ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

«Дядя Коля». Рассказ

Сергей КУБРИН

 

Как-то странно происходит… Вроде и нет в человеке ничего особенного, а потом – седое небо рушится россыпью звезд – и случается важное. Человек становится родным.

… Иногда человек умирает.

Мне исполнялось двадцать.

Я родился некрасивым: с большой головой и кривыми руками, будто из пластилина, неумело прилепленными к тельцу. Акушеры, помогая вырваться из уютного материнского ложа, сломали мне ключицу. Первая боль, разочарование первое. Я рыдал проклятым свиным визгом, а мать испуганно смотрела. Это после уже я стану кудрявым толстяком и нежно буду впитывать молоко, сначала материнское, какое-то шершавое, а после – коровье, вязкое и быстро кончающееся.

Но это случится после. А сейчас незваная истома давила со всех сторон. Ноги не слушались, вяло тащились по раскаленному июльскому асфальту. Я возвращался с работы, уставший от жалоб потребителей, затянувшегося судебного процесса; и твердо знал, очередной День рождения я проведу в одиночестве.

Наша студенческая общага вымерла с середины июня. Довольные, сдавшие кое-как сессию, мои приятели разъехались по домам. А мне пришлось остаться. Хотелось набраться опыта в юридической консультации. Как ни крути, будущее приближалось.

Да и в родной город как-то перестало тянуть. Наверное, я слишком влюбчив в новые места.

Комната встретила метелью пыли и грустным, застывшим на стене, тараканом. Я не стал его убивать – вдруг он тоже именинник. Таракан изредка шевелил длинными ржавыми усами и думал, что незаметен.

…Поздравляли без устали давно пропавшие друзья. Оставляли сообщения «Вконтакте», присылали смайлики в ICQ. О некоторых я успел уже забыть. И не вспомнил бы ни разу, если ни этот чертов День.

Самые близкие приятели отправляли смс-ки, кто из Турции, кто из Египта. Солнце жарило, удушливо поглощая последнее желание радоваться. Хотелось вырвать забывших меня «туристов» и сказать: «Здесь то же тепло. Подумаешь, нет моря. Зато есть я. Приезжайте – отметим».

Но никто, конечно, не приехал.

Зашелестел недовольно пакет, что-то звякнуло внутри. Бутылка рвалась наружу. Купил водки на случай, если станет невмоготу.

Но пить совсем не тянуло.

Я подошел к зеркалу, запачканному, с кривой полоской трещины. В детстве в День рождения я замерял свой рост, радуясь каждому новому сантиметру. Теперь – всматривался в черты лица. Я слишком моложаво выгляжу и, клянусь, еще ни один человек не определил точно мой возраст.

А хотелось физически повзрослеть.

Хотя вру… Таня определила. Мы познакомились в общежитии. Худенькая, волосы до плеч, взгляд – свежий. И что только дернуло. Подошел, ляпнул, как всегда – неясное, запудрил голову. И началось.

Я никого не любил прежде. И ее не любил.

Она ответила взаимностью.

… С улицы повеяло табачным дымом. Вспомнилось. Задышалось.

«Последнюю, – думал, – пора бросать травиться».

Курил в туалете. Дым застывал в пространстве клубистой шалью. Слезилось. Зажмурился и чихнул. Кафельные стены эхом отразили чих.

«Аа-апп-чиих!»

– Будьте здоровы, – раздался голос.

Это был дворник. Невысокий смуглый узбек с почему-то большими славянскими глазами. Я никогда с ним раньше не общался и, может, не здоровался вообще. Появился в общаге он около месяца назад. Комендант выделил ему коморку рядом с кухней. Лишь бы наводил чистоту.

– Спасибо, – ответил, и продолжил курить.

От дворника неприятно пахло: каким-то протяжным кисловато-горьким шлейфом. Хорошо, сигареты перебивали этот свойственный определенному разряду людей смрад.

Он тоже закурил. Смотрел на меня внимательно, будто изучал.

«Чего тебе?» – подумал.

И дворник ответил.

– Холодильник перетащить бы… Он легкий.

Я мысленно матерился. У меня вообще-то День рождения, какой нафиг холодильник. Гребаные чурки.

Но его обращение на «вы» приятно смягчило пыл. Подумалось, может все-таки выгляжу статно?

– Ладно, пошлите. Я, правда, тороплюсь, но пойдемте.

Холодильник оказался невыносимо тяжелым. Белиберда. Вот и верь людям. И не было границ этой ньютоновской силе, тянущей глыбу к старому деревянному полу.

Поместили холодильник возле двери. Узбек купил его у алкаша-музыканта, жившего в соседнем крыле. У нас в общаге повелось жить не только студентам, но и людям более возрастным. И у каждого не ладилось с жизнью.

Дворник радовался приобретению и спешно заполнял его немногочисленными продуктами: колбасой, кефиром, огурцами в банках.

И вдруг протянул руку:

– Николай.

– Сергей.

Глаза его блестели каплями счастья.

Спасибо, говорит, Сережа. Один бы не допер.

Один.

Да ладно, отвечаю, мне не сложно, чувствуя, как отнимаются руки, а на пальцах назревают свежие бугорки мозолей.

– Давай чайку?

Я согласился. Неудобно было отказывать.

Дядя Коля (мы перешли на ты) достал шоколадные пряники и заварил черный майский чай.

Он громко хлюпал, на всю комнату. Пахло здесь еще откровеннее. Я предложил открыть форточку. Странно, думаю, жара, а он в духоте томится.

– Открывай-открывай…

И дворник признался: «Я ведь быстро заселялся, вещи – старые, вот и воняет».

– Да нет, с чего это. Ничем не воняет.

– Воняет, – вздохнул, – я ж знаю.

