записной книжке. Таня Савичева – одна из четырёх известных девочек, историям которых посвящено произведение Юрия Яковлева «Страсти по четырём девочкам. Мистерия» (Таня Савичева, Анна Франк, Садако Сасаки, Саманта Смит). До этого Яковлев посвятил Тане рассказ «Девочки с Васильевского острова».

 

«Тетрадка, тетрадка
В линеечку косую.
Одни примеры пишут,
А я войну рисую.
И смерть идет с косою
В линеечку косую».
«Страсти по четырем девочкам. Мистерия».

 

Почти вся семья Тани Савичевой погибла в период с декабря 1941 года по май 1942 года. Вот сточки из ее дневника:
«28 декабря 1941 года. Женя умерла в 12 часов утра. Бабушка умерла 25 января 1942-го, в 3 часа дня. Лёка умер 17 марта в 5 часов утра. Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи. Дядя Лёша 10 мая в 4 часа дня. Мама – 13 мая в 7:30 утра 1942 года».

Марии Савичевой не стало утром 13 мая. На листке под буквой «М» Таня сделала соответствующую запись и слово «умерла» почему-то пропустила. В её дневнике девять страниц, на шести из которых даты смерти близких людей – матери, бабушки, сестры, брата и двух дядей. Блокаду пережили только её старшая сестра Нина и старший брат Михаил, благодаря которым дневник Тани уцелел и стал одним из символов Великой Отечественной войны. Таня была восьмым и самым младшим ребёнком Савичевых.

Через два года, в марте 1944-го, Таня попала в дом инвалидов. В медицинском заключении Тани Савичевой, помимо костного туберкулеза, значились: «Цинга, слепота и дистрофия…». Таня Савичева умерла 1 июля 1944 года, в возрасте 14 с половиной лет от туберкулеза кишечника (по другой версии, это был энцефалит). Таня ушла навсегда, так и не узнав, что не все Савичевы умерли. Cестра Нина и брат Миша остались живы. Сегодня 9 листочков из дневника девочки Тани хранятся в Государственном музее истории С-Петербурга, а копии их разошлись по всему свету, как память о маленькой девочке, в скупых строчках описавшей страшную историю своей, такой короткой жизни.

 

Всемирное наследие Юнеско

 

Дневник еврейской девочки Анны Франк из Амстердама – один из наиболее известных и впечатляющих документов о зверствах фашизма – сделал ее имя знаменитым на весь мир. Анна вела дневник с 12 июня 1942 по 1 августа 1944 года.

 

Ферботен – больным лечиться,
Здоровым – ходить в кино.
Еврейским детям учиться
Ферботен – запрещено!
Ферботен смотреть на небо
Людям низших сортов.
Вкус молока и хлеба
Не для еврейских ртов.
Добытое кровью, потом
Отнято, отменено.
Жить евреям ферботен, запрещено.
Юрий Яковлев «Страсти по четырем девочкам. Мистерия»

 

Из дневника Анны Франк:

«В мае 1940 года начались трудные времена: нападение Германии, капитуляция, оккупация и все больше бед и унижений для евреев. Законы, ограничивающие наши права, принимались один за другим. Евреи были обязаны носить желтую звезду, сдать свои велосипеды, не имели права ездить на трамваях и в автомобилях, даже собственных. Евреи могли посещать магазины только с трех до пяти и пользоваться услугами исключительно еврейских парикмахеров. Евреи не имели права появляться на улице с восьми вечера до шести утра. Им запрещалось ходить в театры, кино и другие подобные учреждения, а также – в бассейн, спортивные залы, на греблю, и вообще заниматься любым видом спорта в общественных местах. С восьми вечера евреи не могли сидеть в собственном саду или в саду у знакомых. Нельзя было ходить в гости к христианам. Учиться позволялось только в еврейских школах. Так мы и жили в ожидании новых запретов».

«Пятница, 9 октября 1942 года. Сегодня у меня только печальные известия. Наших еврейских знакомых арестовывают целыми группами. В гестапо с ними обращаются буквально не по-человечески: загоняют в вагоны для скота, чтобы увезти в Вестерборк, еврейский лагерь в Дренте. Мип говорила с человеком, которому удалось бежать оттуда. Он рассказал ужасные вещи! Заключенным почти не дают еды и питья. Воду из кранов подают всего на час в день, и на несколько тысяч людей там всего один умывальник и туалет. Спят все на полу вповалку: мужчины, женщины… Женщин и детей нередко обривают наголо. Бежать оттуда практически невозможно: заключенных узнают по обритым головам и еврейской внешности. Если в Голландии евреев держат в таких невыносимых условиях, то как же им приходиться в тех местах, куда их отсылают? Мы думаем, что большинство просто уничтожают. Английское радио говорит о газовых камерах, возможно, это самый быстрый из способов умерщвления».

