ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

Многократный рекордсмен
Книги рекордов Гиннесса
по силовому экстриму
в фитнес-клубе "ЭНИГМА СУРА"
в Пензе

РЕКЛАМА

Снится мне деревня

 

Вячеслав КАРПОВ

 

«Акционерные колхозы» и личные хозяйства

 

Сегодня у аграрных начальников один восторг. И, думается, что вполне заслуженный. Ноябрь 2016 года, интервью члена Совета федерации по вопросам АПК Анатолия Тихонова: «Урожай большой (планируется более 100 млн. тонн – автор), но не все зерно высокого качества, качественное зерно ушло на экспорт. Хлебопеки закупили зерно из резервных фондов. Оптовые цены на зерно 3 класса, годного для производства муки, выросли на 45–65 рублей за тонну. Выросли на 1,4% цены на ржаной и ржано-пшеничный хлеб, и их дальнейший рост сдерживают местные власти».

В 2016 году планируется экспорт зерна – 30 млн. тонн, а с 2014 года экспорт зерна превысил экспорт вооружения, и Россия вышла на первое место в мире, впервые обогнав США. В 2015 году страна заработала на экспорте сельхозпродукции 16 млрд. рублей, в 2016 году – 17 млрд. В 1994 году была написана работа Е.T. Гайдара: «Государство и эволюция». Гайдар подробно описал единственно видимый младореформаторами путь мирного реформирования страны, по которому мы и следуем по сей день – это обмен власти советской номенклатуры на собственность, «выкуп» России у номенклатуры. При этом демократов устроит, если в процессе сформируется свободный рынок, с гарантиями частной собственности, где получившая экономические преимущества бывшая номенклатура, тем не менее, не будет уже обладать политической властью, а доставшаяся ей собственность начнёт перераспределяться под влиянием законов конкуренции.

Подводя итоги развития страны в конце 2009 года, за месяц до своей смерти, Гайдар говорил: «В России проблему разделения власти и собственности не удалось решить ни в девяностых годах, ни в двухтысячных». Или по-простому – советской колхозно-совхозной номенклатуре «отдали» в собственность бывшие колхозы и совхозы, и за 25 лет новой России они вышли на первое место в мире по экспорту сельхозпродукции, правда, при этом задавили сельхозпроизводство в своей стране, став монополистами.

Из отчета губернатора Пензенской области И.А. Белозерцева о деятельности областного правительства в 2015 году следует, что у нас, вроде бы, всё в порядке. Агропромышленный комплекс обеспечивает продовольственную безопасность региона. По темпам роста мы занимаем 1 место в ПФО и 6-е среди субъектов РФ. Мы лидеры и по темпам роста произведенных пищевых продуктов. А в 2016 году в аграрном секторе области случилось небольшое экономическое чудо – собран рекордный урожай двух десятилетий – валовой сбор зерновых составил 2 млн. тонн, при средней урожайности 28,5 центнера с гектара (тому способствовали доступные кредиты под 5–6%, софинансирование из бюджета, внимание государства и т. д.).

Это показывает, какой могла бы быть наша экономика при нормальных условиях существования. А урожай собирали, бывало, и побольше. Г. Мясников – «Страницы из дневника» (1973 год): «Область собрала рекордный урожай хлеба – 22,6 ц га, вал – 3 млн. 526 тыс. тонн, сдала государству 1420 тысяч тонн». И из интервью Н.В. Лагуткина, который во времена СССР руководил всей аграрной отраслью Пензенской области (15.03.2016 года): «Если говорить о селе, то раньше в общественном секторе было 250 тысяч коров, и еще 150 тысяч у населения. Cейчас осталось всего 82 тысячи (по данным Пензастата за 2006 г. – 142,9 тыс. коров). Надаивали 1 млн. тонн молока (за 11 месяцев 2016 года произведено почти 330 тыс. тонн)».

А вот мнение человека, стратегически мыслящего, бывшего ректора ПСХА, уже ушедшего от нас академика, доктора химических наук А.Ф. Блиннохватова (январь 2002 года): «Много произведенной пшеницы в этом году – это не товар – это урожай. Пшеница некачественная – ее невозможно продать… В этом году минимум 40% зерна будет потеряно, мы разучились его хранить. Cпасение в одном – зерно раздать хозяевам, частникам. Напичкать поросятами, другой живностью – вплоть до цыпленка – всю область».

