ПензаТренд

KON

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер "На Энцелад!"

 Встреча "Время верлибра"

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер "В начале было слово"

Встреча "Абсурд. Логика алогизма"

Вера Дорошина "Слова на ветру"

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

«Молчаливый Гоша». Рассказ

Сергей КУБРИН

 

Верблюд внимательно смотрел на меня. Наверняка хотел что-то сказать. Я подумал, ему тоже сегодня не очень хорошо.

В зоопарке несло протухшим мясом и едкой сладостью пушистой сахарной ваты. Дети носились возле толстой кассирши в синем засаленном фартуке, протягивали мятые червонцы и просили поголовно: «Дайте на все».

Казалось, ребятне не страшен противный запах. С завидным блаженством они поедали мочалистый сгусток на большой пластмассовой палке, предлагали родителям откусить частичку. И когда взрослые, ничего не понимающие в прелестях жизни, отказывались, дети с еще большим восторгом окунались в приторный ванильный мир.

«Не хотите, как хотите. Нам больше достанется».

Я решил, мне единственному мерещится протухший смрад. Оглянулся, по сторонам пробежал глазами – ничего, только цветущие клумбы с розовыми герберами, тенистые улочки, голубые фонтаны и звери в вольерах.

Много-много зверей.

Двугорбый светло-бурый верблюд продолжал менторски осматривать мой невзрачный вид. Я глянул на ботинки и вспомнил, нужно купить кремовую щетку. Стою дураком, в грязной обуви, в потной футболке и жду, когда, наконец, огромное волнистое животное подскажет, как дальше жить.
На кой черт я вообще приперся в этот зоопарк.

У меня ничего не случилось. У меня все хорошо. Сессию закрыл еще на прошлой неделе, впереди – долгое прожаренное лето.

Веселья полна глотка.

Разве что искал подработку на месяц-другой, чтобы иметь свои – не родительские – деньги. Разносить газеты не хотел, – плохо ориентировался в городе, в книжном магазине вакансию консультанта проморгал со свистом, упившись и проспав время собеседования, а разнорабочим куда-нибудь на стройку меня бы однозначно не приняли. Худощавый, скуластый, в очках… кому я там нужен.

А другой работы в нашем городишке не найти.

Я представил, что если попроситься в зоопарк. Приходить каждый день рано утром, кормить животных, убирать за ними. Разве не прекрасно? Животные, издали тебя заметив, радостно встречают – завывают, пиликают, рычат, рвутся к колючей ограде, виляют хвостом, тянутся хоботом, трясут шелковой гривой.

И только одинокий верблюд молчит. Смотрит долго-долго, жует надоевшую траву, не говорит ни слова. Ладно, думаю, пусть молчит, может, верблюды вообще не могут издавать звуков.

Верблюд, словно прочитав мои мысли, вдруг отвернулся и зашагал важно к груде камней, обиделся на бездарный трепет.

Конечно, что я такое несу… не говорящий верблюд, мама родная.

…Отец как-то сказал мне, глупому девятилетнему мальчику, что в школьном парке теперь живет верблюд. Настоящий двугорбый верблюд.

- Правда что ли? – с восторгом и недоверием спросил.

- А то! Я сам видел. Сходи, давай, потом расскажешь, как он тебе.

И я помчался навстречу невиданному в наших краях гостю. В парке росли в основном березы и тополи. Зеленый луг с желтыми головками одуванчиков, огромное футбольное поле, где я иногда играл с ребятами в мяч, вот и все просторы.

В тот день никакой игры не шло. Толпа детворы заворожено не сводила глаз с верблюда. Папа не соврал. Верблюд. Двугорбый. Высокомерный, неповоротливый, ленивый. Неспешно клонил овальную голову, захватывал челюстями зелень и долго, почти как коровы, пасущиеся невдалеке, пережевывал заветную растительность.

Коровы протяжно мычали, а верблюд молчал.

- Давайте с ним поиграем, - предложил Костян, - старшеклассник с рыжими волосами.

- Ты чего, смотри он, какой здоровый.

- Подумаешь, я на него сейчас каа-ак залезу, вот он меня покатает.

Костя уже приблизился к диковинной махине, как его окликнул здоровенный мужик с черными кудрявыми волосами.

- Эй, пацан, не вздумай. Он тебя лягнет только так или плюнет. Знаешь, какая у него слюна, лучше тебе не знать. Едкая и ядовитая.

Мужик оказался хозяином верблюда. Он привез того из какого-то Казахстана и сказал, что там верблюдов полно. Я завидовал мужику, мечтал, чтобы родители тоже привезли пусть не большого, хотя бы маленького верблюжонка, можно даже одногорбого, но такого же дугообразного, живого.

Мы приставали к мужику с вопросами.

«А вы можете еще одного привезти?» «А где он у вас живет?» «А чем вы его кормите?» «А сколько ему лет, а как его зовут?».

Черноволосый довольно отвечал, а после встретил знакомого, такого же смуглого, и заговорил внезапно на чужом татарском языке, забыв о нас, восторженных и впечатленных.

- Играйте на здоровье, только не обижайте Гошу, договорились?

Мы кивнули. Верблюд Гоша все так же уминал траву.

И по-прежнему, открывая вытянутый плоский рот, делился тишиной.

К Гоше я ходил каждый день. Верблюд пасся до позднего вечера, и лишь на ночь черноволосый прятал его во дворе за высоким забором.

Недели через две интерес к верблюду у ребят потускнел. Реже вокруг носились мальчишки, девочки вовсе забыли о величественном чужестранце. Я жить не мог без Гоши. Однажды притащил ему мятных пряников, круглых, по вкусу – немного резиновых. Положил аккуратно на землю и спрятался за массивным старым тополем.

