ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Поимские хранители старой веры

 

Вячеслав КАРПОВ

Музей Раскола

 

Я конечно знал о необычном, в нашем советском представлении, музее «Раскола» – это я так сам для себя условно обозначил название уникального, даже по европейским меркам, места, где в течении многих десятилетий трепетно стараются сохранить уже далекую и для многих из нас так и непознанную историю нашего отечества. Я даже когда-то купил роман «Раскол», а мой сын, поклонник рок-культуры, писал стихи о протопопе Аввакуме. Многие из нас, наверное, представляют и картину «Боярыня Морозова». Где-то у меня сохранилась и вырезка из областной газеты о посещении в 1995 году лауреатом Нобелевской премии А.И. Солженицыным музея села Поим и его беседе со старообрядцами.

В 2018 году исполняется 100 лет со дня рождения и 10 лет со дня кончины этого выдающегося русского писателя. А. Солженицын скончался 3 августа 2008 года на 90-м году жизни. Место упокоения было выбрано им еще при жизни – в центральной части кладбища Донского монастыря, рядом с другим великим человеком – историком В.О. Ключевским. Подготовка к празднованию 100-летия со дня рождения А. Солженицына начата и в Пензенской области. Постановлением губернатора утвержден оргкомитет, которому дано поручение разработать и утвердить план основных мероприятий. Вдумайтесь! Всемирно известный писатель, лауреат Нобелевской премии, который, по выражению В. Путина, сделал нашим людям прививку от тоталитаризма, сам, а не по подсказке чиновников, решил посетить этот уникальный объект культуры, находящийся даже не в районном центре, и куда сегодня, в 21 веке, не заходит ни один рейсовый автобус из областного центра.

И вот, наконец, я решил удовлетворить свой давнишний интерес, и на автобусе «Пенза-Тамбов» за три часа добрался до Поима, откуда еще около трех километров, непосредственно до самого музея, прошел уже на своих двоих. Это я пишу к тому, что уникальное познавательное явление, с которым я познакомился, достойно внимания самой взыскательной публики. Надо уже решать набившую всем оскомину проблему околомузейной индустрии, а проблему развития территорий нашей области реализовывать, как пилотные проекты вокруг вот таких культурно-исторических изюминок – точек культурного роста.

Я конечно и до поездки интересовался отношением писателя к Расколу и старообрядцам, чтобы прояснить для себя – зачем же, все-таки, Солженицын приезжал в Поим? Александр Исаевич был, наверное, первым русским писателем, который внимательно и с громадным уважением отнесся к опыту старообрядцев. Действия царя и Никона он назвал «великим церковным преступлением, с которого началась гибель России». Автор «Архипелага ГУЛАГ» считал стойкость старообрядцев беспримерной в мировой истории. Несгибаемый дух староверов он отмечал и на советской каторге, куда более безжалостной, чем царская.

Он писал: «Старообрядческая Русь за 250 лет не сдалась татарам и смогла – народной инициативой, без правящих! – устоять в беспримерных испытаниях Смутного Времени. И в большевицкие десятилетия никто не продержался стойче старообрядцев. Но, начиная с бездушных реформ Никона и Петра, когда началось вытравление и подавление русского национального духа, началось и выветривание покаяния, иссушения этой способности нашей».

Многим, конечно, известны картины «Боярыня Морозова» и «Утро Стрелецкой казни». И это все тоже о них, о староверах, которых почему-то назвали раскольниками. Не один раз возили женщин (Морозову и княжну Урусову) на допрос, а когда их подвергли пытке, семнадцатилетняя Федосья Соковнина, дочь одного из приближенных царя, на дыбе кричала: «Вот что для меня велико и поистине дивно: если сподоблюсь сожжения огнем в срубе на Болоте (На Болотной площади в Москве тогда казнили «врагов отечества»), это мне преславно, ибо этой чести никогда еще не испытала». В 1682 году в Пустозерске сожгли главного критика властей протопопа Аввакума и двух его сподвижников. Начались массовые преследования: староверы бежали за Урал, на Алтай, в Сибирь, на Дальний Восток, в католические Польшу и Литву, к туркам – для них, не покорившихся русских людей, даже это казалось лучшим, чем власть Романовых.

