ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Фитнес-клуб "ЭНИГМА СУРА". Пенза

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Пензенский концлагерь

 

Вячеслав КАРПОВ

Не дай вам бог жить в эпоху перемен!

 

Какая-то неприятная логическая цепочка прослеживается для нас, россиян, в знаменитом тютчевском: «Умом Россию не понять…», и в его-же: «Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые!»

В русском языке один из смыслов слова «блаженный» – сошедший с ума, юродивый. Сто лет назад, поверив в утопию «Кто был ничем, тот станет всем», мы провели над собой безжалостный эксперимент, не имеющий аналогов в мире и закончившийся большой кровью братоубийственной гражданской войны. А ведь Ф.И.Тютчев, наш прославленный поэт, славил те времена перемен, имея в виду, что именно в такие периоды человек может реализовать себя, лично участвуя в ходе исторических событий и даже влияя на них. Насильственно вмешавшись в ход исторического развития своей страны, мы в итоге заплатили страшную цену за нашу, так называемую, «самореализацию». Кстати, в отличие от Тютчева, китайский мудрец Конфуций говорил по этому поводу совершенно противоположное: «Не дай вам бог жить в эпоху перемен!»

И урожай 1915 года был хорош, и умный министр земледелия  А.В. Кривошеин погоды не испортил – голода зимой с 1915 на 1916 году не случилось, и вот он грозовой тучей навис к весне 1917 года. А. Солженицын: «Как только были назначены твердые цены, то крестьяне с ругательством повернули с базаров свои возы домой, был нарушен тот психологический момент, когда хлеб вывозится на рынок». Урожай 1916 года давал излишек в 444 миллиона пудов, а запасы прошлых лет составляли до 500 миллионов пудов. 29 ноября 1916 года новый министр земледелия Риттих подписал постановление о продразверстке, но хлеб деревня придерживала, и к началу февраля 1917 года, дорегулировавшаяся власть начала изъятие хлеба из запасных хлебных магазинов, который там хранился на случай голода, и с 13 февраля 1917 года приступила к нормированной продаже хлеба по карточкам (надо заметить, что при царской продразверстке сохранялась свободная торговля хлебом, продотрядов не было, отмечено всего до 100 случаев насильственного изъятия хлеба. Население захватывала паника. Первая мировая война породила инфляцию, а инфляция – продовольственный кризис и голодные бунты.

Временное правительство начало свою деятельность с издания постановления о введении государственной монополии на хлеб (25 марта 1917 года). Хлебная монополия приближала гражданскую войну. 16 октября 1917 года Временное правительство констатирует, что хлебная монополия оказалась недействительной и принимает решение: «Не останавливая разверстку, немедленно приступить к реквизиции хлеба у крупных владельцев, а также у банков и торговых предприятий».

Рухнула экономика страны. Города нуждались в хлебе из провинции. Для конфискации хлеба у населения в Пензенскую губернию послано двадцать продотрядов общим числом около двух с половиной тысяч человек, которые отбирали у крестьян не только «излишки» хлеба, но и семена.

Начались крестьянские выступления против большевиков. Всего в 1918–1920 годах на территории губернии зафиксировано 11 крупных крестьянских восстаний и выступлений, а также множество мелких. Восстания крестьян проходили под лозунгами – «Долой продразверстку!» и «Да здравствует свободная торговля!». Они прошли в сёлах Кучки, Хомутовке, Ижморе, Голицыне, Долгорукове и др., и сопровождались массовыми расстрелами населения.

Первым вооруженным выступлением крестьян стало восстание в селе Ижмора Керенского уезда, в апреле 1918 года. Интересно, что и последним крупным крестьянским выступлением в губернии было восстание в селе Б. Ижмора 23 февраля 1920 года. Поводом послужил приезд в село чрезвычайного комиссара по вывозке дров С.А. Шуваева с целью мобилизации крестьян на эту работу. 22 февраля 1920 года в деревнях Ижмора и Ушинково крестьяне разоружили отряд из 35 красноармейцев, отобрали пулеметы, разграбили ссыпные пункты, убили райпродкомиссара и одного из представителей местной власти. На ликвидацию восстания был брошен комбриг 11-й бригады с отрядом из 400 штыков, 26 сабель, трех пулеметов. Из Троицка послали дополнительно отряд из 142 штыков. 25 февраля ликвидация восстания прошла без жертв, как с той, так и с другой стороны.