 

Арест и депортация

 

В 1944 году власти получили донос на группу укрывающихся евреев, и 4 августа дом, где пряталась семья Франк, был обыскан голландской полицией и гестаповцами . За книжным шкафом они нашли дверь, где 25 месяцев прятались евреи. Все восемь человек четыре дня содержались в тюрьме на улице Ветерингсханс, а затем были помещены в транзитный концентрационный лагерь Вестерборк, где, как уклонившиеся от повесток, были помещены в «штрафное отделение» и направлены на самые тяжёлые работы. 3 сентября они были депортированы в Освенцим. Этот 93-й состав, в котором было 1019 человек, стал последним эшелоном, увозившим голландских евреев в лагерь смерти, после него депортация евреев из Вестерборка в Освенцим прекратилась. К тому же обитатели убежища имели несчастье попасть в Освенцим во второй половине 1944 года, когда уничтожение евреев в немецких концлагерях было особенно интенсивным.

Из 1019 человек 549, включая всех детей, которые были младше 15-ти лет, были отправлены в газовые камеры. Анна, которой исполнилось 15 несколько месяцев назад, оказалась самой юной заключённой, которая не подверглась этому отбору из-за своего возраста. Августа, Эдит, Марго и Анна были направлены в барак 29, где три недели провели на карантине. 7 октября в блоке, где содержались Франки, прошёл отбор женщин для работы на оружейной фабрике. В числе отобранных были Эдит и Марго, однако у Анны к тому моменту началась чесотка, из-за чего её мать и сестра отказались от этого предложения, потому что не хотели бросать Анну. Отсутствие какой-либо организованности и постоянно прибывающие заключённые, многие из которых уже были смертельно больны, привело к тому, что в феврале 1945 года в Берген-Бельзене вспыхнула эпидемия сыпного тифа и сёстры Франк в конечном итоге оказались в санитарном блоке.

Сёстры Янни и Лин Бриллеслейпер, которые подружились с сёстрами Франк ещё в Вестерборке, вспоминали, что в последние дни жизни Марго упала с нар на цементный пол и лежала там в забытьи, однако ни у кого не было сил её поднять. У Анны же была высокая температура и она часто улыбалась в бреду. В начале февраля 1945 года умерла Марго, после чего у Анны окончательно пропало желание сопротивляться, и спустя несколько дней Лин и Янни обнаружили, что место Анны на нарах пустует, а саму Анну они нашли снаружи и с трудом оттащили к братской могиле, куда раньше отнесли Марго.

Поскольку дата смерти сестёр Франк так или иначе приходилась на февраль или март, то в официальных документах, составленных властями Нидерландов сразу после войны, дата смерти Анны значится как 31 марта. 15 апреля 1945 года англичане освободили Берген-Бельзен. Единственным членом семьи, выжившим в нацистских лагерях, был отец Анны Отто Франк. После войны он вернулся в Амстердам, а в 1953 году переехал в Базель (Швейцария). Он умер в 1980 году. Дневник Анны Франк стал одним из 35 объектов, включённых в регистр «Память мира» Списка всемирного наследия ЮНЕСКО. В Амстердаме создан дом-музей Анны Франк – в том здании, где она скрывалась и писала свой дневник.

 

Легенда о бумажном журавлике

 

«Я испытываю муку,
Поднимая просто руку.
Я зову – но я забыта.
Я живу – но я убита.
Я жива и не жива,
Сквозь меня растет трава...»
Юрий Яковлев «Страсти по четырем девочкам. Мистерия»

 

В Японии бумажные журавлики считаются символом удачи и долголетия. Есть традиция, в основе которой лежит красивая легенда. «Если с любовью и тщательностью свернуть тысячу бумажных журавликов, подарить их окружающим, и получить в ответ тысячу улыбок – исполнятся все Желания». Японская девочка Садако Сасаки (7 января 1943 – 25 октября 1955), облученная при атомной бомбардировке Хиросимы 6 августа 1945 года. Ее дом находился в миле ( 1609 м.) от взрыва, тем не менее, внешне она и дальше росла здоровым ребенком. Признаки болезни появились в ноябре 1954,

18 февраля 1955 поставили диагноз – лейкемия, 21 февраля положили в больницу. По прогнозам врачей, жить ей оставалось не более года. 3 августа 1955 ее лучший друг Чизуко Хамамото принес ей листок золотистой бумаги и свернул из нее журавля, напомнив японское поверье о том, что желание человека, сложившего тысячу бумажных журавликов, исполнится. Легенда повлияла на Садако, и она стала складывать журавликов из любых попадавших в её руки кусочков бумаги. По легенде из книги «Садако и тысяча бумажных журавликов», она успела сделать лишь 644 журавлика. Ее друзья закончили работу, и Садако была похоронена вместе с тысячей бумажных журавликов.