«Соборный», после – смутный период, быстро кончился при Алексее Михайловиче, по историческому недоразумению увековеченном «Тишайшим»... Царство Алексея Михайловича все наполнено бунтами... Не отстать ни в чем от западных влияний, поспешно угодить даже и в исправлении богослужебных книг. И это привело его к жесточайшему преступлению анафемы собственному народу и войны против него за «никонианскую реформу» (когда уже и сам Никон отошел от «греческого проэкта»). Раскол отозвался нашей слабостью и в ХХ веке. Без этих двух истинно церковных и друг другу причинно наследовавших грехов – не в России бы родился современный терроризм, и не через Россию пришла бы в мир ленинская революция: в России староверческой она была бы невозможна!» (А.И Солженицын, «Россия в обвале»)

Два экземпляра этой книги с личными автографами Солженицын прислал в поимский музей. Один из экземпляров предназначался лично бессменному руководителю уникального музея Александре Ивановне Самойленко.
«Наша Смута ХVII века... не раскачала народных, нравственных основ, сохранившихся здоровыми. Много глубже и неотвратимей оказался религиозный Раскол ХVII века. Расколом была произведена та роковая трещина, куда стала потом садить дубина Петра, измолачивая наши нравы и уставы без разбору. С тех пор долго, устойчиво исконный русский характер сохранялся в обособленной среде старообрядцев – и их вы не упрекнете ни в распущенности, ни в разврате, ни в лени, ни в неумении вести промышленное, земледельческое или купеческое дело, ни в неграмотности, ни, тем более, равнодушии к духовным вопросам». (А.И. Солженицын, «Россия в обвале»)

 

От раскола к миссионерству

 

В музее меня встретила заслуженная учительница Российской Федерации Александра Ивановна Самойленко – бессменный руководитель музея на протяжении десятилетий, и, пока мы за чаепитием поджидали сегодняшнего директора – ее дочь Татьяну Вячеславовну Найденову, я узнал много интересного об истории становления этого социокультурного объекта и о визите Солженицына в Поим. Тогда, в сентябре 1995-го, редактор районной газеты «Сельская новь» В. Богомолов «…улучив момент, отважился задать великому писателю вопрос о цели его приезда в Пензенскую область и, в частности, в Поим, о том, какие он связывает с этой поездкой надежды». Писатель сказал: «… что в Поиме, куда он направляется, его интересует, в частности, cтарообрядчество, – тема, которой он занимается, как писатель».

А на встрече с жителями села в Доме культуры он заметил, что в Поим приехал за тем, чтобы «потолковать с пожилыми людьми о соотношении и согласии их, разобраться в их вероисповедании». По окончании экскурсии Солженицын поблагодарил Александру Ивановну за большую работу, «особенно с детишками», о чем он и сделал запись в книге отзывов музея, затем попросил ему устроить встречу с наставницами старообрядческих общин (их в Поиме три: Белокриницкая, Поморская и Спасово-согласие). На встречу был приглашен и священник Покровской церкви Поима отец Георгий.

А я вспомнил великого педагога В. Сухомлинского, который говорил: «Чтобы заложить в годы детства основы человечности и гражданственности, надо дать ребенку правильное видение добра и зла, чувство причастности к своей стране и ее истории, в том числе, и возможность, даже необходимость, горевать над ней». Есть, что рассказать бывшему директору, участнику международных конференций: Москва 1995 и 2012 годы, и Румыния – 1996 год, а уже в 11-ой международной конференции принимала участие ее дочь и сегодняшний директор музея Татьяна Вячеславовна Найденова. Зал аплодировал докладчице Самойленко на одной из конференций, хотя это и не принято на мероприятиях подобного масштаба. В селе 1983-1993-1994 годы работала научно-исследовательская экспедиция МГУ. Многие ли школьники, о взрослых уж и не говорю, вообще, знают о существовании такого места, где ты наконец-то наяву а не посредством созданных мифов поймешь свои истоки и ощутишь ответственность за их сбережение.

А ведь гражданственнось и ее составляющая – патриотизм это и есть чувство собственной социальной ответственности за судьбу своих близких, судьбу малой Родины и большой Отчизны. Александра Ивановна еще раз напомнила мне о времени культурного Ренессанса в Пензенской области, которые пришлись на 80-е годы прошлого столетия, времени реализации культурных инициатив одного из руководителей региона Г.В. Мясникова. В то время в нашей области стало модным открывать музеи, как одно из реальных средств патриотического воспитания молодежи. Поимский музей, открытый на общественных началах в 1962 году, только через 20 лет перевели в здание школы и торжественно открыли 9 мая 1985 года, затем были три зала и коридор местного дома культуры.