Особенно большой размах крестьянские выступления в губернии приняли в августе – ноябре 1918 года. Самое крупное из них – восстание в селе Кучки Пензенского уезда  5–7 августа. Поводом к нему стали замена местного совета комбедом (комитетом бедноты) и прибытие продотряда, присланного реквизировать хлеб. Очень быстро восстание распространилось на соседние волости Пензенского и Мокшанского уездов. В ходе его восставшие убили пять членов комбеда и семь бойцов продотряда. Восстание в Кучках было подавлено красноармейским отрядом под командованием зам. председателя губчека И.Е. Егорова и членом губкома партии А.М. Буздеса. 13 руководителей восстания, в т. ч. священник местной церкви, были расстреляны.

В октябре 1918–го произошло крупное восстание крестьян богатых торговых сел Голицыно и Долгоруково на границе Н.-Ломовского и Мокшанского уездов. Оно явилось результатом раскладки полуторамиллионного налога, вызвавшего недовольство у большинства крестьянства. Восстание было подавлено отрядом чекистов и красноармейцев под командованием члена губкома РКП(б) И.М. Беккера. Были арестованы 26 активных участников восстания в Голицыне и 40 в Долгорукове.

 

Как Ленин связан с Пензой?

 

Ленин признал, что на экономическом фронте, к весне 1921 года, большевики потерпели поражение. Когда вопрос стоит – быть или не быть, здесь уже не до политических забав. Только в августе 1918 года Ленин послал руководителям Пензенской губернии ряд телеграмм, 11 из которых опубликованы в полном собрании сочинений. Вот примеры некоторых из них: 9 августа 1918 года: «Пенза, Губисполком. Провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев, сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города»; 11 августа 1918 года: «Товарищам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам. Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. Опубликовать их имена. Отнять у них весь хлеб. Назначить заложников – согласно вчерашней телеграмме. Cделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц-кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин».     

 

Первый концлагерь гражданской войны

 

И отладился, заработал механизм террора «народной» власти против собственного народа. Сегодня не утихают споры между сторонниками различных идеологических концепций на тему – так кто же первым открыл концлагеря в Гражданскую войну, красные или белые? Хотя документы отвечают на этот вопрос с предельной точностью: первый концлагерь на территории России во время Гражданской войны основали англичане – 23 августа 1918 года на острове Мудьюг в Белом море, недалеко от устья Двины и города Архангельска. Прибыв на русский Север в качестве интервентов, англичане первым делом начали зачищать его от «нежелательных элементов». Постепенно лагерь заполнялся арестантами. На пике их численность составляла 1242 человека, из которых большевиков было 22 человека. В день заключенным выдавали по 200 граммов хлеба и рыбы, 42 грамма риса, 10 граммов соли. Отсутствовала баня, мыло, смена белья, медицинская помощь. В октябре 1918 года распространились тиф, цинга, дистрофия, паразиты. 2 июня 1919 года англичане передали концлагерь белому правительству Северной области. К этому времени из 1242 арестантов 23 были расстреляны, 310 умерли от болезней и плохого обращения, более 150 человек стали инвалидами.

Первые же концентрационные лагеря в Советской России появились в мае 1918 года по приказу революционера Льва Троцкого. Идея создать такие лагеря пришла с расформированием Чехословацкого корпуса. Это было формирование в составе российской армии, созданное осенью 1917 года из пленных словаков и чехов, бывших военнослужащих Австро-Венгрии, выразивших желание участвовать в войне против Германии. Весной и летом 1918 года этот корпус был втянут в военные действия против советской власти. Благодаря поднятому корпусом мятежу в Сибири, Поволжье, на Урале и Дальнем Востоке, создались условия для образования антисоветских правительств, начались вооруженные действия белых войск против советской власти. 29 мая Троцкий издал указ о ликвидации, разоружении «всех чехо-словаков», а также о расстреле тех, кто противился мероприятиям советской власти. К концу 1920 года на территории РСФСР было создано 84 «лагеря принудительных работ», в них содержалось около 50 тысяч человек. 23 июля 1918 года советской властью принимается новое решение о создании «трудовых лагерей». Уже в августе этого года концлагеря появляются в разных городах России.

