ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

«Улица Победы». Рассказы. «Пришелец»

Сергей КУБРИН

 

Через дорогу, на соседней улице, жил безногий Данила. Ноги на самом деле у него были, но ходить не умел. Родители возили его в инвалидном кресле. Я частенько наблюдал за процессом, когда сначала вытаскивали кресло, после выносили безногого, усаживали осторожно и начинали катать. Постоянно удивлялся, зачем это кресло, разве так, по-простому, гулять нельзя. Валерка объяснил, это прихоти богатых – им, видите ли, все обычное уже не по душе, скучно, надоело.

Я завидовал Даниле. Вот бы и мне так же прокатиться. Можно ведь и самому управлять рычагами, двигаться в нужном направлении. Я поделился мечтами с Валерой. Видно, он тоже хотел кресло, но не признавался. Провожал восторженно, с открытым ртом, плавное Данилино передвижение, и тут же говорил:

– Вот оно мне сперлось? Ну зачем? Еще предложи на метле полетать.

– А я бы и на метле…

– Ага, думаешь, так просто на этой инвалидке?

– А чего, нажимай на палки и катайся.

– Сначала нужно права получить.

– Какие права?

– Как на машину, улитка, как на машину.

Я сначала огорчился, где же эти права достать. Успокоился, осознав, что Данила же как-то получил. Чем я хуже.

– Пошли к нему.

– Вот еще, будет думать, нам тоже хочется, – отказался Валерка.

– Пошли, я тебе говорю. Покатаемся.

Валера нехотя согласился с условием, что просить кресло буду я.

Данила сидел на месте, не двигался. Наслаждался тенью от старых разросшихся яблонь. Его бабушка поглядывала издали, но не часто, предпочитая взамен разговоры с соседками о насущном. Я приблизился к безногому, Валера остался позади. Осматривался, будто не со мной пришел.

– Привет, Данила, – сказал я радостно, с восторгом.

Данила не ответил. Щелкал орехи, громко выплевывая остатки. Вблизи он казался чрезмерно толстым, мамонтообразным. От футболки несло потом.

– Дании-и-ла! – повторил я, но безуспешно.

Ни слова, ни возгласа – ничего. Я просто обезумел. Меня в те годы еще никто не мог игнорировать. Наконец, не выдержал наглости и Валера. Подошел развязанной походкой – руки в карманах, ссутулился – и гаркнул злобно:

– Эй ты, безногий, тебя здороваться не учили?

Данила внимательно посмотрел и зажестикулировал. Руки прикладывал ко рту, шевелил губами, вытягивал их трубочкой, бывало, раздвигал пальцы и ударял по ладони кулаком.

– Ты глянь, Серега, чего он делает? Больной что ли?

Я развел руками. Данила удивлял своими жестами. На секунду представил, может, он инопланетянин вообще, русского языка не знает.

– Валер, да он пришелец.

– Кто?

– Зеленый человек. Я по телевизору видел. Он с этого, с Маркса прилетел на тарелке. И теперь вот катается в кресле. Понял?

Валерка почесал затылок.

– А они, зеленые человеки эти, нормальные?

– Когда как. Иногда просто прилетают, иногда могут войну объявить.

– Войну? Как с немцами что ли?

– Ну типа того.

И тут Валерка, не раздумывая, бросился на безногого. Повалил кресло наземь, стал колотить по лицу дергающего руками Данилу. Я не избивал пришельца, но, честно сказать, процесс драки доставлял удовольствие. Валерка отточенными ударами причинял зеленому боль, а я всей душой радовался – получай, пришелец, нечего к нам соваться. Прыгал на месте, подбадривая друга. В Валерке просыпался инстинкт охотника. Еще бы чуть-чуть и, клянусь, от пришельца ничего не осталось. Но Данила вдруг стал издавать звуки, напоминающие кашель, сухой, почти не слышный. Валерка на мгновение утих. К полю битвы неслась престарелая бабушка.

– Погнали отсюда! Главный монстр приближается.

Мы понеслись, как от громадной собаки. Часто приходилось спасаться бегством от уличных дворняжек, голодных и безумных, так что бегал я неплохо. Валерка опережал на несколько шагов, я сделал рывок, выровняв с ним дистанцию. Спрятались за гаражами. Бабушка пришельца суетливо осматривалась, все еще надеясь нас поймать. Даже не мечтай. Начала поднимать Данилу, не сумела – внук повалился. «Что же ты будешь делать!», – чуть не плача крикнула она.

Мы переглянулись. Вопли бабушки звенели, но разобрать слова порой не удавалось. Пригнувшись, перебрались ближе, в заросли черноплодки. «Вот черти, ублюдки, сволочи», – не утихала она. Рядом проходил мужик, помог затащить Данилу в кресло.

– Спасибо, Вам, спасибо.

– Да ничего. Упал? – спросил мужчина.

– Если бы. Напали какие-то отморозки, а я пока добежала… и вот, – развела руками.

– Вот дела, что творится.

– Да чтоб они все ноги себе переломали и так же, как мой мальчик, страдали. А еще лучше – руки пусть сломают, язык порежут, чтобы никак уже не изъясняться. Вот поймаю, сама вырву.

Я испугался тогда. Съежился, зарылся в траву – не дай Бог, увидит. Валерка нервно грыз ногти, сморкался.