На сегодня в области всего 14 элеваторов, фермерских нет совсем, представьте затраты фермеров на хранение. А ведь несколько лет назад, пензенской фирмой «Рассвет» были проведены маркетинговые исследования хранения зерна в нашей области, и на основе фермерских зернохранилищ штата «Айова» (США) разработана проектная документация производства фермерских зернохранилищ на Грабовском заводе «Спец-авто».

С 1 июля по 15 августа в Пензенской области прошла Всероссийская сельскохозяйственная перепись населения. Последнее такое действо было в 2006 году, а перед этим аж в 1920 году. Я всегда удивлялся одной, еще советской, фразе, которая очень популярна и сегодня, при нашем суверенном капитализме: «Наши аграрии собрали». Кто собрал, какие аграрии и кто сколько? Что переписывать – более менее понятно: агрохолдинги, средние и малые сельхозпредприятия, микропредприятия до 15 человек (487), небольшая фермерская прослойка (с 2012 года открылось с господдержкой более 300 фермерских хозяйств, а сколько закрылось и почему, наверное, пояснит перепись), и около 1200 индивидуальных предпринимателей, занимающихся сельхозпроизводством.

К 2018 году планируется реализовать 44 проекта семейных животноводческих ферм и дополнительно создать не менее 188 КФХ, чтобы поголовье крупного рогатого скота (КРС) увеличить в 2 раза. Не много известно, что производят 249,7 тысяч личных подсобных хозяйств. При этом основной производитель мяса говядины (зависимость от импорта 61%) – население, а более 85% производства картофеля – в личных подсобных хозяйствах. Кролиководство (ЛПХ) – 94%, а производство уток и гусей (ЛПХ) – 90%. В 2014 году именно малый и средний бизнес увеличил инвестиции в экономику Пензенской области, чего не скажешь о «крупняке».

В 2015 году случился хороший урожай картофеля и ЛПХ сбили цену крупным картофелеводам, которым надо «отбивать» кредиты, взятые на посевную. Вот вам и преимущество маленьких перед большими во времена кризисов и обычных наших катаклизмов. И сильнейший потенциал развития, и последующей кооперации – это cегодняшние ЛПХ (личные подсобные хозяйства) – будущие семейно-трудовые крестьянские хозяйства, а их в области около 250 тысяч. Думается, это и есть те 20 млн. новых рабочих мест, о которых говорил Президент России. К концу 2016 года объем инвестиций в отрасль составит около 10 млрд. рублей. А за 5 лет в развитие сельского хозяйства привлечено почти 38 млрд. рублей. В 2016 году из федерального и областного бюджетов аграриям было выделено около 2,9 млрд. рублей.

Я, например, и большинство моих знакомых покупаем продукты на ярмарках выходного дня у производителей с личных подворий, а молочную продукцию, которая ни в какое сравнение не идет с магазинной, тоже у них. Кстати, они уже больше десяти лет приезжают в наш микрорайон, и к ним всегда очередь. Особо хочу заметить, что это отнюдь не фермеры и не сельхозпредприниматели. И мне очень интересно – достается ли что-либо тем труженикам из 250 тысяч личных подсобных хозяйств, что меня кормят? Или их по-прежнему не замечают и делают ставку на бывшие колхозы и совхозы – современные латифундии и трудно приживающееся фермерство?

Из выступления Василия Мельниченко, фермера и общественного деятеля с Урала, на конференции в Пензе 22.03.2016 года: «В Российской Федерации ведется неправильная аграрная политика. Нет Министерства сельского хозяйства, на самом деле это «Министерство агрохолдингов». Львиная доля всех денежных средств передается именно агрохолдингам. А они никогда не дадут дешевой, качественной и разнообразной пищи для российского народа». Основываясь на том, что население деревень стареет, стратегия руководителей агропрома, в основном, направлена на создание больших холдингов.

Почти цитирую: «Поскольку количество людей, имеющих ЛПХ (личное подсобное хозяйство) снижается, необходимо ускоренно развивать картофелеводство и овощеводство «на основе интенсивных технологий на базе организованных хозяйств». Замечательно! Двадцать пять лет люди бежали с родной земли, а когда убежали, начинаем строить «новые колхозы»! Несомненно, 100 млн. тонн собранного товарного зерна, из которых 30 млн. тонн на экспорт в 2016 году, это очень хорошо, но вот до революции большинство крупных помещичьих хозяйств оказались в залоге в банках, как неэффективные. В 1916 году на 100 млн. га посевной площади уже только 11 млн. га было у помещиков, а 89% у крестьян. Почти через век примерно то же самое случилось с колхозами. Во всех случаях страну вытаскивал частник.