Из отчета Пензенской губчека о проделанной работе за 1918 год видно, что масштабы террора против крестьян не были столь значительными, как на этом настаивал В.И.Ленин. Руководители Пензенской губернии, стремящиеся избежать кровопролития, – В.В. Кураев (наш земляк и Председатель первого советского правительства нашей губернии. Расстрелян 9.01.1938 года в концлагере Магадана) и А.Е. Минкин (Председатель президиума губернского Совета до конца августа 1918 года. В 1949 году А.Е. Минкин по ложному обвинению арестован и за «измену Родине» осужден на десять лет лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях Мордовии. Умер в январе 1955 года, впоследствии реабилитирован) – в ответных телеграммах мотивировали недостаточную жестокость по выполнению указаний вождя, якобы, недостатком финансов. Владимир Ильич отвечал Минкину: «Если это верно, то Вы совершаете великое преступление против революции».

 

Концлагерь на окраине Пензы

 

Пензяки быстро нашли местечко для концлагеря, с одной стороны, являющееся бесспорно окраиной города (дальше никто не жил) – сегодня это территория бывшего кирпичного завода напротив дворца спорта «Рубин», но, с другой стороны, находившееся в 10–15 минутах ходьбы от торгового и административного центров Пензы. На территории кирпичного завода в 1915 году были построены бараки для размещения огромного количества беженцев, хлынувших в Пензенскую губернию с началом Первой мировой войны. Потом там размещались военнопленные. Что же он представлял собой – этот лагерь, не оставивший никаких следов ни на местности, ни в душах пензяков, о котором и через 98 лет не знают и многие из краеведов? Хотя не сохранилось ни одной фотографии концлагеря, зато в фондах Госархива Пензенской области можно увидеть отчет коменданта лагеря Милешкина с июня 1920 по май 1922 года, когда лагерь был переведен в Моршанск Тамбовской области.

Ученик пензенского лицея архитектуры и дизайна Вадим Гаврилов по-своему прочитал эти архивные документы, наглядно показав устройство и быт пензенского концентрационного лагеря. Территория по периметру 274,2 м была огорожена новым деревянным забором из двухдюймовых досок высотой 3,2 м, над которым было метровое заграждение из колючей проволоки. На участке лагеря находилось три барака, одинакового снаружи типа – длиной 27 метров, шириной – 11,73 м, высота – 3,9м. Пензенский концлагерь, рассчитанный на 300 человек и функционировавший по май 1922 года, 21 марта 1920 года принял первых заключенных – 213 восставших ижморских крестьян из Керенского уезда Пензенской губернии, направленных Губернской чрезвычайной комиссией. Заключенные работали как внутри, так и вне лагеря: внутри – по шесть человек в конторе и на хозяйственных работах в лагере; большая часть заключенных работала партиями в разных советских учреждениях исключительно на черных работах и под конвоем.

Один конвоир на 8–10 заключенных. В пензенском лагере были только лаптежная и сапожная мастерские. В отношении заключенных, соблюдавших режим, хорошо проявивших себя на производстве, перевыполнявших установленную норму, применяли такие методы поощрения, как предоставление внеочередного свидания, предоставление права перевода денег родственникам. Заключенные, отказывающиеся от работы, подлежали переводу на штрафной режим, «злостные отказчики», «разлагающие своими действиями трудовую дисциплину» в лагере, привлекались к уголовной ответственности.
Распорядок дня заключенных был таков: вставали в 5:30 утра, пили чай, и в 6:30 отправлялись на работы. Рабочий день начинался в 7 часов утра и длился 8 часов без перерыва на обед (т.е.до 15 часов), затем возвращались в лагерь, обедали, позже опять пили чай, ужинали в 6 часов вечера и затем ложились спать. Время в стране было тяжелое, и заключенные жили впроголодь. Из отчета коменданта лагеря: «Такие продукты, как хлеб и крупа, поступали доброкачественные, но все продукты постные. Никаких жиров и масла для заключенных нет. Размер полагающегося заключенным ежедневного рациона состоит для всех без исключения из 245,3 грамма хлеба и приварка из общего котла». А, вообще, норма для заключенных была такая: хлеб – 409,5 или 613,3 г, крупа – 136,5 г, рыба – 136,5 г, жир – 20,473 г, картофель – 409,5 г, мясо – 136,6 г.