Музей перерастал себя, не хватало площадей, чтобы разместить многочисленные экспонаты. Самойленко обратилась в областное Управление культуры, и всеми уважаемый начальник пензенской культуры Е.С. Попов посоветовал ей поговорить с Мясниковым, который, работал в это время уже в Москве одним из руководителей Советского Фонда культуры и проходил лечение в одной из пензенских больниц. Вопрос решился моментально, и сегодня музей (открыт в 1962 году), с 1992 года – филиал пензенского краеведческого музея, и с 2005 года – муниципальное учреждение Белинского района – располагается в старинном двухэтажном здании, где в свое время долго просуществовал трактир, построенный на торговом тракте «Москва-Тамбов» богатыми купцами-старообрядцами.

Георг Мясников сказал директору, что если она сделает музей, то навсегда поставит себе памятник. Уже в новом помещении экспонатов набралось на четыре отдела: «Природа и знаменитые земляки», «Поим – центр раскола», «Поим – центр ремесла и торговли», «Архитектурные памятники села». И вот ведь как случается в жизни!

17.11.1973 г. – Г. Мясников – «Страницы из дневника»: «Весь день читал потрясающую биографию протопопа Аввакума Петрова… Какая-то не только необыкновенная, а просто фантастическая жизнь русского человека – истинного патриота своей Родины, убежденного сторонника веры, готового ради веры идти на любые мучения, не знающего компромиссов, когда речь идет об убеждениях, умеющего мужественно сказать свое мнение любому, начиная от воеводы, кончая царем. Он не фанатик, а патриот. Это какой-то титан человеческих страданий».

13.02.1974 г. – Г.Мясников: «…В «Планете» сообщение, что арестован А. Солженицын. Сколько ниточке не виться, конец бывает. Запад же орет. Так же орал бы и пять лет назад, просто зря теряли время. Вечером передали сообщение ТАСС, что он «выдворен за пределы Советского Союза». Народ воспримет с удовольствием, интеллигенция противоречиво, а на Западе будут орать. Пусть орут. Пройдет время, утихнут…».

Думается, что принимая решение помочь в выделении помещения в 1991 году для поимского музея, Георг Васильевич, конечно, знал, что это центр старообрядчества, и это стало определяющим! Солженицыну разрешили вернуться на Родину в 1994 году и за год до кончины Георга Мясникова лауреат Нобелевской премии посетил музей Раскола (1995 год), еще пока занимавший три комнаты на втором этаже здания Дома культуры. Cтароверы попросили Солженицына написать историю старообрядцев Поима. На что он ответил – пусть пишет директор музея Самойленко. И очень многое было написано, а выпускник МГУ защитил диплом на тему «Поим – центр старообрядчества». Прибывшая вместе с ним в музей старообрядчества в Поиме делегация, после экскурсии по музею долго не могла найти Александра Исаевича. Потом выяснилось, что все это время он общался с местными жителями…

Жителям села запомнились слова Александра Исаевича: «Я вижу, что Поим очень жизненное село с каким-то зарядом энергии, и этот заряд идет во многом от старообрядцев, ремесленников, во многом от тех, кого мы раньше не ценили, кого истоптали и уничтожили их память. И только вот этим мы и живы сейчас в том хаосе и безвластии, которые нас окружают…».

Будучи в изгнании, Солженицын изучил жизнь стаообрядческих общин Канады и Америки и хорошо знал глав старообрядческих общин российского значения в Поиме. Я думаю, что сегодня, по многим показателям, это наиболее современный музей Пензенской области. Ну а название «Поимский историко-архитектурный музей» придумал Е.С. Попов, сам понимающий толк в строительстве. Неоценимую спонсорскую помощь в годы становления музея оказал член Совета Федерации от Тюменской области, выпускник школы села Башмаково Пензенской области – Михаил Пономарев.

Окончание в следующем номере.


«Новая социальная газета», №15, 4 мая 2017 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 43

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Автор граффити - Блот
  • Мастер-класс Михаила Мамаева по созданию мокро-коллоидной фотографии
  • Контактный зоопарк экзотических животных в Краеведческом музее
  • После дождя
  • Автор Эдуард Тевосов. Мечты и реальность

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.