Люди, пребывающие в пессимизме, не спешат в фермеры по той же причине, по которой из-за увеличения суммы страховых взносов, 4 года назад, 500 тысяч предпринимателей по России прекратили свое существование. И никто перед ними не извинился. Да и давно уже известно, что только около 5% населения любой страны способно к предпринимательству. А нереальные требования к участникам программы по развитию семейных животноводческих ферм? Кто этим требованиям может удовлетворить? Вот, например: глава КФХ обязуется оплатить за счет собственных средств не менее 40% стоимости каждого наименования приобретений согласно бизнес-плану; грант на развитие ферм может достигать десяти миллионов рублей, притом что 10% из 40% это личные средства начинающего фермера.

У многих ли есть четыре миллиона, и из них 400 тысяч личных сбережений? КФХ должно существовать не менее года; глава хозяйства обязуется использовать грант в течение 24 месяцев со дня получения; создать условия для организации не менее трех рабочих мест; в хозяйстве должна отсутствовать текущая задолженность по штрафам, пеням и страховым взносам. Это, вообще, реально по сегодняшней жизни? Да, многие хотели бы получить финансовую поддержку от государства, но в принципе не в состоянии выполнить условия, которое оно диктует.

По мнению опытных фермеров, чтобы обеспечить молоком и мясом свою семью, десять коров – много, а чтобы накормить других и получить прибыль – мало. В условиях хронической нестабильности и постоянно увеличивающегося государственного аппетита, начинать бизнес – удел отчаянных. На состоявшейся в Пензе в 2015 году конференции бывший министр экономики Евгений Ясин сказал: «России уже давно не нужны гигантские заводы и пароходы. Развивать нужно малый и средний бизнес. Почему в Америке малое предпринимательство дает 40% ВВП, а у нас только 5?».

Доля успешных хозяйств, примерно одинакова и в коллективном, и в индивидуальном секторе. Но ЛПХ эффективны, даже, несмотря на то, помогают им, или нет. Cебе в убыток работать никто не будет. И, конечно, возрождение современной русской деревни – это принятие новых управленческих решений по структурной перестройке в аграрном секторе, направленной на возрождение трудового крестьянства. Сегодня у нас просто нет другого выхода, кроме как диверсифицировать экономику – делать ее более разнообразной и устойчивой.

В начале 20-х годов прошлого века кооперативное движение в России (84 млн. человек с членами семей) в опоре на семейно-трудовое крестьянское хозяйство «проворачивало все сельское хозяйство страны». Семейно-трудовое крестьянство – это и достойная жизнь семьи, и хороший старт для будущих фермеров.

В.Ф. Зубриянов, профессор, бывший заведующий кафедрой частного животноводства ПСХА: «Животноводство эффективно первоначально подворное, а в перспективе специализированное – фермерское». Нужны новые кредитные организации, заточенные именно под крестьянина-частника, длинные ссуды под низкие проценты, для реализации этих идей. Реальная экономика – это экономика здравого смысла.

 

Восторг и стыд

 

Есть хорошая пословица – чтобы не разочаровываться, лучше не очаровываться! Моментально проходит эйфория от успехов аграриев, стоит посмотреть ценники в магазинах на продукцию, произведенную местными монополистами капиталистического сельхозпроизводства, которые вошли в пока неразрешимый диссонанс с доходами большинства населения, которому забыли сказать, что и оно тоже, оказывается, попало в капитализм. Объективные факторы понятны: падение курса рубля и зависимость от импорта (30% в аграрном секторе). Cубъективный фактор, который можно и нужно обязательно поменять – монополизм на рынке производства и переработки сельхозпродукции, и отсутствие конкуренции после введения нами продуктового эмбарго. О, как мы любим вкрутить цену, особенно если никто не дышит в затылок! А отъехав от Пензы примерно на 50 километров, у любого порядочного человека восторг и эйфория должны смениться стыдом за все нами содеянное.