Кто же попадал в лагерь и за что? Много сидело крестьян – губерния была сельскохозяйственная, ну а дальше дворяне, люди духовного звания, цеховые, дети офицеров, жандармов, cвященников, рабочие. В Пензе уже несколько лет режиссером-документалистом Светланой Старостиной проводится кинофестиваль «Мужская роль», посвященный памяти великого актера немого кино, нашего земляка, Ивана Мозжухина. Одним из заключенных концлагеря был Мозжухин Алексей Ильич, переведенный туда из тюрьмы на должность помощника делопроизводителя хозчасти с окладом 1750 рублей. Много это или мало? К примеру, на миллион рублей можно было купить 12 коробков спичек. Алексею Мозжухину был назначен срок «до окончания гражданской войны» – как бывшему офицеру царской армии, но уже в июле его забрали из лагеря в штаб Красной армии, нуждающейся в военспецах.

Прежде о нем старались молчать, хоть он и родной брат знаменитых артистов Ивана и Александра Мозжухиных. Все они родом из села Сергиевка (ныне  Кондоль) Пензенской губернии. По-разному сложилась судьба братьев Мозжухиных. Иван и Александр не захотели участвовать в великом историческом эксперименте – строительстве социализма под руководством коммунистической партии и уехали на Запад, в Париж, где до конца жизни продолжали блистать своим талантом. Алексей же остался в Советской России, стал профессиональным заключенным, врагом народа и окончил свой путь в Сибири, получив пулю в затылок, по постановлению тройки НКВД по Омской области – по статье 58–10 как враг народа.

В настоящее время Алексей Ильич Мозжухин признан невиновным и полностью реабилитирован. Вот такая трагическая мужская роль выпала на долю родного брата знаменитых русских артистов. За что же еще сидели? Усмирение крестьян в 1905 году, контрреволюционная деятельность, шпионаж в пользу белогвардейцев – срок до окончания гражданской войны. Картежная игра – 1 год, воровство и хулиганство – 3 года, спекуляция-продажа 20 листов кровельного железа – 5 лет. Уже когда материал статьи был подготовлен, я узнал, что в толстенном фолианте под названием «Приемная книга на заключенных Харьковского концлагеря» нашлась только одна партия, отправленная в Россию. 21 февраля 1921 года несколько десятков бывших махновцев отбыло в Пензенский лагерь. У нас же информация об этом страшном эксперименте, пензенском концлагере, основательно зачищена.

Из отчета коменданта лагеря: «Некоторые заключенные, особенно крестьяне Керенского уезда, четыре месяца не меняли белье и «даже совсем облезли». Cо времени открытия лагеря врач ни разу не являлся, а фельдшера не было назначено вовсе. В лагере отсутствовало «обмундирование для заключенных» – верхнее (нательное) и постельное белье. За неимением лошадей сначала доставляли продукты на самих заключенных и, только спустя некоторое время, Губчека выделила лагерю лошадь во временное пользование. За первый год существования лагеря (до мая 1921 года) заключенными было заработано в разных учреждениях 1529013 руб.; 1101508 руб. 37 копеек было внесено в доход казны. Через 2 года и 1 месяц после открытия – 21 апреля 1922 года – Пензенский лагерь принудительного труда был переведен в Моршанск

 

Перековка

 

Советская пенитенциарная система 20-х годов, в плане организации питания, была во многом похожа на имперскую. Не было еще ни огромной системы трудовых лагерей, ни невиданного для дореволюционных тюрем числа заключенных (рост был в среднем в 15–20 раз к концу 1930-х). Хорошо описал этот переход В.Шаламов, попробовавший на себе и старорежимную пайку (срок отбывал в Вишерском лагере в 1920-х), и «чисто советскую» (срок отбывал в СевВостЛаге в 1930–1950-е):