В память о Садако и обо всех других детях, погибших от атомной бомбардировки, был построен монумент. Молодые люди со всей Японии собирали средства на этот проект, и в 1958 году в Парке Мира в городе Хиросима была установлена статуя, изображающая Садако с бумажным журавликом в руке. На постаменте статуи написано: «Это наш крик. Это наша молитва. Мир во всем мире». Маленькая мужественная девочка стала символом неприятия ядерной войны, символом протеста против войны.

 

Ее пригласил Андропов

 

«Американская девчонка
Защиты ищет у Москвы.
Она надеется при этом,
Что там, в Москве, ее поймут.
Придет ответ, и с тем ответом
Надежды сразу оживут».
Юрий Яковлев «Страсти по четырем девочкам. Мистерия»

 

29 июня американке Саманте Смит исполнилось бы 44 года, но ее жизнь оборвалась в 1985 г. Тогда об этой девочке говорил весь мир: она написала письмо Андропову и приехала по его приглашению в СССР как посол доброй воли. Ее называли самым маленьким миротворцем, а это событие – началом «потепления» отношений США и СССР. А через два года девочка погибла в авиакатастрофе, что заставило многих сомневаться в случайности этой внезапной смерти.

Осенью 1982 года Саманта Смит прочитала в журнале «Time Magazine» статью о пришедшем к власти в СССР Юрии Андропове. Журналист высказывал предположение о том, что новый генсек ЦК КПСС опасен для США, и во время его правления возможна новая война. Саманта спросила у матери, почему его так все боятся и никто не спросит, действительно ли он собирается нападать на США. Мать посоветовала дочери спросить у него самой. Девочка восприняла шутку всерьез и написала письмо. В 1983 году письмо юной американки было опубликовано в газете «Правда»: «Уважаемый господин Андропов! Меня зовут Саманта Смит. Мне десять лет. Поздравляю Вас с Вашим новым назначением. Я очень беспокоюсь, не начнется ли ядерная война между Советским Союзом и Соединенными Штатами.

Вы за войну или нет? Если Вы против, пожалуйста, скажите, как Вы собираетесь не допустить войну? Вы, конечно, не обязаны отвечать на этот вопрос, но я хотела 6ы знать, почему Вы хотите завоевать весь мир или, по крайней мере, нашу страну. Господь сотворил землю, чтобы мы все вместе могли жить в мире и не воевали. Искренне Ваша, Саманта Смит».

26 апреля 1983 года Саманта получила от Андропова ответное письмо с приглашением приехать и лично убедиться в том, что СССР не готовится к войне. «Мы в Советском Союзе стараемся делать все для того, чтобы не было войны между нашими странами, чтобы вообще не было войны на Земле. Так хочет каждый советский человек», – писал Андропов. В июле 1983 года Саманта Смит с родителями прибыла в СССР и пробыла там 2 недели. Ей показали мавзолей, музеи, достопримечательности Москвы и Ленинграда, пионерлагерь «Артек» в Крыму. Ее встречали тысячи людей, вот только встреча с Андроповым не состоялась – на тот момент он уже был серьезно болен, а визит в больничную палату был исключен. Разговор состоялся по телефону. 22 июля перед отъездом Саманта произнесла на прощание: «Будем жить!»

После ее визита появилось новое выражение – «детская дипломатия». После поездки Саманта Смит написала книгу «Мое путешествие в СССР», в которой утверждала: «Они такие же, как мы!» В декабре 1983 года Саманта совершила поездку в Японию на Международный симпозиум детей. Потом ее начали приглашать во всевозможные шоу и сериалы. 25 августа Саманта с отцом возвращалась из Англии со съемок популярного шоу. В Америке они пересели на рейс местной авиалинии. Погодные условия были неблагоприятные, и в условиях плохой видимости самолет промахнулся мимо посадочной полосы и разбился. 2 пилота и 6 пассажиров погибли.

С тех пор не утихают споры о том, что стало настоящей причиной гибели Саманты Смит. Выдвигались версии о том, что эта авиакатастрофа была подстроена то ли советскими, то ли американскими спецслужбами. Говорили, что Саманта погибла из-за просоветских высказываний, что шло вразрез с политикой США. Однако тщательное расследование катастрофы показало, что вся ответственность за происшествие лежит на пилоте: в сложных метеоусловиях он допустил ошибку, промахнувшись мимо взлетной полосы. А в 1986 году с ответным визитом в США отправилась самая известная школьница СССР Катя Лычева.


«Новая социальная газета», №18, 25 мая 2017 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 151

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Автор Юрий Нестеренко. Вечер над городом
  • Выставка обезьян в ТРЦ САНиМАРТ (Пенза, ул. Плеханова, 19)
  • Фитнес-клуб Энигма Сура
  • Описание: Фитнес-клуб Энигма Сура
  • Автор Ольга Бутенко. Грани

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.