Гениальный режиссер Н. Михалков говорит о системном разрушении деревни: «…как нужно унизить достоинство этого человека, чтобы он сломя голову бежал из родного дома. Мы должны ужаснуться нашей жизни, испытать стыд». По переписи населения 2010 года было выявлено 1,5 миллиона брошенных сельских домов, 19,2 тысяч деревень, оставшихся, вообще, без населения (примерно столько же было сожжено фашистами в войну), и 30,5 тысяч деревень, где население менее десяти человек. Cвыше 10 млн. га сегодня заросли деревьями.

Читаю в прессе, что в Шемышейском районе предприимчивые земляки на полях, заросших елками, заготавливают их заранее к новогодней продаже. А вот китайские «братья навек», как их раньше называли, обещают еще подумать, брать или не брать в обработку нашу землю, которую еще нужно раскорчевать. А по разговорам наших аграрных начальников, часть заросших земель, которые уже невозможно ввести в оборот, планируется отдать под строительство ферм и пастбища. Но откуда же появится столько фермеров, и кого пасти на пастбищах?

Ежегодно в нашей области вводится в оборот до 100 тыс. га пустующей земли. Да и что значит – ввести землю в оборот? Это дорогостоящий процесс: ручная вырубка, боронование и культивирование, внесение химикатов для уничтожения сорняков. По информации Минсельхоза России, не используется более 50 млн. га земли сельхозназначения – почти по 3 га на каждого из 146,5 миллионов жителей РФ! Почему только на Дальнем Востоке принято решение раздать всем желающим по 1 га бесплатно, а всего 147 млн. га – это и земли лесного пользования, и промышленные территории? У нас и сейчас, чтобы многодетной семье получить участок под жилищное строительство, надо стоять в очереди, а в США этот вопрос решили кардинально и просто, раздали около 2-х миллионов участков, заложив основы свободного фермерства.

По федеральному закону США, каждый гражданин, достигший 21 года, мог получить из общественного фонда земли на западе страны – 65 га, уплатив регистрационный взнос в 10$. У нас же посыл Великой русской революции – «Землю крестьянам!» – так и не решил проблему землепользования. И почему же это при грантах для начинающих фермеров Дальнего Востока, до 1,5 млн, и до 21,6 млн. для семейных животноводческих ферм (у нас до 10 млн.) и 250 тыс. руб. на бытовое обустройство, народ и там не стоит в очереди?

Некоторое время назад бывший губернатор Пензенской области, В.К. Бочкарев сделал вывод о том, что: «Холдингами мы деревню не спасем, нужно создавать семейные фермы, нужно найти людей, посадить их за парты, научить». Давались поручения главам администраций обходить дома для выявления желающих получить в аренду дополнительно участки земли под картофель и овощи, вблизи дорог и водоемов, помочь ее распахать, откультивировать. Где ж его взять-то, фермера-предпринимателя, если его изводили столетиями? Ведь еще философ Диоген, как известно, ходил по базару с факелом, восклицая: «Ищу человека!» Исход из деревень – процесс объективный, но верится, что обратимый.

Пенза потеряла свою, уже можно сказать, многолетнюю традицию – форум «Поиск провинции», такой нужный и городу, и области. На форуме 2015 года с публичной лекцией выступил президент фонда развития местных сообществ из Архангельска Глеб Тюрин, высказавшийся на тему – «теряем провинцию – теряем страну». По словам Тюрина, мы находимся в социальной системе, которая усиленно занимается своим самоуничтожением. Когда дело касается деревни, система управляет только затратами, поэтому старая инфраструктура, школы с небольшим числом учеников, пустеющие поселки – все это безжалостно отрезается, «оптимизируется».

Ведь оперируя лишь затратами, можно лишь резать, уничтожать. Тюрин предельно конкретен: «В деревне можно будет оставаться и жить тогда, когда там появится возможность получать зарплату 25–30 тыс. руб. в месяц. В США 60% ВВП создаются маленькими производствами в провинции. Там действует целая система под названием – общинное развитие, народная экономика. Мы и сегодня не имеем технологий, способа производства, позволяющего нам жить в провинции относительно богато». И он же о китайцах: «Они уже пришли. Они могут прийти к нам, и на нашей территории запустить любое производство. Мы на своей территории конкурировать с ними не умеем».