Дядя Коля говорил без акцента, низким хрипло-звенящим голосом.

– Слушай, дядь Коль, я торт сейчас принесу. У меня есть.

Дворник развел руками.

Торт, шоколадно-вишневый, таял нежностью и оставлял знакомое приторное послевкусие. Как при поцелуе.

Я вдруг вспомнил о Тане… Ну да, разве я мог ей что-то дать, кроме стихов и ласки. Бедный студент, придумавший свою историю любви. Стало неприятно. Я поперхнулся даже, вспомнив ее уход – к солидному состоявшемуся нотариусу.

Закашлял. Дядя Коля спешно постучал по хребтине. Помогло.

Он, казалось, не любил сладкое. Неторопливо жевал кусочки торта и, в отличие от меня, не облизывал ложку.

Позже, когда от сладкого стало мерещиться неладное и першить в горле, дядя Коля достал водку.

– Как тебе?

Ответил, только за. И стали пить.

Огурцы хорошо пошли на закуску. Пили осторожно, вдумчиво, ритуально. Словно не холодную «Хортицу», а святую воду, раскаленную градусом смерти.

… Звонила мама, раз сотый за день. Я наперед знал все слова поздравления, сквозь трубку видел ее слезы, радостный взгляд.

Не ответил. Дядя Коля поинтересовался, кто звонит.

– Мама…

– Что ж не говоришь?

– Перезвоню потом, – соврал.

Дядя Коля одобрительно кивнул. И вновь замолчал. Водка дала о себе знать. Горело внутри приятным пожаром, расплывчатым казался мир, и думалось легко, чисто и непорочно.

Вулканом ударили его слова.

– А я всех потерял. И сына, и жену. Лучше б сдох.

Я промолчал. Может, следовало сказать что-то вроде «мои соболезнования» или «сожалею…», но разве помогут слова, эти пустые штампы.

И мы выпили еще по одной. Уже без стеснений, щедро.

Дядя Коля сам рассказал… Я, наверное, так бы и не спросил.

– Они утонули на Волге.

Я застыл. Как же так…

– На родине решил не оставаться. Че мне там делать теперь. А тут – нормально, и деньги, какие ни какие.

– Так-то да…

– Но ты уезжай, как получится. Нечего тебе в Пензе торчать. Как только, бери билет и уезжай. В большой город кати.

Все-таки он тосковал…

Чувствовалось его нервное возбуждение: голос срывался, дыхание пропадало, того гляди – заплачет.

И заплакал…

Я вспомнил… больше представил – себя, не рожденным еще, но живым. Барахтающимся в водах и не желающим выходить на свет, сквозь страх, с опаской всматриваясь в нелепые, ловкие руки врачей, двигаясь навстречу переломанной ключице. Но – в новую жизнь, бесконечную цепь. И неизвестное живое влекло невольно, залечивало, уносило. И невозможно было устоять.

– У сына моего сегодня День рождения. А его нет, и он никогда не станет совершеннолетним.

И теперь окончательно вздернулся мир. Я сам ощутил неощутимое. Будто душа вырвалась и следит за мной со стороны… я сам слежу.

Дядя Коля плакал и просил прощение. Надо было кому-то высказаться.

Я хотел сказать, что не бывает смерти, что сейчас – им лучше. Им хорошо. Но никому не нужна философская сказка в моменты давящего горя.

Дворник пропадал. Уходил в себя и не думал возвращаться.

Скоро и я покинул дядю Колю.

В тот вечер я напился. В одиночку опустошил запасенную бутылку – и тоже улетел.

Виделось былое, старое и забытое. Вспоминалась боль от перелома ключицы, первая боль. А вслед и сотни других – как всегда нежданных.

Позвонила Таня. Поздравила. Я сухо поблагодарил и, не дослушав, отключился. Плевать на нее, думал. Это не страшно. Пусть ей будет тепло. Без меня. Пора…

Казалось, ничего не бывает страшнее беды дворника.

В сентябре меня переселили на другой этаж, и дядю Колю я стал видеть реже. Бывало, перекидывался с ним словами, когда тот заботливо собирал листья в мешки, подметал засоренный асфальт. Он все-таки не уехал. Может, ему понравилось в нашем забытом городке…

Однажды он сказал: «У тебя взгляд задумчивый, Сережа, уставший какой-то. Кажется, что всю жизнь прошел».

И улыбнулся.

Знаете, в тот момент мне до боли захотелось жить.

 

 

Об авторе Сергее КУБРИНЕ

 

Другие произведения:

Рассказ «Муха»

Рассказ «Молчаливый Гоша»

Рассказ «Дядя Коля»

Рассказ «Не бывает двух Богов»

Сказка «Мороз и Солнце»

Притча «Мистическая астронавтика»

Рассказ «Розовый танк»

Рассказ «Всё получится»

Рассказ «Светка»

Повесть «Континиус»

 

 

Серия коротких рассказов «Улица Победы»:

«Улица Победы». Рассказы. «Шипучки»

«Улица Победы». Рассказы. «Бука»

«Улица Победы». Рассказы. «Голиаф»

«Улица Победы». Рассказы. «Письмо из Америки»

«Улица Победы». Рассказы. «Пришелец»

«Улица Победы». Рассказы. «Туалетный призрак»

«Улица Победы». Рассказы. «Папа всё-таки ошибся»

«Улица Победы». Рассказы. «Улица Победы»

 

 

 

 

 

 

Просмотров: 793

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Концерт группы "ПИКНИК". КА "АНШЛАГ-94". Фото - Наталья Анисимова
  • Автор Максим Юматов. Без названия
  • Автор Юрий Нестеренко. Взлёт
  • 350 лет Пензе! Водное шоу
  • Авторы граффити - Команда Почти

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.