«Кормили тогда (в 1920-е. прим. автора) по-особому. Еще никто не додумался сделать из пайки средство выколачивания плана – каждый получал один и тот же казенный паек, арестантскую пайку. Каждый имел право на восемьсот граммов хлеба, на приварок – каши, винегреты, супы с мясом, с рыбой, а то и без мяса и без рыбы – по известным раскладкам на манер тюремных. Перековка на Беломорканале привела к страшному растлению душ – и заключенных и начальства – и именно из-за процентов, из-за выполнения плана. Перековка показала, как легко человеку забыть о том, что он – человек.

Была создана, все сложнее и тоньше год от году, система поощрения. Святая тюремная пайка была заменена питанием по тонко разработанной шкале так, чтобы каждый рабочий час и день отражался на еде будущего дня». В начале 20-х годов в СССР, сначала на Соловках, а затем повсеместно была введена уникальная и доселе невиданная в пенитенциарных заведениях система дифференцированных пайков. Ее изобретателем был заключенный-уголовник Нафталий Френкель (впоследствии он сделает головокружительную карьеру в системе НКВД: станет начальником Управления лагерей железнодорожного строительства и уйдет на пенсию в звании генерал-лейтенанта инженерно-технической службы). Суть его «изобретения» заключалась в том, что питание узников ставилось в зависимость от выполнения ими нормы выработки.

 

Царская каторга

 

Ежедневно на работы по строительству Уссурийской железной дороги в 1891–1897 гг. выходили 250–300 рабочих ссыльнокаторжных. Питание таких рабочих производилось из общего котла. В дневной рацион питания включался утренний чай, горячий обед, вечерний чай, ужин. Во время обеда каждый рабочий получал не менее 409,5 г мяса. На ужин рабочие получали 100 г риса или другой крупы, 21 г сала. Хлеба полагалось по 3 фунта (1409,5 г) каждому, а в холодное время года – со второй половины сентября – по 4 фунта. До 4 раз в месяц, в воскресные и праздничные дни, выдавалось красное вино, порция которого составляла 0,01 ведра. Для лечения при каждой железнодорожной каторжной команде находился свой фельдшер, в отдельных случаях серьезных заболеваний осужденных отправляли в больницу при хабаровском тюремном замке. Но дело в том, что смертность на амурской железной дороге (при царизме, прим. автора) была минимальной.

Для сравнения: за 1930–1934 годы только в лагерях (были еще и тюрьмы, и колонии) умерло 122 тысячи человек, большая часть от истощения и болезней, вызванных недоеданием и изнурительным трудом. Можно как угодно относиться к Империи и ее тюрьмам, но в СССР не было ни одной тюрьмы, где заключенный получал бы 409 г. мяса или 1636 г. хлеба в день.  С весны 1911 года общее число арестантов на постройке амурской железной дороги, включая хозяйственных, запасных и больных, достигало рекордных 5000 человек. Это была самая большая каторга с применением труда заключенных в Российской Империи за 50 лет.

Для сравнения, на 1 января 1935 года в Дмитровлаге (строительство канала Москва-Волга) – 192.649 человек, Бамлаге (строительство вторых путей Забайкальской и Уссурийской железных дорог и Байкало-Амурской магистрали) – 153.547 человек; Слова князя Александра Невского «Не в силе Бог, а в правде» стали своего рода девизом русского народа. Только живя не по лжи, зная свою историю, какой бы горькой она ни была, и, учась на уроках прошлого, мы можем рассчитывать на достойное место в мировом сообществе. Нужны хотя-бы памятные знаки на местах бывших бесчеловечных экспериментов власти с народом. Что-то затих разговор, начатый общественностью и властью об установке в 2017 году памятника «Жертвам политических репрессий» в Пензе. А ведь вcе это и есть создание настоящего, а не плакатного будущего.


«Новая социальная газета», №17, 18 мая 2017 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 114

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Контактный зоопарк экзотических животных в Краеведческом музее
  • Автор граффити - kr0t
  • Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Описание: Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Автор Юрий Нестеренко. Сельский шоппинг
  • Автор Денис Коробков

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.