– Тише ты, заметит.

– Тише-тише, – согласился он, – ты понял в чем суть?

– Нам кирдык, – вот и вся суть.

– Сам ты кирдык. Теперь я знаю, как заполучить это кресло.

– Как?

– Нужно сломать себе что-нибудь. Руку, ногу, хоть голову.

– Ты дурак что ли? Это же больно!

– Поболит и пройдет, а кресло останется. Будем рассекать потом по двору. И фиг с этим зеленым толстяком, нам новое кресло выдадут.

– Интересно, кто?

– Кто-кто, больница!

Валерка всегда уверенно отвечал, потому я и велся, верил в самые несуразные бредни. Так и сейчас друг убедил, что получить права на инвалидное кресло легко. Переломай конечности и радуйся.

Возгласы бабки стихли. Данилу увезли. Неторопливо мы брели, оглядываясь иногда ради спокойствия. Валера обдумывал ногу или руку ломать. Я предложил ногу, чтобы наверняка, как у Зеленого, заболевание вышло. До ужаса хотелось кресло. Решили, ногу ломать больно, и дольше заживает. Сошлись на руке.

– Кто первый? – спросил я.

– Не понял.

– Тебе или мне сначала сломаем?

Валерка пожал плечами – к чему лишние вопросы.

– Понимаешь, Серега, какого черта нам два перелома? Кресло получим, и будем вместе кататься.

– Тогда тебе сломаем.

– Нет, у меня кости не ломаются.

– Как это?

– Ну, – протянул Валерка, – не хотел тебе рассказывать, в общем я обладаю редким даром. Сколько ни бей меня, ничего не сломаешь.

– Да ладно?

– Правда. Хочешь – проверь.

Встал по стойке смирно. Просил ударить. Я замахнулся, стукнул в грудь. Валерка не шелохнулся, как скала держался.

– В шею можешь. Вообще куда хочешь.

Захотелось стукнуть в лоб. Отвел руку, настроился, но резко передумал. Зачем мне его бить, поверю.

– Ладно.

Ох уж этот Валерка. Вспоминаю сейчас, сколько же он меня дурил. Да и не только он. Детская наивность, которая не прошла до сих пор, частенько вставляет мне палки в колеса. Когда же я, наконец, повзрослею.

Валера предложил ломать ложкой. Есть такой способ. Сначала распариваешь руку, желательно в бане, после ударяешь по ней металлическим предметом или булыжником. Можно не сильно, главное, долго, напористо, с желанием. На утро рука должна сильно болеть. Перелом гарантирован.

Мне прием не понравился. Я подумал, что целый вечер придется ждать. Вдруг еще не сломается, что, зря старались. Да и баню никто не топил посреди недели. Предложил способ более надежный. Пошли к гаражам.

Валерка остался внизу. Я полез на крышу. Лазить не всегда получалось, но кирпичи облегчали процесс. С высоты Валера казался маленьким насекомым. Посмеялся. «Чего смеешься, прыгай», – скомандовал он. Мне было страшно, но интересно одновременно. Еще ни разу я ничего не ломал, а тут – на, и перелом, и кресло.

– Главное, на руку падай!

Валерка ждал, без устали призывая к прыжку. Сердце колотилось. В голове шумело. В конце концов, нельзя быть таким трусом. Закрыл глаза, дыхание задержал, будто в воду прыгал, и…

… как же я ревел. Прыгнул прямо на руку. В глазах сверкали точки-мухи. Дыхание перехватило. Двигаться не мог. Валерка тащил меня домой, придерживая.

Мама обезумела. Ругала, жалела, зачем-то перематывала руку бинтом, снова кричала, обнимала и целовала. В итоге, никакого кресла я не получил. Врачи на мой вопрос, где же оно, долгожданное, сказали, что надо ноги сломать, причем обе сразу и навсегда.

Мечты о кресле уплыли.

Сейчас я думаю, наверное, только в детстве можно по-настоящему, так неосознанно и желанно, искупить вину.

 

 

Серия коротких рассказов «Улица Победы»:

«Улица Победы». Рассказы. «Шипучки»

«Улица Победы». Рассказы. «Бука»

«Улица Победы». Рассказы. «Голиаф»

«Улица Победы». Рассказы. «Письмо из Америки»

«Улица Победы». Рассказы. «Пришелец»

«Улица Победы». Рассказы. «Туалетный призрак»

«Улица Победы». Рассказы. «Папа всё-таки ошибся»

«Улица Победы». Рассказы. «Улица Победы»

 

 

Об авторе Сергее КУБРИНЕ

Другие произведения:

Рассказ «Муха»

Рассказ «Молчаливый Гоша»

Рассказ «Дядя Коля»

Рассказ «Не бывает двух Богов»

Сказка «Мороз и Солнце»

Притча «Мистическая астронавтика»

Рассказ «Розовый танк»

Рассказ «Всё получится»

Рассказ «Светка»

Повесть «Континиус»

 

 

 

Просмотров: 604

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Автор Эдуард Тевосов. Цвет блюза
  • Автор Юрий Нестеренко. Связанные судьбы
  • Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Описание: Студвесна-2016 в Пензенском Государственном Университете
  • Автор Роман Куликов
  • Выставка Экзотические рыбы в Краеведческом музее

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.