Гоша долго смотрел свысока на подарок и не решался никак принять вкусности. Наконец, склонился и захватил в один раз штук десять, если не больше.

Сосредоточенно разжевал и вдруг – глянул в мою сторону.

Я смотрел на Гошу, а Гоша на меня. Он показал длинный багровый язык и улыбнулся. В глазах его от счастья появились слезы.

Верблюд сделал шаг, после – второй, все ближе и ближе. Я хотел рвануть, убежать, вдруг Гоша плюнет, может, он так отблагодарит, и тогда слюна – ядовитая, разъест кожу, как рассказывал татарин.

Но я стоял, и Гоша приближался.

Я чувствовал его запах, верблюд кивал мордой и хлопал осторожно большими пузырчатыми глазами. Тут он присел, сложил лапы и опустился на землю.

Мифический корабль, не иначе, как в описаниях древней Греции на уроках истории. Я тоже прилег.

Чувствовал себя героем, не иначе. Маленьким повелителем большого небесно-песчанного верблюда, спустившегося на землю в знак то ли благодарности, то ли предупреждения… непонятно, зачем.

Бедный-бедный Гоша.

…Очнулся некстати привычный августовский дождь. Холодный, тоскливый, прощальный. Хозяин уводил верблюда и сказал мне заодно: «Иди домой, простынешь».

Гоша, как обычно, медленно переступал, и, дойдя уже до заветных ворот, оглянулся. Я помахал ему рукой. Хозяин ударил верблюда в бок, и тот переступил черту.

Гошу я больше не видел.

Хозяин его не выпускал. Трава начала желтеть, есть Гоше стало нечего.

В конце сентября я отчего-то не мог уснуть. Ворочался в поту, подкрадывался жар. Пестрили в глазах блестящие точки.

С улицы доносился резкий трубный свист, громкий и режущий.

В школе говорили, что верблюда больше нет. Пацаны твердили, что хозяин убил Гошу, а теперь жалеет и сам хочет умереть. Убил, потому что Гоша отказывался спать. Вот и все дела.

И один только Алихан, мой одноклассник, переехавший с семьей из Туркмении, пояснил.

- Сегодня у мусульман праздник, Курбан Байрам. В этот день нужно приносить Аллаху подарки. Если ты настоящий мусульманин – убийство животного твой долг.

Все на радость Всевышнему.

У дома черноволосого теснилась цепочка машин. Звенела музыка, кричали дети. Пахло жареным мясом… верблюжьим шашлыком. Детвора страстно жевала жесткое тугое угощение. Татарин приглашал к столу каждого встреченного. Люди поедали невинного Гошу.

Я не мог поверить, что его убили в честь какого-то праздника.

С тех пор я не люблю праздники. Мне кажется, что в любой праздный день обязательно кто-то умирает. Просто так… просто так нужно.

… Верблюд внимательно смотрел на меня.

Он напоминал Гошу, такой же горбатый, с растянутой улыбкой.

Вокруг витал вырвавшийся из детства неприятный родной запах.

- Нормальный такой зверь, да? - сказал высокий парень, - еще бы трещал хоть иногда, а то молчит и молчит, как тупой.

Я промолчал сначала.

Верблюд лежал у ограды нетленной стоической галерой.

- И ты бы лучше заткнулся.

Парень, изумленный, хотел дать отпор, но не смог. Слово не вырвалось, слово победило.

Через неделю мне предложили работу в юридической конторе на полставки. Я стал говорить по существу, медленно и плавно ходить на службу. Неторопливым верблюжьим шагом, ровными поступями вырываться в настоящую жизнь. В однообразную каждодневную быль, где кричи ни кричи, никто не услышит, никто не захочет помочь.

 

 

 

Об авторе Сергее КУБРИНЕ

 

Другие произведения:

Рассказ «Муха»

Рассказ «Молчаливый Гоша»

Рассказ «Дядя Коля»

Рассказ «Не бывает двух Богов»

Сказка «Мороз и Солнце»

Притча «Мистическая астронавтика»

Рассказ «Розовый танк»

Рассказ «Всё получится»

Рассказ «Светка»

Повесть «Континиус»

 

Серия коротких рассказов «Улица Победы»:

«Улица Победы». Рассказы. «Шипучки»

«Улица Победы». Рассказы. «Бука»

«Улица Победы». Рассказы. «Голиаф»

«Улица Победы». Рассказы. «Письмо из Америки»

«Улица Победы». Рассказы. «Пришелец»

«Улица Победы». Рассказы. «Туалетный призрак»

«Улица Победы». Рассказы. «Папа всё-таки ошибся»

«Улица Победы». Рассказы. «Улица Победы»

 

 

 

 

 

Просмотров: 732

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить


МУЗЫКА ПЕНЗЫ

Алина Викман. "НЕ ЗИМА"

Миша Хорев. "ГИМНАСТКА"

ИСКУССТВО ПЕНЗЫ

Михаил Мамаев. Амбротипия

ФОТО ПЕНЗЫ

  • Авторы граффити - Команда Почти
  • Фотоотчёт концерта "Йорш", 25 февраля 2014 года. Автор фото - Дмитрий Уваров.
  • Жизнь прекрасна!
  • Концерт Viva Negativa в рок-кафе DominantA
  • Контактный зоопарк экзотических животных в Краеведческом музее

www.penzatrend.ru

© 2013-2015 PenzaTrend
Журнал о современной Пензе. 
Афиша Пензы в один клик.

Использование материалов возможно
только при наличии активной гиперссылки
на источник, который не закрыт для индексации.

© 2013-2015 PenzaTrend Журнал о современной Пензе.
Афиша Пензы в один клик.