И сегодня люди, уезжающие из родной деревни и бросающие там дома, основной причиной называют – отсутствие работы. Те же упорные, кто, наоборот, возвращаются на родную землю, видят основную модель Новой русской деревни в следующем: семья, которая живет в этой местности и может создать хозяйство, способное что-то производить. Пока власть, «собравшая» хороший урожай с полей бывших колхозов и совхозов, одномоментно ставших латифундиями, безмолвствует, совершенно не понимая, что делать с деревенской разрухой, наиболее отчаянные земляки собирают деньги в интернете – «краудфандинг» – на ведение сельского производства, продают квартиры и едут в деревню. Нужна новая аграрная экономическая политика на селе, тщательно продуманная до мелочей, исходя из наших многовековых реалий, ведь сегодня, чтобы стать русским фермером, надо родиться и жить в США. Столыпин говорил: «Аграрный вопрос нельзя решить. Его надо только решать».

И он решался. В рамках одной лишь кампании правительством закуплены 70 тысяч лошадей для крестьян. Детям столыпинских переселенцев выдали на станциях 76 635 порций молока с полуфунтом белого хлеба. Около 200 тысяч горячих обедов отпущено для переселенцев. Необходимо полноправное включение сектора личных подсобных хозяйств в сферу аграрной политики государства, в которой также занимают достойное место и крупное интенсивное производство, и эффективное фермерство. Господдержка должна идти только туда, где человек эффективно работает. Жизнь в новой русской деревне XXI века должна стать достойной, а работа – выгодной!

Ну а сегодня пензенское село столкнулось с неразрешимой проблемой. С 2001 по 2016 год исчезло 75% сельских школ, оптимизации ждут оставшиеся. 2016 год – в планах субъектов РФ ликвидировать или реорганизовать 427 школ; 2017-й – 297; 2018-й – 220. И, как следствие этого, и, конечно, отсутствия работы с достойной заработной платой, сельское население Пензенской области сократилось почти на 100 тысяч человек (данные Пензастата). 20.11.2015 года на 31 сессии Заксобра Пензенской области доложено, что 21 населенный пункт в Пензенской области в 14 муниципальных районах прекратил свое существование официально. А пока еще неофициально: 24 поселка и деревни исчезли в 2006 году, 10 сел в 2009 году и 11 населенных пунктов в 2011 году. Cогласно последней переписи населения 2010 года, в нашей области более 200 населенных пунктов, где проживает меньше 5 человек, а в 75 населенных пунктах от 6 до 10 человек.

Появился даже позорный термин – «выморочные деревни». А ведь там была жизнь, и люди ставят памятники своей малой Родине, которая, как и многие из нас, не вписалась в новую жизнь. Думаю, что прошедшая сельскохозяйственная перепись 2016 года нас просто может повергнуть в шок! В 2015 году по инициативе политика и бизнесмена А. Черницова был поставлен памятник селу Семивражки, Вадинского района, просуществовавшему более 300 лет, до 2004 года. Чтобы сохранить памятник, рядом с ним планируется построить несколько домов или создать небольшую животноводческую площадку. На месте деревни Жадовка, Бековского района, где родился всемирно известный изобретатель нового источника света Павел Николаевич Яблочков, и из которой последние жители уехали в 2004 году, односельчане поставили памятник в чистом поле.

Вот так и живем. Родные места уходят в небытие – хоть бы памятник сохранить! Мы должны помнить о таких заброшенных местах, сказал в то время и.о. губернатора И. А. Белозерцев, это часть истории родного края. Добавлю от себя – не только помнить, а обязательно построить на этих местах новые русские деревни! Печальные цифры озвучил известный пензенский историк и краевед М. Полубояров: «Среднегодовая убыль сельского населения составляет в последние годы до 4–5 тысяч человек. Если такие темпы сохранятся в ближайшие десятилетия, то через 88 лет в сельской местности Пензенской области не останется ни одного постоянного жителя. Вот вам и «Сохраняя прошлое – создаем будущее».

Продолжение в следующем номере

 

«Новая социальная газета», №44, 1 декабря 2016 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Просмотров: 158

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "МЕТЕОРИТЫ"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

Гр."На!Смерть"."БУХАЙ,ВАРРЕЛЛА,БУХАЙ"

Гр."На!Смерть"."СПЛЕТЕНИЕ СОЗВЕЗДИЙ"

 

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Авторы граффити - Команда Почти
  • «Хранитель времени». Автор Юрий Нестеренко
  • Автор граффити - kr0t
  • Пенза, Московская, 69. В наличии и на заказ: школьная форма, платья
  • Автор граффити - Блот

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.